WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

В первом разделе главе на примере анализа множества общественных зданий в городе Душанбе раскрываются проблемы поиска национального своеобразия в архитектуре, поиска син­теза традиций и современности в практике строительства. Здесь намети­лось несколько течений и направлений по отношению к принципам освое­ния наследия. Одно из направлений связано с использованием передовых методов строительства, оригинальностью конструкций и законами формообразования, позволяющих выявлять архитектонику зданий, находить новые пластичные решения фасадов и планов. Здесь для зодчих создание национальной архитектуры - не самоцель, напротив - их творчество свя­зано с этапом предыдущего развития архитектуры. Облик зданий этого направления можно отнести к «неофункционалистическому» стилю, который не несет каких-либо внешних атрибутов традиционного зодчества. Зодчие как бы пытаются применить пространственную и конструктивную логику ар­хитектурных объемов, присущих зодчеству прошлого. К такому направлению следует отнести Вычислительный центр республиканской конторы Стройбан­ка или газетно-журнальный ком­плекс в микрорайоне «Бофанда» в правобережной части Душанбе, респуб­ликанский теннисный корт по улице км. И.Сомони, здание диагностичес­кого центра на улице им. Дехоти в Душанбе и др.

Наиболее популярным в последнее десятилетие стало другое направ­ление. Оно характерно связью с проблемой восприятия архитектуры, по­иском точек соприкосновения современного и традиционного. Отметим: мнение архитекторов - как трактовать «соприкосновение» - разделилось на два течения или школы. И это вполне закономерно, так как вопрос соотношения традиционного и современного весьма спорен и здесь возмож­ны нежелательные крайности. Первое течение во второй половине 1970-конце 1980-х гг. создали известные зодчие Таджикистана Э.Ерзовский и Ю.Пархов. Говоря об особой школе или течении современного направления, мы подразумеваем произве­дения, появившиеся в 1970-х-1980-х годах. К ним следует отнести Дом поли­тического просвещения, ныне киноконцертный комплекс «Кохи Вахдат», на проспек­те Рудаки (архитекторы Э.Ерзовский, Ю.Пархов, инж. С.Новокрещенов, Таджикгипрострой, 1974 год), административные здания КНБ и МВД Респуб­лики Таджикистан на улице имени Дзержинского (арх. Ю.Пархов, инж. С. Новокрещенов, Таджикгипрострой, 1981-1983 гг.), недостроенный комплекс быв­шей республиканской школы комсомольского актива (архитекторы Ю.Пархов, Д.Таиров, Таджикгипрострой, 1988 г.) и др.

В этих сооружениях появилось явное предпочтение к ассоциативно-образной связи архитектуры е традициями. Например, в зданиях КНБ и МВД налицо острая современная форма. Но вместе е тем, обращает внима­ние формообразующие принципы, перекликающиеся с традиционной архитек­турой: ансамблевость, достигнутое единством композиционного подхода и масштаба, богатое классическое решение фасадов, глубокие и узкие оконные проёмы, небольшие внутренние дворики, внешняя монументальность и замкнутость облика и др.

Представители второго течения (группа молодых тогда архитекторов инс­титута Душанбегипрогор под руководством архитектора Б.Зухурдинова) взяли за основу своего творчества принцип заимствования форм у зод­чих прошлого. Однако это заимствование происходит значительно тоньше и осмысленнее, чем это происходило в 1920-1930-х годах: здесь докумен­тальное копирование известных образцов заменяется обобщенной трактов­кой формы, которая придаёт им современное звучание. Поэтому сооруже­ния второго течения привлекли внимание силой эмоционального воздей­ствия. К примеру, чайхана «Саодат» на проспекте им. Рудаки (арх. Б. Зухурдинов, Душанбегипрогор, 1984 год) подкупает гармоничным обликом фасадов, необычной трактовкой низвергающегося через светильник двух­светного пространства своеобразного водопада, резным деревянным де­кором потолка, колонн и капителей третьего этажа, выполненных народ­ными мастерами.

Отмеченные направления и течения в архитектуре Душанбе, не единичны. Часто архитекторы не имеют кон­кретно своего отношения к истокам национального зодчества и возмож­ностям творческого использования традиций прошлого. Трудно сказать, хорошо ли это или плохо, когда у архитекторов отсутствует определен­ная культура восприятия корней местного зодчества. Возможно, здесь даёт о себе знать то обстоятельство, что Душанбе минула волна реставрационно-револоризационных ра­бот, связанных с реконструкцией исторически сложившихся городов. Поэтому у нас нет «втягивания» архитекторов в проблему старого города, которая могла бы невольно заставить заниматься такими понятиями как «национальное», «традиции», «исторический пласт», «историческая городская ткань» и т.п.

Другой причиной вышеотмеченного является и то, что в профессиональ­ной архитектурной среде нет критики, нет профессионального обсужде­ния, как проектов, так и выстроенных зданий в печати. А это значит, что интенсификация творческой деятельности зодчих на современном эта­пе требует активной реакции архитектурной критики, которая в новых условиях может стать рычагом развития современного зодчества. Нала­живание связей между архитектурой и обществом, т.е. потребителем ар­хитектурной продукции, установление взаимопонимания - вот в чем, на наш взгляд, задача архитектурной критики. А задача зодчих - творческий подход к делу, многообразие направлений, поиск наиболее ярких, оригинальных, отвечающих времени, решений. Именно поэтому мы видим будущее архитектуры Таджикистана в активных исканиях 1980-1990-х годов, выражавшихся в появлении самобытных сооружений. Ибо здесь налицо стрем­ление выразить в архитектуре ее принадлежность к определенной наци­ональной культуре.

В соответствующих разделах главы рассматривается архитектура общежитий и гостиниц, традиции которых в Таджикистане имеют древние корни. Так, в период советской государственности в Таджикистане общежития впервые начали строить в начале 1930-х годов, когда его архитектуре придавали важное значение, вводя его в общий образный строй всего комплекса сооружений (например, 3-х этажное общежитие пединститута в Душанбе, 1934 год). Чрезмерно упрощенной стала архитектура студенческих общежитий в 1960-х-1970-х годах, когда они сливались с однообразной застройкой улиц или микрорайонов (общежития в 46-м, 82-м и других микрорайонах Душан­бе и др.). Не лучшим образом выглядели общежития для рабочих, работников различных учреждений. Только в кон­це 1980-х-начале 1990-х годов в архитектуре общежитий вновь появилось стремление к поиску местного своеобразия (9-ти этажное каркасно-панельное общежитие для студентов и аспирантов медицинского универси­тета, комплекс общежитий Таджикского госуниверситета на 8 тысяч сту­дентов в г. Душанбе и др.). И хотя в облике зданий атрибутика нацио­нального зодчества отсутствует, местный колорит чувствуется, напри­мер, в интерьере многоярусного холла, в трактовке сотообразных лод­жий, в колористике фасадов общежитий Госуниверситета в Душанбе.

Древние традиции имеет и другой тип общественного здания - гости­ница, непосредственно связанная с жилищем. В третьем разделе главы рассматривается архитектура гостиниц, появившиеся в 30-40-х годах XX века (например, гостиница «Вахш» на театральной площади в Душанбе, арх. А.Антоненко, инж. Д.Грекова, Таджикгоспроект, 1939 г.). В облике гостиниц 1930-50-х годов явно прослеживается тенденция использования архитектурных де­талей европейской классики в сочетании с таджикским декором - резь­бой по ганчу, росписью стен и потолка и др. Именно так понималось создание таджикского национального образа в архитектуре нового соци­алистического уклада жизни.

Гостиницы современного периода в Таджикистане («Душанбе», «Тад­жикистан», «Авесто» и др.) являются не только крупными многофункциональными комплексами, но и часто определяют лицо города; в них авторы проектов вкладывают новое понимание проблемы освоения наследия прошлого таджикского народа.

Анализ современной практики строительства общественных зданий и комплексов, сделанных автором в 5 разделе «Архитектура Душанбе Новейшего времени» показал, что 1990-е-начало 2000 годов характеризуются как период интенсивного поиска своеобразия архитек­туры общественных зданий и комплексов. И в этом плане, как показыва­ет практика строительства, достигнуты определенные успехи, связан­ные с творчеством самобытных и талантливых архитекторов Таджикиста­на. В главе подробно анализируется творчество таких зодчих, как Юрий Пархов, Эдуард Ерзовский, Эркин Салихов, Олег Куршеитов, Петр Дудин и других, которые в 1980-х-начале 1990-х гг. заложили основы архитектуры нового Таджикистана.. Их проекты и выстроенные произведения в столице республики - Душанбе яркие как по образу, так и по претворе­нию в жизнь принципов освоения наследия прошлого. Благодаря их творчеству мы видим качественные изменения, произошедшие в архитектуре республики за последние годы. Это позволяет надеяться, что возрастающий потенциал наших архитекторов закрепит этот процесс новыми интересными сооружениями с запоминающимся своеобразным обликом.

Заключение. Проведенное исследование охватило широкий круг вопросов, свя­занных как с традицией, так и с современной архитектурой общественных зданий в Душанбе. Наиболь­шее внимание было уделено трем проблемам: выявлению художественно-строительных традиций, исследованию современных этапов их развития и раскрытию тенденций в освоении наследия в современных общественных зданиях и комплексах. Такой комплексный подход является не традиционным, и он позволяет представить весь ход развития архитектуры на территории Таджикис­тана как целостное явление в общей культуре народов Центральной Азии.

Как отмечалось в третьей главе диссертации, современная архитектура Таджикистана формально близка архитектуре родственного Уз­бекистана, но своеобразна содержательно. Вот эту тонкую грань - опре­деление национального - и должны искать современные архитекторы, только тог­да найдет местное своеобразие своё отражение в их произве­дениях.

В последние два десятилетия в Душанбе, а значит и в целом в Таджикистане, наметился ряд направлений в отношении взаимодействия традиций и современности, как нельзя удач­но отвечает задачам создания национального своеобразия в современ­ной архитектуре. Поэтому в отличие от некоторых исследователей, пы­тающихся определить «самый верный» путь освоения наследия, автор убежден в правомочности множества подходов к поиску национального своеобразия в архитектуре. Определяя национальное своеобразие архи­тектуры, мы непременно выявляем черты интернациональной общности в пределах центрально-азиатского региона (по-другому, региональной об­щности). По сути дела, это новое понятие в архитектуре стран род­ственных народов, развивающихся в близком историко-культурном, при­родно-климатическом и другом руслах. Именно в интернациональной общности архитектуры мы можем говорить о формальном единстве общей стилистической системы. Интернационализации архитектуры (а мы к это­му придем) предшествует долгий путь становления и развития нацио­нальной архитектуры. Сейчас зодчество Душанбе, также как и других городов родственных стран, находится на стадии самоутверждения. Пос­леднее происходит не изолированно, но в общей цепи интернациональ­ной системы архитектуры, и конечным качественным результатом этого развития возможно перерастание национальных черт в интернациональ­ное.

Основные научные результаты исследования:

1. Наличие на территории Гиссарской долины природных богатств, орошаемых плодородных земель, а также древних торговых путей в долине реки Кафирнихона способствовали появлению здесь древнейшей цивилизации с зачатками градостроительной, матери­альной и художественной культур уже в эпоху античности.

2. Самобытная архитектура на территории Центрального Таджикистана (где расположена Гиссарская долина с городом Душанбе) в основном характеризуется общностью, обусловленной связью исторических судеб населявших её народов, одинаковыми социальными и близкими природными условиями этого горного края.

3. Высокая архитектурная, строительная и художественная культу­ра, а также устойчивость и преемственность традиций позволили зод­чим Гиссарской долины в течение многовековой истории выработать прогрес­сивные, проверенные опытом столетий, приёмы зодческого искусства, способствующие новаторским поискам в направлении их творческого ос­воения в современной архитектуре Республики Таджикистан, в том числе её столице – Душанбе.

4. Раннесредневековая и средневековая архитектура Гиссарской долины развивалась в общем русле становления феодального зодчества на территории Таджикистана во взаимосвязи и взаимообогащении с традициями сопредельных культур народов Узбекистана, Афганистана, Туркменистана и др.

4. Архитектура Душанбе, как в зеркале, отражает историю становления зодчества всего Советского Таджикистана.

В своём развитии архитектура Душанбе прошла пять этапов:

- начальный период развития (1924-1930 гг.). Он характеризуется возрождением и определением нового пути развития советской архитектуры;

- довоенный период развития (1930-е – начало 1940-х гг.). Характерен запоз­далым формированием конструктивистского направления (1930-1935 гг.) и переориентацией архитектуры к европейской классике в синтезе с национальными декоративными образами;

- этап послевоенного десятилетия (1945-1955 гг.). Характерен продолжением активного поиска местного колорита в синтезе с европейской классикой;

- этап современной архитектуры (сер. 1950-х-нач. 1990-х гг.). Имеет три внутренних периода: конец 50-х-60-е годы - поиск новых путей развития архитектуры на основе индустриализации строительства; кон. 60-х-70-е годы - диктат индустриализации, типизации и стандартизации в архитектуре и строительстве; 80-е-начало 90-х годов - эсте­тическое осмысление архитектурного творчества, тяга к повышенной образности архитектуры.

- этап развития зодчества Душанбе Новейшего времени (1991-начало 2000-х гг.). Характерен поиском своеобразных черт в национальном зодчестве.

6. Преемственность традиций в архитектуре Душанбе, обусловленная общим ходом общественно-исторического и культурного раз­вития столицы таджикского государства, складывается как совокупность различных творческих подходов к проблеме освоения наследия прошлого:

- в I924-I930 гг. - происходит обращение к опыту народных мастеров, сохранивших традиции прошлого;

- в 1930-1935 гг. - отмечается разрывом с традициями и попыткой найти образ здания в нарочито простых архитектурных формах (поздний кон­структивизм);

- в 1938-середине 1950-х годах - происходит ориентация на синтез клас­сических форм европейского зодчества с национальным декоративным ис­кусством;

- в конце 50-х-начале 90-х годов - начинается поиск глубинных корней национального зодчества и обращение к традициям прошлого.

7. Градостроительная культура в столице Советского Таджикистана развива­лась на основе трех принципов:

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»