WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |

Декрет СНК и ВЦИК СССР о развитии коммерческой деятельности трестов, направленный на развитие самостоятельности предприятий в торговых операциях, вызвал оживление производства, способствовал усилению восстановительных тенден-ций. Анализ работы трестов, тем не менее, показывает, что этот процесс был неустой-чивым, а вхождение трестированной промышленности в рынок носило искусственный характер. Функционирование производства обеспечивалось так называемыми запрода-жами, когда ссуды, кредиты, необходимые для приобретения сырья и топлива, строительства и выплаты зарплаты, предприятия получали в счет планируемой к выпу-ску продукции. Доходы предприятий от коммерческой деятельности распределялись нерационально, когда их большая часть шла на содержание центральных управляю-щих структур, а также на дополнительные выплаты определенным категориям рабочих и служащих, устанавливаемые по «классовому принципу»44.

Непрозрачность системы использования финансовых средств не только сдержи-вала восстановительный процесс. Отчисление прибылей предприятий в СНХ «превра-щало властный орган в «государство в государстве», с которого те получали еще боль-ше общегосударственных средств»45. Хронический недостаток последних, некре-дитоспособность производств и, как следствие, завышенные цены на производимую продукцию отражались на показателях трестированной промышленности, которая по валовому обороту и объемам реализации значительно уступала нетрестированным производствам46. Среди последних рыночный ресурс НЭПа наиболее полно был использован в мельничном хозяйстве. Быстрый оборот средств и отсутствие больших вложений обеспечивали высокую доходность средневолжских мельниц, аренда которых составляла 69% от всех производств этой группы. Однако быстро распознав бесперспективность развития рынка вообще и в мельничном хозяйстве в частности, предприниматели действовали по принципу «хоть день – да мой, а там – трава не расти!»47. Мотив «снятия жира» в виде неучтенного материала был основным для них, так как позволял арендаторам «долго задаром жить, но частью которого приходилось кое с кем делиться»48.

Во второй половине 1920-х годов Мельтрест мопополизировал право на ведение этой деятельности, мельницы были полностью огосударствлены. Но наиболее тяже-лым следует признать положение акционерных обществ, которые из-за подчиненности трестам также были лишены свободы в своей хозяйственной деятельности.

История «Акмарчувлеса», а также «Казлеспрома» показывает, как, будучи рас-считанными на постепенное вхождение в систему рыночных координат, даже при наличии незначительного капитала, акционерные общества могли решать сложные хозяйственные задачи, выстраивая последовательную цепочку операций от частника-лесоруба до крупных лесозаготовительных организаций. Вторжение государства в работу акционерных обществ с целью распоряжаться их доходами нарушало действие собственно рыночного механизма, приводило сначала к их огосударствлению, а потом к ликвидации.

Второй параграф «Основные направления промышленного развития» раскры-вает положение региональных производств во второй половине 1920-х годов, когда обострились имеющиеся и возникли новые проблемы, связанные с углублением дей-ствия рыночных начал в экономике.

Трестированная промышленность функционировала нестабильно. Так, металл-тресты не удовлетворяли крестьянский спрос на плуги и сельскохозяйственные маши-ны даже при предоставлении им заказов, долгосрочных банковских кредитов и материалов на их изготовление. Цены на промышленную продукцию «кусались» (например, при покупательной способности населения региона в 1924/25 гг. в 4 р. 81 коп. за плуг однолемешный нужно было заплатить 27 руб.)49, сельхозорудия пылились на складах, а возросшая к середине 1920-х годов товарность крестьянского хозяйства не обеспечивалась увеличением объема промышленного производства.

Трестам кожевенному, химического направления, напротив, удавалось интенси-фицировать производственный процесс. Так, мыловаренный завод, «Пищетрест» к кон-цу 1926 г. давали прибыль в бюджет Татреспублики, намечая расширение производ-ства. Но государство, с одной стороны, было заинтересовано в коммерческой деятель-ности трестов и распоряжении их прибылью, а с другой, стремилось обуздать децентрализаторскую тенденцию в экономике, с помощью синдикатов ограничивая действие рыночного механизма. Став пайщиком Всесоюзного масложирсиндиката, мыловаренный завод уже не мог выходить за пределы плановых заданий по производству и сбыту всех своих товаров. Более того. Республика утратила способность самостоятельно выступать на сырьевом рынке из-за монопольного права Всесоюзного Кожсиндиката на заготовительные операции. Именно синдикаты лишали предприятия возможности свободного выбора покупателя и свободного согласования с ним цены продаж – двух фундаментальных образующих рыночного механизма. Тресты вырывались из этой зависимости и практически доказывали абсолютную ненужность посреднических структур. Но это были тщетные усилия. Огосударствление трестов, цензовых заведений было закономерным следствием централизованного планирования, формировавшего органические пороки экономической системы в целом.



Сложнее было управлять арендованными и частными заведениями. С одной сто-роны, за счет наличных средств частика государство решало текущие хозяйственные задачи, с другой – грубо ограничивало его деятельность, вводя запрет на приобретение сырья, расширение производства, использование наемной силы. Снижение доли част-ного капитала в промышленности региона к середине 1920-х годов подтверждает об-щую тенденцию по стране. Активное сопротивление средневолжского предпринима-теля государственному диктату характеризует особенности взаимодействия власти и рынка в этот период.

Так, деятельность татарских заготовителей и распространение кожпродукции арендованных заводов в Среднем Поволжье были столь масштабными, что синдикатам приходилось буквально отвоевывать кожевенные рынки, а государственно-кооперативные организации и вовсе не имели доступа к ним. Сокращение кре-дитования, налоговый пресс, угрожающие предписания Губфинотделов о запрете деятельности частников «выдавливали» последних из производственного процесса, и они, маскируясь под кооперативные артели, уходили в мелкое производство50. Но и кустарно-ремесленные заведения оказались временным прибежищем для частника. Налоговое давление доходило до такого предела, что дальнейшая хозяйственная деятельность была невозможна. Поэтому частный капитал «крутился» в сфере снабженческо-сбытовых операций кустарной промышленности, обеспечивая её функционирование как таковое. Но слабая втянутость в рынок обусловила низкие показатели кустарного производства по сравнению с крупным, хотя объективно оно играло не менее важную роль как в вопросе поглощения избыточного населения деревни, так и в деле борьбы с безработицей в городе.

В целом промышленность Среднего Поволжья не решала главной на тот момент задачи – удовлетворение возрастающего спроса крестьянства на промышленные това-ры. Обрабатывающие и пищевкусовые производства, как наиболее соответствующие имеющимся в регионе ресурсам и сформировавшие в дореволюционный период доб-ротные основания для их последующей капитализации и технической модернизации, существовали обособленного от рыночного процесса, лишь в слабой мере удовлетворяя насущные потребности населения. Идеологические приоритеты постепенно вытесняли экономическую целесообразность, «брали верх» над объективной реальностью и задавали ориентиры форсированного развития с опорой на тяжелую промышленность.

В третьем параграфе «Проблема районирования республик и областей в новых экономических условиях» анализируются сложности взаимодействия государства и рынка через призму неоднозначности подхода Центра и региона к вопросу о перспективах развития Среднего Поволжья и его отдельных территориально-административных единиц.

Необходимость укрупнения созданных в 1920-е годы национальных образо-ваний была насущной задачей НЭПа: рынок по природе своей не терпит национальных рамок. В этих условиях возникла значимая историческая интрига: какого масштаба должны быть создаваемые районы Поскольку пестрый этнический состав населения являлся одной из специфических черт Среднего Поволжья, постольку национальный фактор играл огромную роль при обсуждении вопроса о наиболее эффективном пути экономического развития региона, когда для субъектов Российской Федерации нужно было принять или отвергнуть тот или иной вариант укрупнения. Так, когда Госплан РСФСР в 1921 г. выдвинул идею создания новых районов в виде производственного комбината, она встретила сопротивление со стороны партийных и хозяйственных органов образованных республик и областей Среднего Поволжья. На ход экономиче-ского районирования, совпавшего по времени с национально-государственным строи-тельством, стало влиять национальное самоопределение татар, мари, чувашей и многих

других народов, живших компактной группой на некогда единой экономической терри-

тории, которую ещё в феврале 1920 г. административная комиссия ВЦИК определила как Поволжский экономический район в составе бывших Казанской, Симбирской, Самарской, Саратовской и Астраханской губерний.

Первоначальная районная сетка Госплана определила так называемую Средне-Волжскую область с центром в Самаре. Реакция входивших в неё республики, областей и губерний была неоднозначной. В частности, советские органы и общественность ТАССР, живо поддержавшие идею экономического районирования и одними из первых начавшие работу по её практической разработке, не выразили своего положительного отношения. В 1922 г. правительство республики выдвинуло альтернативный проект по созданию Волжско-Камской экономической области с центром в Казани в составе Татарской АССР, Чувашской, Марийской и Вятской автономных областей; стало вести активную работу по его реализации, изучая материалы плановых и хозяйственных органов, регулярно совещаясь с представителями предполагаемых к вхождению автономий, внимательно относясь к их нередко колеблющейся позиции.

В 1923 г. в Самаре центральные органы проводили свои съезды, где обосновы-вались преимущества Средне-Волжской экономической области с точки зрения «без-болезненного разрешения национального вопроса, скорейшего подъема национальных меньшинств»51. Однако от широких первоначальных планов Центру пришлось отказа-ться: позиция планируемых к вхождению в область субъектов страдала неустойчиво-стью. С одной стороны, их беспокоили неизбежный разрыв «исторически сложившей-ся экономической связанности» территорий, а также образование лишних бюрократи-ческих учреждений в этой связи52; с другой, возможное вхождение в Волжско-Камский район всякий раз оговаривалось условиями, выставляемыми автономиями перед Татреспубликой, которая должна была финансировать их строительные проекты, решать жилищный вопрос, оказывать помощь в поставке оборудования, двигательной техники и т.п.

Вмешательство центральных ведомств в спор между Марийской областью и Чувашской республикой из-за малонаселенной территории с лесным массивом в размере 180 000 десятин, некогда входившей в состав Чебоксарского уезда Казанской губернии, а с 1920 г. – Чувашской области, где из 5200 чел. населения 4500 чел. были марийцами, определило отношение автономий к проекту Центра и выработало их позицию по поводу их вхождения в Волжско-Камский экономический район. Отторжение от Чувашии 75000 десятин леса учитывало волеизъявление марийцев, живущих на территории Чувашской республики, но стремившихся войти в Марийскую область53. Однако Чувашия чувствовала себя уязвленной. «Как в интересах 4500 марийцев Левобережья можно пренебречь интересами 200 000 чувашей Правобережья»54 – резонно задавал вопрос секретарь Чувашобкома РКП(б) Томасов в своих многочисленных докладных записках в ЦК партии. Недоумевало и крестьянство, связавшее отход Левобережья с неспособностью автономий отстоять их интересы, а, следовательно, бессмысленностью её существования. По их мнению, в царское время интересы крестьян удовлетворялись, а с образованием автономий стали попираться55.

Решение партии укрепило позиции МАО: она стала ориентироваться на мнение центральных плановых органов. Чувреспублика в этой непростой для неё ситуации решила войти в состав Волжско-Камского района, хотя в идеале предпочла бы никуда не входить56.

Борьба мнений Центра и региона за реализацию собственных замыслов шла на протяжении шести лет. За этот период неизменность своей позиции подтвердила только Татреспублика. Заметим, не без оснований. Проект ТР был направлен на сохранение национальной целостности народов мари, чувашей, татар, вотяков и их территорий во избежание разного рода конфликтов. Практика взаимного общения в процессе хозяйственного взаимодействия на протяжении столетий, несомненно, пошла бы на пользу в рамках создаваемого экономического района. Полагаем, что в условиях НЭПа были возможны компромиссные решения, направленные на получение взаимной выгоды, извлекаемой в результате совместной, прежде всего, производственной деятельности на данной территории. Но проект не осуществился. Центр, увидев в нем «угрозу национализма», объявил его реакционным. Краевым объединением в Поволжье стала Средневолжская область с центром в Самаре. Марийская автономная область и Чувреспублика постановлением ВЦИК от 14 января 1929 г. вошли в образованную Новгородскую область, а Татреспублика осталась самостоятельным экономическим районом57.

Не принижая значимости включения национальных автономий в состав крупных экономических единиц, представляется, что в основе политики и практики Центра по отношению к ним лежала идея государственного социализма, где всеобщее регулиро-вание и централизация преобладают над экономической целесообразностью, а особен-ности национально-государственного устройства не учитываются. Объективно данные противоречия отражали проблемы развивающейся страны, вступавшей на путь масштабного индустриального развития.

В третьей главе «Средневолжская деревня в годы НЭПа» рассматривается сложный процесс возрождения хозяйственной жизни и восстановления крестьянских хозяйств в регионе 1920-е годы.

В первом параграфе «Крестьянство и власть: на грани продовольственной и политической катастрофы» представлена кризисная картина общественно-политиче-ской обстановки в Среднем Поволжье накануне перехода к НЭПу.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»