WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |

Праздник Курбан-байрам также несет огромную этическую нагрузку, олицетворяя собой идеалы милосердия, добра, любви к людям. С праздником Курбан-байрам принято поздравлять словами: «Курманынъ хайырлы болсын» (Жертвоприношение пусть на пользу будет), в ответ говорили: «Алла разы болсын» (Пусть доволен будет Аллах).

В четвертом разделе рассматривается культура поведения и этикет в обычаях взаимопомощи. У ногайцев в приветствиях к работающим обязательно содержалось пожелание, соответствующее от выполняемой ими работе. Пахарей приветствовали словами: «Алла коьмек этсин!» (Бог в помощь!), к проводившим посев колосовых - «Алла коьмек этсин. Юртынъ аска толсын» (Да поможет тебе Аллах. Пусть дом твой наполнится хлебом!), к собирающим хлеб – «Алла коьмек этсин. Аранлар бидай ман толсын!» (Да поможет тебе Аллах. Пусть закрома твои наполнятся пшеницей!), к косарям – «Алла коьмек этсин сизге, пишен шалувшылар» (Да поможет вам Аллах, косари), к стригалям – «Алла пайдалы этсин» (Пусть Аллах принесет пользу) или «Акшалы болсын» (Пусть ваш труд прибыль принесет), «Мал коьп болсын» (Пусть скота будет много). Людей, занятых каким-либо полезным делом, приветствовали словами: «Ис колай болсын. Яхшы саьати мен. Алла коьмек этсин!» (Легкого вам труда. В добрый час. Да поможет вам Аллах!). Согласно этикету на приветствие отвечали: «Алла разы болсын! Аминь, я Алла!» (Спасибо! Да благословит тебя Аллах!). После обмена приветствиями проходящий должен был предложить свою помощь: «Коьмек керекпе» (Нужна ли помощь). В соответствии с правилами этикета мужчина не мог оказать помощь женщине, а женщина – мужчине.

Среди ногайцев широкое распространение получили коллективные виды взаимопомощи – «талака» (у кубанских ногайцев), «мылка» (у степных), в ходе которых хозяин и помочане придерживались определенных правил поведения: хозяину следовало работать наравне с остальными и также выполнять указания главного распорядителя, не делать замечание работающим, не торопить и не указывать на недостатки, не упрекать кого-либо в недобросовестности, помочанам – работать добросовестно и с полной отдачей сил. Хозяин выражал свою благодарность в адрес помочан словами: «Алла кыйынынъызды савапка язсын. Сизинъ талакада мен де болайым» (Пусть Аллах ваш труд отнесет к благим делам. На вашем талака дай бог и мне быть).

Проявлением чувства сострадания, взаимовыручки было и участие в помощи погорельцам. Помощь пострадавшим всегда оказывалась бескорыстно.

В заключение раздела отмечается, что в обычаях взаимопомощи достаточно четко прослеживаются признаки половозрастной дифференциации.

Пятый раздел посвящен культуре поведения и этикету во время досуга. Для кубанских ногайцев излюбленной формой проведения совместного досуга было «кезбе боза» (букв. буза по очереди). Молодежь к мужским мероприятиям не допускалась. Во время «кезбе буза» мужчины пили бузу, соблюдая определенные правила этикета: первым пригубить напиток должен был «боза агасы» (устроитель мероприятия), затем чаша с бузой передавалась сидящему справа, а от него сидящему слева, а потом по кругу всем остальным (Р.Х. Керейтов, 1989). Подобные сборы не превращались в попойки, показаться пьяным считалось непристойным для мужчины. Непозволительным считалось учинять драки, ссоры. Аналогичный обряд имеется у киргизов (жоро бозо) (С.Г. Симаков, 1983) и кумыков (боза йыр) (С.Ш. Гаджиева, 2005). У степных ногайцев этот вид мужского досуга не сохранился.

Местом для общения молодежи являлись различного рода посиделки. У девушек они назывались «басланув» (от слова «баслан» – начинать). На них девушки приобретали навыки общения со сверстницами, взрослыми женщинами. Подобные девичьи посиделки проводились и у киргизов (С.Г. Симаков, 1983). Кроме девичьих, существовали и вечеринки с участием парней в присутствии взрослых. Общение с противоположным полом происходило с помощью шуточных куплетов, иносказательной речи, телесные контакты не допускались. Подобные совместные мероприятия имели распространение в Дагестане (С.А. Лугуев, 2001), Чечне (З.И. Хасбулатова, 2006).

У ногайцев существовали табу и эвфемизмы на произнесение отдельных слов и словосочетаний, а также на название некоторых болезней и отдельных видов животных. Языковые табу на произнесение названий отдельных животных были характерны и для многих дагестанских (С.А. Лугуев, 2006) и северокавказских народов (Б.Х. Бгажноков, 1983; Ш.Д. Инал-Ипа, 1965; Д. Техов, 1971).

К одному из видов проведения совместного досуга молодежи относился обычай собираться у постели больного, называемый кубанскими ногайцами «шаьвшеке». Участники обряда не были стеснены рамками этикета. Молодежь вела себя свободно и непринужденно, говорила на любые темы.

Анализ общественных форм досуга показывает, что ногайцы свой досуг в большинстве случаев проводили в соответствии с половозрастными принципами, с вытекающими отсюда правилами поведения и этикетом.

В шестом разделе рассмотрены культура поведения и этикет в обычаях гостеприимства и куначества. Гости делились на несколько категорий: специально приглашенные (званые гости), нежданные (незваные гости, случайный путник) и гости, которые могли прийти без приглашения (соседи, родственники, односельчане). Соответственно ситуации проходил и прием гостей.

Хозяин лично встречал гостей. Если среди гостей были женщины, то хозяин здоровался с ними и передавал их под покровительство жены, которая обнимали их, целовали им руки, прикладывая ко лбу.

После обмена приветствиями хозяин приглашал гостей в юрту. Первым в юрту входил гость, вслед за ним хозяин, а затем все остальные. Гостя сажали на почетное место (тоьр). Если гость был моложе хозяина, то на почетное место садился хозяин, а гость слева от него. Существовали особые правила ведения разговора с гостем. Не принято было задавать гостю двусмысленных вопросов, касаться тем, неприятных гостю. В свою очередь гость не должен был интересоваться здоровьем жены, дочерей и делами, как-то связанными с ними. При госте не принято было переговариваться на непонятном языке, перешептываться. Этих правил придерживались все народы Северного Кавказа (В.К. Гарданов, 1967; Б.Х. Бгажноков, 1978; Ш.Д. Инал-Ипа, 1984; Р.А. Мамхегова, 1993; С.А. Лугуев, 2001).

В присутствии гостя не прибирались, не суетились. Оставлять гостя одного в юрте, было не принято.

Сердцевиной и средоточием обычая гостеприимства являлась совместная трапеза. Для гостя всегда резали барана. В знак особого уважения гостю предлагались всегда баранья голова, печень и курдюк, кусочек мяса с берцовой костью – «йимекли уьли». Вареную баранью голову подавали уважаемому гостю адыгейцы и кабардинцы (Б.Х. Бгажноков, 1985). По этикету трапезу начинал хозяин, завершал ее – гость. Женщины и дети за один стол с гостями не садились, кроме старшей женщины.

Для почетных гостей хозяин устраивал званый ужин с приглашением соседей, родственников, на стол подавалась конина. Непременным атрибутом застолья у тюркоязычных народов были кумыс, буза, арака (молочная водка). До середины XIX века их потребление носило исключительно ритуальный характер, осуществлялось только старшими мужчинами круговой чашей, и опьянение в торжественной трапезе везде считалось не просто нарушением этикета, но и признаком непристойной для мужчины слабости (А.А. Никишенков, 1999). Необходимость равного причащения к спиртному напитку ученые объясняют как потребность делиться пищей и угощать гостей – представлением о том, что пища и питье исходят от родовых богов и принадлежат всему роду в целом (А.К. Байбурин, А.Л. Топорков, 1990).

Ссориться за столом, выяснять отношения, сводить старые счеты считалось грубейшим нарушением этикета. Руководил и следил за столом почетный гость. В зажиточных же ногайских семьях размах гостеприимства зависел от ее ранга и материального состояния.

Согласно этикету, провожая гостя, первым из дома выходил хозяин, вслед за ним – гость. Проводить гостя выходили только мужчины. Прощаясь, было принято пожать друг другу руки и обменяться фразами: «Аман турынъыз!» (Счастливо оставаться!), «Яхшы йол!» (Доброго пути!). Непременным условием при прощании была просьба гостя к хозяину, чтобы последний обязательно посетил и его дом. Уехать, не попрощавшись, считалось верхом неприличия.

В обязанность хозяина входило не только создание максимально благоприятных условий для отдыха гостя, но и содействие в решении его проблем, охране чести, достоинства, жизни и имущества. Причинение гостю какого-либо вреда, а тем более ущерба его здоровью и жизни было недопустимым.

Наряду с гостеприимством у ногайцев существовал и обычай куначества (къонакълыкъ). Одним из принципиальных отличий кунака от обычного гостя заключалось в том, что связь гостя с хозяином носила единовременный характер, а с кунаком – постоянный. Существовали определенные различия и в приеме. Во время приветствия, после обмена рукопожатиями между сверстниками не исключались и легкие объятия, похлопывания по плечу, что, например, не допускалось в отношении гостя. Легкие объятия при встрече кунаков считались нормой для большинства тюркоязычных народов Дагестана и Северного Кавказа. Неоднозначно подобное поведение расценивалось у народов Дагестана.

Если гостя следовало хорошо накормить и предоставить ночлег, то для кунака устраивали богатое угощение с обязательным приглашением родственников, соседей, известных музыкантов, певцов, устраивались конно-спортивные состязания.

Кунаки взаимно принимали участие во всех мероприятиях, проводимых в семье, наравне с родственниками несли расходы в случае свадеб, похорон, выплаты штрафа за убийство и т.д. Для кунака-иноверца исключение составляли лишь религиозные обряды, коллективные и индивидуальные молитвы, посещение мечети. Подобные взаимоотношения между хозяином и кунаком складывались и у большинства народов Дагестана (А.Ш. Гамзатова, 2008) и Северного Кавказа (В.К. Гарданов, 1967).

Раздел седьмой «Нормы поведения в обычаях кровной мести». В исследуемый период обычай кровной мести наибольшее распространение получил в среде знатных ногайцев. Согласно морально-этическим установкам, выработанным ногайским обществом, запрещалось убийство обидчика из-за угла, со спины, внезапно без предупреждения. Убийство должно быть совершено холодным или огнестрельным оружием. Запрещалось убивать во время месяца Рамазан, религиозных (календарных праздников), в людном месте. Категорически запрещалось выяснять отношения в доме у кого-либо или в общественных местах. Запрещалось убивать обидчика спящим, трапезничающим, совершающим намаз, справляющим естественные нужды.

При встрече с кровником правом первого удара, выстрела обладала потерпевшая сторона. Большим позором считалось убивать из кровной мести женщину, слабоумного, больного человека. Категорически запрещались надругательство над трупом, мародерство. Особых правил поведения должны были придерживаться и родственники двух враждующих сторон. Согласно этическим нормам родственникам убийцы категорически запрещалось веселиться, шутить, развлекаться в присутствии родственников убитого, беседовать с кем-либо при них, смотреть им в глаза. При встрече с родственниками убитого в общественном месте родня обидчика должна была покинуть это место. Если они повстречались в пути, то родственники убийцы должны были беспрекословно уступить дорогу потерпевшей стороне.

В исследуемый период в ногайском обществе еще помнили о традициях ведения боя, унаследованные ими от Чингисхана. Для всех воинов существовали единые нормы поведения: соблюдение жесткой субординации между военачальниками и рядовыми и железной дисциплины. Нарушение правил несения воинской службы неминуемо влекло за собой наказание.

Основными статьями воинской этики считались: 1. нельзя нападать на врага спящего, связанного, безоружного; 2. нельзя убивать просящего пощады; 3.слабому противнику надо дать право первого выстрела или удара; 4.богатырь сам должен выйти из трудного положения (плена, заточения) (А. И.-М. Сикалиев (Шейхалиев), 1994). Подобные этические установки для мужчины-воина существовали и у других северокавказских и дагестанских народов.

В «Заключении» диссертации подводится итог проведенного исследования. Сквозь призму семейного и общественного быта представлена традиционная культура поведения и этикет ногайцев, показаны особенности коммуникативного поведения в семье, в обществе, в будни и в праздники.

Анализ материала обнаружил, что в исследуемое время у ногайцев этикет семейной жизни был достаточно развит. Члены семьи строго соблюдали «этикетную дистанцию» и придерживались «этикетной субординации» в отношениях между членами семьи, особенно в отношении старших. Важным блоком поведенческой культуры ногайцев являлся обычай избегания, который помогал строить взаимоотношения между членами семьи, регламентировал взаимоотношения между старшими и младшими, родителями и детьми, мужчинами и женщинами, предотвращал семейные конфликты и т.д. Подобный обычай и связанные с ним правила общения и поведения существовали у большинства тюркоязычных народов Дагестана и Северного Кавказа, весьма распространен он был и среди адыгских народов.

Как показывают материалы исследования, у ногайцев в исследуемый период в семье довольно строго придерживались этикетной проксемики. Существовали и этикетные нормы в подаче и распределении пищи между участниками трапезы. Благодаря этнокультурному взаимодействию и взаимовлиянию правила рассаживания и распределения пищи за столом, характерные для кочевников-скотоводов, стали известны многим тюркоязычным народам Северного Кавказа и Дагестана, а также адыгским народам.

Этикетное поведение участников семейных мероприятий заключалось в произнесении тостов, здравиц, благопожеланий, связанных с различными семейными событиями, которые у разных групп ногайцев имели свои специфические особенности. Нормы поведения во время похоронно-поминальных обрядов ногайцев отличались от поведения других дагестанских и северокавказских народов. В отличие от горцев Дагестана и Северного Кавказа, у ногайцев мужчины оплакивали покойного. Это характерно и для большинства тюркоязычных народов Дагестана и Северного Кавказа и относится к древним пластам тюркской культуры.

В результате нашего исследования мы пришли к выводу, что этикет семейной жизни ногайцев и тюркоязычных народов Дагестана и Северного Кавказа, особенно северных кумыков имеет много общего. В результате этнокультурного взаимодействия и взаимовлияния некоторые черты семейного этикета ногайцев были восприняты и адыгами.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»