WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |

Через призму культурологического анализа изучаются разнообразные формы организации досуга. Он выступает как признак упорядочения жизни, в котором наряду с внешней стороной повседневности отражается её внутреннее содержание как психоментальное основание действительности. Чувства и переживания простых людей говорят об их глубоком разочаровании в новой жизни как результате несостоявшихся, прежде всего, социальных ожиданий. Реальность оказалась ловушкой для основной их массы. Старый мир был разрушен, новый – предстояло построить. В ситуации неяс-ности и неопределенности гражданам новой России приходилось выстраивать индивидуальную стратегию элементарного выживания. Блеск и веселье города эпохи НЭПа, так же как и витрины магазинов с изысканной снедью, были лишь видимой завесой его пороков и зол: безработицы, ужасных жилищных условий, продоволь-ственной напряженности.

Третий параграф «Быт средневолжской деревни» освещает крестьянскую повседневность в постреволюционный период.

Расстроенный быт, архаизация социальных взаимосвязей, отсутствие предметов первой необходимости были характерными её чертами на протяжении всего периода НЭПа. Растительное существование в голодные годы сменилось относительным благополучием к середине 1920-х годов, но тяжесть налоговой политики консерви-ровала потребительскую направленность средневолжских хозяйств, не позволяла деревне капитализироваться и модернизироваться. Поэтому крестьяне хлеб убирали серпами, обмолачивали цепами. Работая с утра и до ночи, они еле сводили концы с концами: голодали, экономили на всем, живя в лачугах с соломенными крышами, как правило, вместе со скотом. Керосин и глиняные чашки нарасхват в кооперативной лавке по случаю ярмарки в с. Павловка Самарской губернии осенью 1929 г. – результат

десятилетнего строительства социализма в средневолжской деревне, которая есть «бедность изо всех щелей»99. Единственным средством выживания в этих условиях были взаимовыручка, готовность прийти на помощь ближнему, сельская солидарность, которые также, как самочинные суды, всплески коллективной агрессии имели вековую традицию. Анализ бытовой составляющей жизни средневолжской деревни выполнен с использованием художественных приемов культурологического дискурса, а также интервью с современниками 1920-х годов.

Сельская «житейщина» отражала контуры глубоких социально-экономических противоречий, затянувших деревню в тугой узел трудноразрешимых проблем. Все это оказало деструктивное воздействие на утверждение новой экономиической политики в качестве долговременного принципиального курса, способствуя возвращению советско-партийного государства к «военно-коммунистической» идеологии, основанной на насилии политики в области аграрных отношений.

Заключение.

1. Опыт 1920-х годов показывает, что НЭП в специфических политико-экономических условиях советской системы стал символом торжества естественно- исторического процесса, пробившего себе дорогу, словно трава сквозь асфальт, после драматических военно-коммунистических лет.

2. Анализ опыта НЭПа в Среднем Поволжье выявляет прецедент грубого отношения власти к рынку. Регулирующие функции государства легко сменялись административными, вызывавшими негативные последствия в промышленности, сельском хозяйстве, в торговой сфере.

3. История НЭПа подтверждает, что рынок в условиях «допуска» не может выполнить свою функцию полностью и выступает неэффективным инструментом хозяйствования, средством манипуляции в руках государства для решения тактических экономических задач.

4. Опыт НЭПа доказывает, что степень и пределы вмешательства государства в экономику определяются и корректируются собственно рыночным процессом, все участники которого выступают равноправными партнерами, а не контрагентами. Институциональная и правовая защищенность частной собственности есть гарантия от государственного произвола, условие, предупреждающее формирование антирыночной ментальности – спутника классовой борьбы.

5. Человеческое измерение преобразований 1920-х годов выявляет равнодушие власти к человеку. Её апеллирование к представлениям о счастье, всеобщем равенстве и справедливости было неискренним, так как не согласовывалось с реальной действительностью. Множество насущных житейских проблем размывало морально-психологические основания реформ, сначала замедляя их продвижение, а затем сводя к отрицательным значениям.

6. Главным итогом социально-экономических преобразований в регионе стала нестабильность жизни, выражением которой являются протестные настроения населения, как показатель отрыва реформ от реальности и превращение их в чисто политическое мероприятие. Потеря жизненного равновесия вызывала у людей ощущение разочарования в НЭПе, который не реализовал их надежду на возврат стабильного миропорядка.

7. Региональный опыт НЭПа убеждает, что человек с его сложным восприятием изменений и трудной вживляемостью в процесс реформирования должен быть признан главным критерием оценки преобразования. Пренебрежительное отношение государства к человеку, а более широко – к рынку – оборачивается колоссальной потерей материального и человеческого ресурса, становящейся впоследствии антимодернизационным фактором.

ПОЛОЖЕНИЯ НАСТОЯЩЕГО ИССЛЕДОВАНИЯ ОТРАЖЕНЫ В СЛЕДУЮЩИХ РАБОТАХ:

Публикации в рецензируемых изданиях, рекомендованных ВАК

1.

Гатауллина И.А. Новые источники по социально-политической истории Средне-волжского региона в 1920-е годы /И.А.Гатауллина //Известия Самарского научно-го центра РАН. 2008. № 1(23). С. 192 –198.

2.

Гатауллина И.А. Региональная история 1920-х годов: к вопросу о методологии и методике преподавания /И.А.Гатауллина //Казанский педагогический журнал. 2008. № 1. С. 38-46.

3.

Гатауллина И.А. Власть и рынок в Средневолжском регионе в годы НЭПа: инсти-туционные условия и опыт взаимодействия /И.А.Гатауллина //Вестник Челябин-ского государственного университета. 2008. № 18. Вып. 25. Сер. История. С. 85–97.

4.

Гатауллина И.А. Питание городского и сельского населения Средневолжского региона в 1920-е годы /И.А.Гатауллина //Омский научный вестник. 2008. № 5. С. 44-52.

5.

Гатауллина И.А. Государственное регулирование промышленности в Средневолж-ском регионе в годы НЭПа: Опыт и уроки /И.А.Гатауллина //Омский научный вестник. 2008. № 6.

6.

Гатауллина И.А. Городская повседневность Среднего Поволжья в 1920-е годы /И.А.Гатауллина //Известия Алтайского государственного университета. 2008. № 4/3. Сер. История. Политология. С. 52-62.

7.

Гатауллина И.А. Крестьянская повседневность: быт средневолжской деревни в 1920-е годы /И.А.Гатауллина //Ученые записки Казанского государственного университета. 2008. Том 150. Кн. 1. Сер. Гуманитарные науки. С. 156-164.

Публикации в других изданиях

8.

Гатауллина И.А. Хозяйственное взаимодействие республик Среднего Поволжья в годы НЭПа: история, опыт, проблемы. (Монография). Казань: Изд-во Казан. ун-та, 1993. 98 с.

9.

Гатауллина И.А. НЭП в Поволжье: из опыта регионального реформирования / И.А.Гатауллина //Россия в ХХ веке. Реформы и революции. В 2-х тт. М.: Наука, 2002. Т. 2. С. 124-127.

10.

Гатауллина И.А. Повседневность как отражение качественных характеристик жизни населения Поволжья в годы НЭПа /И.А.Гатауллина //Проблемы и тенденции современного развития стран СНГ в условиях глобализации. Сб. материалов международной научно-практической конференции. Пенза, 2002. С. 37-41.

11.

Гатауллина И.А. Российская семья 20-х и конца 90-х годов ХХ столетия: особенности переходного состояния /И.А.Гатауллина //Актуальные проблемы семьи в современной России. Сб. материалов Всероссийской научно-практической конференции. Пенза, 2002. С. 89-91.

12.

Гатауллина И.А. Социально-демографическая характеристика населения Среднего Поволжья в годы НЭПа /И.А.Гатауллина //Социальная структура и социальные отношения в Республике Татарстан в первой половине ХХ в. Сб. научных статей. Казань: Изд-во Казан. ун-та, 2003. С. 190–198.

13.

Гатауллина И.А. Население Среднего Поволжья в 1920-е годы через призму повседневности /И.А.Гатауллина //Историк и время. Проблемы социально-экономического и политического развития. Сб. научных статей. Казань, 2003. С. 78-86.

14.

Гатауллина И.А. Власть и рынок в годы НЭПа: советская практика регулирования /И.А.Гатауллина //Роль государства в становлении и регулировании рыночной экономики. Сб. научных статей. Пенза, 2003. С. 106–109.

15.

Гатауллина И.А. Историография НЭПа: методологические акценты /И.А.Гатауллина //Совершенствование преподавания в высшей школе. Казань: Изд-во Казан. ун-та, 2004. С. 48-58.

16.

Гатауллина И.А. Политика районирования в Среднем Поволжье в годы НЭПа: экономика и этничность /И.А.Гатауллина //Трагедия великой державы: национальный вопрос и распад Советского Союза. М.: Изд-во «Социально-политическая мысль», 2005. С. 282-299.

17.

Гатауллина И.А. Средневолжская деревня в годы Новой экономической политики /И.А.Гатауллина //Деп. в ИНИОН РАН № 59324 от 22.06.2005. 99 с.

18.

Гатауллина И.А. Проблемы повседневности в Средневолжском регионе в 1920-е годы /И.А.Гатауллина //Деп. в ИНИОН РАН № 59346 от 30.06.2005. 97 с.

19.

Гатауллина И.А. НЭПовская повседневность Поволжья: социально-психоло-гический анализ «массовой маргинальности» в контексте модернизационной перспективы /И.А.Гатауллина //НЭП: Экономические, политические и социокультурные аспекты. М.: РОССПЭН, 2006. С. 481-501.

20.

Гатауллина И.А. Среднее Поволжье в годы Новой экономической политики: социально-экономические процессы и повседневность. (Монография). Казань: Изд-во Казан. ун-та, 2007. 431 с.


1 Первая попытка была сделана Россией во II пол. ХIХ в. после отмены крепостного права в 1861 г., а вторая – в результате краха «военного коммунизма» в период новой экономической политики 1920-х годов.

2 Выбор в пользу широко трактуемой истории повседневности основан на представлении последней как месте пересечения «объективного» и «субъективного», на её определении как «культурно оформленного взаимодействия действий и интерпретаций «действительности», специфического для различных слоев, на которое решающее влияние все же оказывают материальные условия и их изменение //См.: Нарский И. Жизнь в катастрофе. Будни населения Урала в 1917–1922 гг. М.: РОССПЭП, 2001. С. 22.

3 См.: Всесоюзная перепись населения 1926 г. М.: ЦСУ СССР, 1929.

4 Состав городского и сельского населения Татарской республики, Самарской, Саратовской, Ульяновской губерний в 1926 г. см.: приложение 1 в наст. дисс. С. 519.

5См.: Берхин И.Б. Некоторые вопросы историографии новой экономической политики в СССР //Вопросы истории. 1961. № 3. С. 28–45; Климов Ю.Н. Историография новой экономической политики //Вопросы истории КПСС. 1966. № 5. С. 128–132; Дмитренко В.П. Проблемы НЭПа в советской историографии 1960–1970-х годов //Новая эко-номическая политика. Вопросы теории и истории. М.: Наука, 1974. С.260–302; Данилов В.П. НЭП и его судьба //Историки спорят. Тринадцать бесед. М., 1988. С. 122-190; Алексеева Е.А. НЭП в современной историографии: Дис…. канд. ист. наук. М., 1995; Орлов И.Б. Современная отечественная историография НЭПа: достижения, проблематика, перспективы //Отечественная история. 1999. № 1. С. 102–117.

6 См.: Бруцкус Б. Аграрный вопрос и аграрная политика. Петербург: Право, 1922; Сорокин П. Россия после НЭПа. Крестьянская Россия. Прага, 1923//Вестник Российской Академии наук. 1992. № 2; Статьи А.Рафаловича, В.Чубутского, В.Штейна //Экономист. 1922. № 2; Статьи С.Прокоповича, С.Кона, Л.Пумпянского, А.Югова, С.Шермана //НЭП: взгляд со стороны. М., 1991 и др.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»