WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

РЕЗУЛЬТАТЫ СОБСТВЕННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Анализ полученных данных, на экспериментальных животных при формировании гнойной раны мягких тканей показал нарастание у них явлений интоксикации и сдвиги в системе прооксиданты/антиоксиданты в сторону первого звена в момент максимально выраженных проявлений гнойно-воспалительного процесса.

При изучении показателя общей АОА плазмы крови установлено его снижение в 1-е сутки лечения от уровня контроля, что свидетельствовало о значительном снижении восстановительных эквивалентов крови животных. В период с 3-х по 17-е сутки наблюдалось повышение уровня общей АОА плазмы у животных основной группы, но разной степени выраженности, причем в 4-й подгруппе этот показатель не имел достоверных отличий от значений контроля. У животных группы сравнения показатель АОА в течение всего периода исследований был снижен и даже к 17-м суткам оставался ниже контроля в среднем на 38,6% (р<0,05).

Изучение активности СОД на фоне проводимого лечения показало избирательную ее чувствительность при проведении терапии различными медикаментозными средствами. Так, у животных группы сравнения активность СОД на протяжении всего срока наблюдений была повышена относительно контрольной группы и варьировала от 47,5% до 127,4% (р<0,05). У животных основной группы изначально повышенный уровень СОД снижался до уровня контроля к 17-м суткам исследований.

Активность КАТ в период разгара гнойно-воспалительного процесса в отличие от активности СОД была снижена в пределах от 21,8 до 32,8% относительно контрольных значений (р<0,05), а на фоне проводимого лечения происходила постепенная нормализация этого показателя: в группе сравнения - к 8-м суткам, в основной группе - к 5-м суткам исследования.

Была проанализирована динамика уровня сульфгидрильных групп (SH-групп), который в момент максимального развития гнойной раны у всех групп животных снижался относительно группы контроля в среднем на 33,2% (р<0,05). К 17-м суткам наблюдений уровень SH-групп возрастал во всех исследуемых группах, но в группе сравнения его увеличение было минимальным, оставаясь ниже группы контроля в среднем на 33,8% (р<0,05).

Для объективной оценки состояния системы про-/антиоксиданты в настоящей работе были изучены показатели уровня свободнорадикальных процессов (амплитуда ВХЛ и площадь ВХЛ), отражающие степень напряжения и истощения факторов АОЗ и общее количество продуктов СРО. Установлено, что в «разгар» гнойного раневого процесса амплитуда ВХЛ во всех наблюдаемых группах животных превышала в 4 раза уровень контроля (р<0,05). В группе сравнения в течение первых 5-и суток лечения амплитуда ВХЛ продолжала возрастать и к 17-м суткам превышала контроль в 2,5 раза (р<0,05). У животных основной группы этот показатель имел сходную динамику, но все значения были гораздо ниже, чем в группе сравнения, и к 17-м суткам наблюдалась его стойкая нормализация. Площадь ВХЛ в течение первых 5-и суток лечения возрастала от уровня контроля в среднем на 40% (р<0,05) только в 1-й подгруппе, и к 17-м суткам оставалась выше контрольных показателей. В других подгруппах основной группы и группе сравнения эти показатели имели более низкие значения, исключение составила лишь 4-й подгруппа, где показатель площади ВХЛ к 8-м лечения соответствовал уровню контроля, оставаясь стабильным.

Анализ состояния прооксидантного звена проводился по количеству ТБК-активных продуктов крови, которое в «разгар» гнойной раны было повышено у всех групп животных. Динамика ТБЧ плазмы носила индивидуальный характер, при этом в группе сравнения этот показатель и к 17-м суткам наблюдений оставался повышенным в среднем на 26,5% (р<0,05), что свидетельствовало о максимальной индукции процессов СРО в этой группе животных. В основной группе животных наблюдалось постепенное снижение уровня ТБЧ плазмы до уровня контроля, но только в 4-й подгруппы к 17-м суткам лечения происходила его нормализация, что свидетельствовало о балансе в системе про-/антиоксиданты крови и о физиологическом распределении антиоксидантных веществ между клетками и внеклеточной средой у животных этой подгруппы под влиянием коррегирующего комплексного лечения.

Для получения объективной картины изменений уровня ОС проведены расчеты интегральных показателей, базирующихся на отдельных данных системы про-/антиоксиданты – КАТ/СОД и КОМБ эритроцитов. Так, показатель КАТ/СОД у животных группы сравнения и к 17-м суткам был снижен в среднем на 37,7% по отношению к группе контроля (р<0,05). У животных основной группы наблюдалась постепенная нормализация этого показателя: в 1-й и 3-й подгруппах на 8-е сутки исследований, во 2-й подгруппе - на 17-е сутки, а в 4-й подгруппе уже на 5-е сутки коэффициент КАТ/СОД находился в пределах значений группы контроля, что свидетельствовало о высокой эффективности примененных схем комплексного лечения. Анализируя показатель КОМБ эритроцитов (Рис. 1), установлено, что у животных основной группы на фоне НЭХО крови НГХ в период первых 3-х суток исследований происходило его повышение. В последующие сроки исследований анализируемый показатель снижался, но в разной степени выраженности, и к 17-м суткам он приближался к уровню контроля. В группе сравнения в этот период он превышал уровень контроля в среднем на 22% (р<0,05), что характеризовало затяжное течение ОС у этой группы животных.

Рис. 1. Динамика показателя КОМБ эритроцитов у различных групп экспериментальных животных.

Таким образом, полученные данные свидетельствуют о значительном превалировании прооксидантных процессов над антиоксидантными в организме животных с гнойной раной, что подтверждало формирование у них острого, подострого или затяжного ОС, для купирования которого, как показали исследования, необходимо применение средств метаболической коррекции – рексода и реамберина.

В ходе анализа основных биохимических параметров ЭИ, отражающих степень ЭТ, была изучена их динамика и установлено, что в момент «разгара» гнойной раны показатель ССЭ у всех групп животных превышал уровень контроля в среднем на 40% (р<0,05). В последующие сроки исследований наблюдалось плавное снижение показателя ССЭ у животных основной группы, и к 17-м суткам он не имел достоверных отличий от значений контроля, а в группе сравнения оставался повышенным в среднем на 27,1% (р<0,05), что свидетельствовало об остаточных явлениях ЭТ в этой группе животных.

При анализе данных по распределению МС и НМ среди клеточных и внеклеточных компонентов крови так же отмечался индивидуальный характер изменений этого показателя в различных исследуемых группах животных. В момент «разгара» гнойно-воспалительного процесса у всех групп животных отмечалось значительное повышение уровня МС и НМ плазмы в среднем на 86,1% от значений контроля (р<0,05). На фоне проводимого лечения в группе сравнения уровень токсичности плазмы снижался незначительно и к 17-м суткам исследования превышал значения контроля на 55,8% (р<0,05). При включении в схемы лечения НЭХО крови НГХ (основная группа) особенностью динамики уровня МС и НМ плазмы явилось существенное его снижение и к 17-м суткам он превышал контрольный показатель лишь на 10,2% - 16,1% (р>0,05). Это свидетельствовало о позитивном влиянии НЭХО крови НГХ на течение ЭТ, что обусловлено его модулирующим эффектом на микросомальные системы детоксикации эндогенных токсических субстанций (ЭТС).

Для комплексной оценки уровня ЭТ был проведен расчет интегрального показателя ИЭИ, который суммарно и усреднено отражал уровень гиперкатабализма как основного проявления ОС и ЭТ (Рис. 2). В момент «разгара» гнойной раны

установлен высокий уровень ИЭИ во всех исследуемых группах животных, и его увеличение варьировало в пределах 81-95% от значений контроля (р<0,05). У животных основной группы к 17-м суткам исследований ИЭИ интенсивно снижался, превышая уровень контроля лишь на 18-22% (р>0,05), а у животных группы сравнения этот показатель оставался высоким на протяжении всего периода наблюдений и к 17-м суткам превышал значения контроля в среднем на 45% (р<0,05)..

Рис. 2. Динамика показателей ИЭИ крови у различных групп экспериментальных животных.

Таким образом, полученные данные свидетельствуют о значительном напряжении и последующем истощении защитных систем и механизмов организма экспериментальных животных при развитии местного гнойно-воспалительного процесса мягких тканей. При этом система микросомального окисления не обеспечивала эффективной детоксикации и инактивации токсинов и активных веществ микробного происхождения, в связи с чем обосновано замещение или стимулирование микросомального окисления путем НЭХО крови НГХ в сочетании с лекарственными препаратами антиоксидантной и антигипоксантной направленности (рексод и реамберин), что и было подтверждено проведенными экспериментальными исследованиями.

Данные морфологических и цитохимических исследований в эксперименте продемонстрировали особенности регенерационного процесса гнойных ран мягких тканей. У крыс группы сравнения наблюдались расстройства микроциркуляции, с которыми было сопряжено возникновение альтеративных изменений в грануляционной ткани, выраженный экссудативный компонент в виде избыточной нейтрофильной инфильтрации, что приводило к развитию микроабсцессов. У крыс основной группы под воздействием НЭХО крови НГХ снижались отечность грануляционной ткани и такие проявления острых расстройств кровообращения, как воспалительная гиперемия и отек, стазы в капиллярной сети, тромбообразование в мелких сосудах.

Многослойная структура грануляционной ткани у крыс группы сравнения и 1-й подгруппы основной группы формировалась к 8-м суткам наблюдений, при этом грануляционная ткань была отечна, бедна макрофагами, фибробластами и волокнистыми структурами, в ней сохранялась нейтрофильная инфильтрация. Ангиогенез в грануляционной ткани протекал вяло. В связи с этим медленно нарастал объем грануляционной ткани, отмечалось более позднее замещение ею зоны фибриноидных изменений поверхностных участков раны. Разрастания грануляционной ткани лишь к 17-м суткам исследований достигали поверхности раны, и сроки ее фиброзно-рубцовой трансформации затягивались. Грануляции продолжали отделять фибринозно-гнойный экссудат.

При применении рексода или реамберина совместно с воздействием на раневой процесс НЭХО крови НГХ (2-я, 3-я подгруппы основной группы), как показали исследования, наряду с ликвидацией микроциркуляторных расстройств и острых воспалительных явлений в грануляционной ткани, заметно снижалась интенсивность нейтрофильной инфильтрации регенерирующих тканей, не наблюдалось формирование микроабсцессов. Ликвидация избыточного нейтрофилеза грануляционной ткани означала снижение продукции и выделения нейтрофильными лейкоцитами супероксидных анион-радикалов, а также лизосомных ферментов, обладающих повреждающим действием на ткани, и устранение оказывающего нейтрофилами тормозящего эффекта на пролиферацию фибробластов (В.В.Серов, 1998).

На фоне применения рексода, реамберина и НЭХО крови НГХ происходило увеличение численности и активности макрофагов, особенно у крыс 4-й подгруппы основной группы, где эти препараты применялись совместно, что способствовало активизации ангиогенеза и молодых фибробластов с гистохимическими признаками функциональной активности. У крыс 2-й, 3-й и 4-й подгрупп основной группы на 5-е сутки лечения грануляционная ткань приобрела многослойную структуру. В ней отчетливо были представлены: поверхностный лейкоцитарно-некротический слой, слой сосудистых петель, слой с вертикальными сосудами, слой горизонтальных фибробластов, созревающий слой многоклеточной соединительной ткани и, наконец, фиброзный слой. Замещение зоны фибриноидных изменений в поверхностных участках дна раны происходило активно как за счет прорастания туда юной грануляционной ткани, так и непосредственно путем фиброзирования масс фибрина с участием многочисленных молодых коллагенобразующих фибробластов.

Таким образом, морфологическое и гистохимическое изучение особенностей регенерации гнойных ран мягких тканей у крыс в условиях применения НЭХО крови НГХ в сочетании с рексодом или реамберином, а также их совместного использования показало, что за счет оптимизации условий протекания регенерационного процесса под воздействием этих лекарственных средств сроки регенерации сократились на 3-е суток по сравнению с 1-й подгруппой основной группы и группой сравнения.

Результаты планиметрических исследований показали ускорение ранозаживления у животных основной группы по отношению к группе сравнения. При этом наибольший эффект был получен в 4-й подгруппе основной группы животных на фоне сочетанного применения рексода, реамберина и НЭХО крови НГХ, а наименьший - в 1-й подгруппе основной группы животных. Однако по отношению к группе сравнения процесс регенерации у животных 1-й подгруппы протекал более благоприятно, что выражалось в уменьшении площади раны к 17-м суткам наблюдений на 76±0,2% против 63±0,8% в группе сравнения.

У больных всех исследуемых групп эффективность лечения оценивалась по биохимическим, цитологическим, иммунологическим, клиническим показателям и визуальным признакам течения раневого процесса.

В ходе проведенных исследований установлено, что на момент поступления в стационар наблюдалось повышение показателя ССЭ, количества МС и НМ эритроцитов и ТБК-активных веществ эритроцитов в среднем на 55%, 48% и 71% соответственно в сравнении с контрольной группой (р<0,05). Для получения наиболее объективной картины состояния ЭТ проведено изучение показателей ЭИ в плазме крови и установлено, что уровень МС и НМ и ТБК-активных веществ плазмы был повышен по отношению к контролю в среднем на 94,3% и 269% соответственно (р<0,05).

Интегральная оценка общего уровня ЭТ на основании ИЭИ, который был повышен в 84,7 раза, свидетельствовала о формировании у всех обследуемых в этот период генерализованной ответной реакции организма, сопровождавшейся выраженным синдромом ЭИ.

На фоне нарастающей ЭИ определялось состояние системы АОЗ. Коэффициент КАТ/СОД, отражающий характер функционирования взаимозависимых ферментов системы АОЗ организма был снижен в 2,2 раза по сравнению с показателями группы контроля, что являлось подтверждением наличия дисбаланса в работе ферментных факторов в системе АОЗ.

Амперометрическим методом определялось значительное снижение в среднем на 30% общей АОА плазмы крови, а методом индуцированной люминол – Н2О2 хемилюминесценции – увеличение амплитуды ВХЛ и площади затухания ВХЛ в среднем на 148% и 182% соответственно (р<0,05), что свидетельствовало об увеличении уровня свободнорадикальных продуктов в крови.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»