WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |

Для большинства северокавказских народов намыс или же намус включает в себя честь, совесть, достоинство. По определению Б.Х. Бгажнокова, намыс - это своего рода моральная цензура поведения, охватывающая такие ценности, как стыд, совесть, честь, стало быть, нарушать этикет стыдно, бессовестно, бесчестно. В таком виде намыс предстает в сознании многих тюркоязычных народов Кавказа: карачаевцев, балкарцев, ногайцев, азербайджанцев, кумыков (Б.Х. Бгажноков, 1978). У большинства народов Дагестана для обозначения понятий «этикет», «мораль», «воспитанность», «учтивость» используются слова «намус», «адаб», «эдеб», «тарбия», у чеченцев – «нохчийн аIдаташ».

Одно из первых мест в шкале морально-этических ценностей ногайцев занимают уважение к старшим, почитание родителей, гостеприимство, к ним же примыкает и комплекс человеческих качеств, называемый в народе «ногай намыс», который включает в себя такие понятия, как честь, совесть, порядочность, целомудрие, человечность, любовь к ближнему и т.д.

Глава третья «Культура поведения и этикет ногайцев в семейном быту» состоит из трех разделов и девяти параграфов. В первом разделе «Культура поведения и этикет в неразделенной семье» рассматриваются вопросы организации и управления семьей, этикет внутрисемейных отношений, семейная трапеза.

Параграф первый посвящен организации труда и управлению семьей. В ногайских семьях существовало половозрастное разделение труда, согласно которому мужчины занимались земледелием и скотоводством, женщины - домашними работами и женскими промыслами. Отголосками былой кочевой жизни выглядели лишь некоторые виды мужских работ, которые могли выполнять и женщины. Ногайке разрешалось запрячь лошадь, управлять волами на арбе, что считалось недопустимым для кумычки (С.Ш. Гаджиева, 2005).

Трудовые обязанности мужчин и женщин накладывали отпечаток на их коммуникативное и речевое поведение, которое предписывало вести себя согласно своему полу. Подобная дифференциация, по определению проф. Б.Х. Бгажнокова, является пережитком разделения труда по половому признаку.

Управление семьей и организация труда строились исключительно по принципу подчинения младших старшим, женщин - мужчинам, то есть подчинялись патриархальной этикетной регламентации, которая была свойственна многим северокавказским и дагестанским народам (Б.Х. Бгажноков, 1978; Ш.Д. Инал-Ипа, 1984; Р.А. Мамхегова, 1993; С.А. Лугуев, 2006).

Во втором параграфе показан этикет внутрисемейных отношений. Внутрисемейные отношения у ногайцев были подчинены строгим правилам этикета, а взаимоотношения между членами семьи строились на принципах патриархальной иерархии. Возглавлял неразделенную семью «атай» (отец) - представитель старшего мужского поколения семьи. Члены семьи беспрекословно подчинялись воле отца и относились к нему с подчеркнутым уважением. Сыновья при отце не пили, не курили, не садились за стол без его разрешения, в присутствии родителей не общались со своими женами, не брали собственных детей на руки, не играли с ними. Поддерживать порядок в семье помогала жена главы семейства.

Воспитанием внуков в неразделенных семьях занимались дед с бабкой. Для родителей же существовал целый ряд запретов и ограничений, связанный с детьми: матери не разрешалось ласкать ребенка в присутствии старших, кормить его грудью, показываться им на глаза с ребенком на руках, называть ребенка своим, звать его по имени. Подобных правил наиболее строго придерживались адыгские (М.А. Текуева, 2006) и тюркоязычные женщины Северного Кавказа и Дагестана (С.Ш. Гаджиева, 1985).

Особые взаимоотношения главы семейства и его жены складывались с невестками. В их отношениях прослеживаются различные запреты и ограничения, которые в этнографической науке получили название обычая избегания. Существует много теорий возникновения обычаев избегания. На наш взгляд обычаи избегания вызваны, прежде всего, психологической адаптацией молодой невестки к новой семье и условиями экзогамного брака. Следует отметить, что экзогамный брак и связанные с ним обычаи избегания, кроме как у тюркоязычных народов Дагестана и Северного Кавказа, были распространены и у некоторых северокавказских и дагестанских народов.

Момент «привыкания» к новым правилам и семейному укладу порождал известные ограничения и запреты, которым подвергалась не только молодая сноха, но и остальные члены семьи. В этот период молодая невестка должна была усвоить новые правила семейного общежития, а члены семьи выработать свою линию поведения по отношению к ней. Семейно-брачные запреты носили, прежде всего, этический характер, их соблюдение являлось проявлением скромности, воспитанности, глубокого уважения и почитания родственников мужа. Кроме того, обычаи избегания – это еще и демонстрация внутренней культуры (скромности, уважения и почитания старших, деликатности, учтивости, тактичности и т.д.), культуры поведения, знаний правил этикета. Они являются одним из важных блоков поведенческой культуры ногайцев. Следование обычаям избегания позволяло регулировать отношения между членами семьи, сохранять иерархию взаимоотношений между членами родственной группы.

Существовала определенная терминология родства, которая выполняла важную функцию в общении и регулировала взаимоотношения между членами семьи. Схожую терминологию родства можно наблюдать и у других тюркоязычных народов, что свидетельствует об их общих корнях.

Культура общения в пределах семьи и родства у ногайцев, как и у татар, башкир, казахов, определялась, прежде всего, оппозицией «мужское – женское», которая проявлялась не только в поведении, но и в топографии жилища. Правая часть юрты была мужской, левая – женской. Этикетно престижной частью юрты считалось место напротив входа – «тоьр». Деление жилища на мужскую и женскую половины наблюдается и у тюркоязычных народов Дагестана (Б.М. Алимова, 2003), у горцев же Дагестана строгого деления на мужскую и женскую половины не наблюдалось (С.Ш. Гаджиева, 1985).

В третьем параграфе «Семейная трапеза» рассматриваются правила застольного этикета ногайцев. Рассаживание членов семьи во время застолья происходило строго по правилам этикета. Согласно этикетной проксемике во время семейной трапезы почетное место – «тоьр» – занимал глава семьи, по правую сторону от него садились сыновья, по левую – жена и дочери. Наиболее почетные лица, взрослые члены семьи сидели ближе к хозяину и хозяйке, а менее почетные и молодежь – ближе к двери. Подобный обычай рассаживания за столом имеет давние традиции и восходит к древним обычаям кочевников (Л.П. Потапов, 1951). Мы склонны связывать его с проявлением деликатности и скромности и, конечно, с культурой поведения и этикетом.

У ногайцев существовали и определенные этикетные позы сидения за столом. Мужчинам полагалось сидеть по-турецки, женщинам - подмять под себя одну ногу, а вторую, согнув в колене, поставить перед собой.

Участники семейной трапезы обязаны были соблюдать определенные нормы поведения. Первым к пище прикасался глава семьи. Брать пищу следовало обязательно правой рукой. Есть за столом следовало неторопливо и аккуратно, не причиняя неудобств окружающим. Брать из общей посуды полагалось те куски, что расположены ближе всего. Во время трапезы считалось неприличным выбирать себе лучший кусок, если он находился в непосредственной близости от одного из сотрапезников, откусывать от целой лепешки, макать надкушенный хлеб в общую чашу со сладостями или подливами. Неприличным было наблюдать за соседом во время еды, откусить и положить обратно в общее блюдо непонравившийся кусок хлеба, мяса. От членов семьи, не говоря уже о госте, требовалось, чтобы в случае необходимости посторонний предмет, случайно попавший в блюдо, был удален незаметно для остальных сотрапезников. Эти правила на Северном Кавказе и в Дагестане были распространены повсеместно (С.А. Лугуев, М.М. Магомедханов, 1990).

Недопустимым было во время еды ковырять в зубах, носу, почесывать голову, вычищать остатки пищи под ногтями. Считалось неприличным чавкать за столом, втягивать губами пищу, долго и неаккуратно размешивать еду в пиале. Подобных правил во время трапезы придерживались и многие другие народы Кавказа, особенно строго их соблюдали тюркоязычные народы Дагестана (Б.М. Алимова, 2003). Однако разжевывать мягкие кости, соскабливать ножом остатки мяса с кости, выбивать или высасывать костный мозг для кочевников-скотоводов было в порядке вещей, равно как сделать отрыжку после еды в знак насыщения.

Определенные правила существовали и при распределении мясной пищи. Самыми престижными частями бараньей туши считались: голова (правая сторона ее), лопатки или тазовые кости – их выделяли для главы семьи и старших участников застолья, часть грудинки и мякоть от ножки – для главной хозяйки. Существовали и определенные куски мяса, которые предназначались отдельно мужчинам и отдельно женщинам. Так, например, бедренные части – «орта сан», часть ножек – «ер басар», «бут», ребра – «кабырга» полагались сыновьям, а грудинка – «тоьс», сердце – «юрек», почки – «буйрек» – дочерям. Остальные, куски (шейная часть, самые нижние части ножек) считались менее престижными и предназначались для снох и младших участников трапезы. В результате этнокультурного взаимодействия с ногайцами эти правила распределения мяса были переняты адыгами.

Особо почетной частью ногайцы считают голову животного. Право раздела головы принадлежало главе семейства. Эта часть семейной трапезы также содержала различные этикетные моменты.

Если во время семейной трапезы приходил гость, то его сажали рядом с хозяином. При этом гостя приветствовали лишь киванием головы (подавать руку для приветствия во время трапезы не полагалось, так как ногайцы считают, что еда выше гостя). Женщины садились спиной к гостю, а молодые снохи вообще покидали юрту. Старшую женщину эти условности не касались, она продолжала сидеть на своем месте. При этом все ели медленно, чтобы гость успел насытиться. Для обозначения сытости во время трапезы использовались кинесические приемы. У ногайцев отказаться от дополнительной порции можно было, закрыв сверху чашу ладонью.

Не принято было оставлять еду в чашке, но и вычищать ее дно кусочками хлеба считалось неприличным, не принято было доедать за кем-либо еду, наступать на пищу, пренебрегать ею, выражать свое недовольство по поводу качества того или иного блюда. Во время трапезы не позволительным считалось вести посторонние разговоры. По окончании трапезы ногайцы за еду благодарили Аллаха, а не хозяина, как это принято сейчас. Первым из-за стола вставал глава семейства, затем все остальные.

Результаты исследования показали, что в застольном этикете ногайцев в основном превалировали тюрко-монгольские традиции.

Второй раздел «Культура поведения и этикет в малой семье». В первом параграфе этого раздела рассматривается организация труда и управление в малой семье. По способу управления, организации труда, нормам поведения и взаимоотношениям между членами семьи малые семьи напоминали неразделенные, но следует отметить, что «этикетная дистанция» между супругами, между родителями и детьми в малой семье несколько сократилась, отношения стали более теплыми и открытыми, а женщина чувствовала себя полноправной хозяйкой в доме.

Второй параграф посвящен вопросам воспитания и обучения детей культуре поведения и правилам этикета. В малых семьях воспитанием детей в основном занималась мать. Дети воспитывались в строгости, в духе уважения к отцу, их обучали актам приветствия и прощания, всем тонкостям ногайского этикета. Детям не разрешалось вмешиваться в разговор взрослых, без приглашения садиться рядом с ними. В знатных семьях воспитанием детей занимались аталыки, которые обучали их какому-либо ремеслу, владению оружием, верховой езде и правилам этикета.

Третий раздел «Культура поведения и этикет в семейных обрядах ногайцев» состоит из четырех параграфов. В первом параграфе рассматриваются вопросы этики и этикета брачного выбора и сватовства. У ногайцев не допускалось бракосочетание между мужчиной и женщиной, оказавшимися представителями одного и того же рода. При выборе невесты родители и родственники жениха руководствовались рядом этических норм: обращали внимание на престиж семьи невесты, трудолюбие девушки, ее хозяйственность, сдержанность в проявлении эмоций, доброту, мягкость и кротость характера, умение уважать и почитать старших, знания этикета. Особое внимание обращали на хозяйственные способности матери девушки, ее расторопность, умение вести домашнее хозяйство. Ногайцы говорят: «Анадынъ коьр де кызын ал, аягын коьр де асын иш» (Посмотрев на мать – бери дочь, посмотрев на чашку – ешь). Аналогичные выражения бытовали у многих народов Кавказа, в частности у тюркоязычных народов Дагестана и Северного Кавказа и чеченцев.

Родители жениха в сватовстве участия не принимали. Подобное ограничение для родителей жениха существовало у равнинных кумыков, дербентских азербайджанцев (С.Ш. Гаджиева, 1985). Сватовство у ногайцев включало серию этикетных моментов, начиная с приглашения сватов войти в дом. Первым, согласно этикету, в дом входил самый старший гость, вслед за ним все остальные по возрасту, последним – хозяин дома. Рассаживались в комнате также по старшинству: на почетном месте (тоьр), напротив двери, садился самый старший. У кубанских ногайцев до положительного решения вопроса сваты в доме невесты к еде не прикасались и тем самым сохраняли «этикетную дистанцию». У степных ногайцев гостям подавали чай. Если отец девушки был не согласен на этот брак, то сватам подавали калмыцкий чай без молока «кара шай» (букв. черный чай), если согласен – с молоком. Аналогичную функцию пища выполняла и у других тюркоязычных народов.

О цели визита родителям девушки сообщал самый старший из сватов. Давать согласие на брак при первом же визите сватов, было не принято. Ни у кубанских, ни у степных ногайцев этикетом не предусматривалось одаривание родителей невесты при первом визите. Этих правил придерживалось большинство дагестанских (С.Ш. Гаджиева, 1985) и северокавказских народов (К.Х. Унежев, 2003).

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»