WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Результаты массового направленного ассоциативного опроса показали, что «днья» в сознании татар – это живая, динамичная субстанция, соотносимая, прежде всего, с понятиями жизни, Земли, человечества и религиозным понятием места и жизни всех живых на земле. «Днья» не обладает ярко выраженными гендерными, возрастными и языковыми особенностями, но имеет в сознании носителей татарского языка явную положительную коннотационную оценку. Этот положительный эмоционально-оценочный компонент несет в себе эстетический характер восприятия мира. В предикативных признаках, ассоциированных татарами, «днья» предстает как антропологизированный живой, динамичный и «перспективный» субъект действия, имеющий свойства круга и тесно связанный с жизнью человека.

Таким образом, семантическая схема рассматриваемого слова представляется нам в виде треугольника пространство – человек – жизнь, заключающего в себе настолько глубокий понятийный пласт, что о роли и месте слова в общем лексико-семантическом пространстве языка не приходится сомневаться.

Третья глава «Репрезентация концептов татарской национальной картины мира в лексеме “днья”» содержит анализ концептов, объективируемых лексемой «днья», включающий сведения о лексико-семантических и структурно-понятийных признаках концептов в рамках выбранного репрезентатора, а также результаты исследования лексемы как единицы вторичной репрезентации концептов.

В татарской языковой картине мира слово «днья» объективирует концепты: «Бу днья» (этот мир), «Теге днья» (тот мир), «Яш» (жизнь), «Кешелек» (человечество), «Эчке днья» (внутренний мир), «Галм» (вселенная), «ир» (Земля), «йлн-тир мохит» (окружающая среда), «Даир» (сфера). В рассматриваемых концептуальных фрагментах, которые мы наблюдали посредством изучения функционирования слова «днья» во фразеологии, паремиологии и художественной литературе, проявляется своя неповторимая структура каждого концепта.

В концепте «Бу днья» изучаемая лексема является основным его вербализатором в языке. Данный концепт – один из ключевых онтологических концептов татарской национальной картины мира, связанный с жизнью человека в целом, со смыслом жизни, предназначением человека, а также с духовными ценностями и религией народа. Концепт «Бу днья» характеризуется двойственностью ядра, которое включает в себя понятие места, где обитают все живые люди, и понятие самой жизни людей в этом месте на протяжении какого-то времени. Таким образом, данный концепт следует рассматривать в пространственно-временной проекции, в которой он ограничен в пространстве планетой Земля, а во времени – человеческой жизнью. «Бу днья» – это то, куда попадает человек при рождении и что с ним происходит в течении всей жизни. В периферии концепта «Бу днья» можно выделить следующие компоненты: дньяга кил (букв. приход в мир, рождение на свет), дньяда яш (букв. жизнь на свете), дньядан кит (букв. уход из мира). Через эти компоненты, в свою очередь, «Бу днья» тесно переплетается с такими фрагментами действительности, как «рождение», «жизнь», «смерть», а также другими гносеологическими и онтологическими концептами.

Ядро «место» в концепте «Бу днья» проявляется в таких выражениях, как ирд яш (букв. жить на земле), днья йзе (букв. лик мира), днья буйлап йр (букв. ходить по миру), свидетельствующих о наличии «поверхности» у мира: Сине гналарыны, тлисе бурычларыны синнн башка кем ктреп йрер бу днья буйлап. (З.Хким) (Кто вместо тебя будет носить по свету твои грехи, невыплаченные долги.) В выражениях бер (ч) кнлек днья, днья бара (т) (ср.: вакыт бара; время идет) четко прослеживается ядро «время»: ч кнлек дньяны болай да бер кнен йоклап ткрбез, нинди йоклап яту ди инде ул. (Ф.Сафин) (День из трехдневного мира итак проходит во сне, куда еще дольше спать.)

«Жизнь в мире», по сути, предстает в сознании носителей татарского языка как проход через этот мир: Дньядан теп барабыз, Рхт крми калабыз. (Халык ыры) (букв. Мы проходим через этот мир, не успев насладиться им.) Не случайно во многих пословицах мир сравнивается с людской очередью или же обозначается как нечто переходящее, передаваемое от поколения к поколению, в этих пословицах прослеживается мысль о фатальности бытия: днья – чират (букв. мир – это очередь); днья – ччк, исн д башка кешег бир (букв. мир – это цветок, понюхай и отдай другому); днья – бакча: берве с тора, берве пеш тора, берве тш тора (букв. мир – это сад: одни растут, другие зреют, а кто-то падает на землю.)

Если рождение человека – это приход, смерть – уход, а жизнь в мире – это лишь его временное место пребывания, то вполне логичным оказывается то, что для татар человек представляется как гость или странник, а его жизнь как гощение или странствие: бу дньяда ркем мосафир (букв. в этом мире каждый из нас – странник); Син зене дньяда кунак булуыны онытып ибргнсе, ахрысы. (Г.Бширов) (Ты, похоже, забыл, что в этом мире ты только гость.)

Концепт «Теге днья» носит ирреальный характер, в языке же объективируется лексемами: ахирт (загробный мир), омах (рай), ннт (рай), тмуг (ад), ннм (ад), гр (могила). Он не имеет четко выраженного ядра, но содержит в себе два равнозначных по объему, но противоположных по коннотационному признаку компонента: омах, ннт (рай) и тмуг, ннм (ад). Первый из них имеет ярко выраженную положительную окраску, второй наоборот. Лексема ахирт, так же как и гр, объединяет в себе оба значения. Среди пословиц есть такие, которые отрицают бытие того света, призывая жить на этом свете, не ограничивая себя в удовольствиях: ахиртк ышанган теге дньядан буш калган (букв. кто верит в тот мир, тот останется без этого); лр теге дньяга ышана, лгч атып кош ала (букв. дурак верит в тот свет, что после смерти поймает птицу.)

Таким образом, в татарском языке концепт «Бу днья» представлен более широко и детализированно, чем «Теге днья», в виде некоего измерения, ограниченного пространством и временем, в центре которого находится человек. Оба концепта относятся к ключевым онтологическим концептам в татарской языковой картине мира, так как преломляют в себе понятия времени, пространства, бытия, смерти и способны влиять на модель поведения человека в обществе и определять образ жизни. Не ограниченные сферой употребления и целью использования, эти концепты отражают ментальность татарского народа, специфику видения мира, обусловленного своеобразием его культуры и историческими условиями жизни.

Лексема «днья» отражает довольно большой фрагмент концепта «Жизнь», в отличие от русской лексемы «мир», которая не имеет такого значения. В языковой картине мира татар днья-жизнь обладает свойствами воды, жидкости: Днья кайный, гел згреп тора. (М.Хснов) (Жизнь кипит, все время меняется.) Постоянное движение жизни – это также течение воды, остановить которое невозможно: Днья ага, нидер згр, нидер алмашына, нрсдер яши, кулдан-кулга, буыннан-буынга кч. (А.Гыйлев) (Жизнь течет, что-то меняется, что-то живет, переходит из рук в руки, от поколения к поколению.)

В татарских пословицах днья-жизнь также представляется в образе круга (в отличие от русских, где жизнь – это скорее плоскость с белыми и черными полосами). В них фиксируется вращение этого круга бытия: днья – тгрмч (букв. жизнь – колесо); днья – клс, йлн д бер баса (букв. жизнь – колесо, вращается и давит). Геометрическая фигура круг вызывает в сознании татарского народа положительные ассоциации. Если у человека жизнь «круглая», это говорит о том, что у него все хорошо в жизни, есть семья, в доме – достаток: Ир бала туса, дньясы тгрклнер иде. (Н.Гыйматдинова) (Если бы родился мальчик, жизнь стала бы круглой).

Сравнение днья – йорт (мир – дом), часто встречаемое в татарских пословицах (днья – мшкать йорты (букв. мир – это дом хлопот), днья – гыйбрт йорты (букв. мир – это дом поучений), днья йорты килем-китемле (букв. дом мира – это дом, куда приходят и откуда уходят) перекликается с такими фразеологическими и паремиологическими единицами, как днья тоткасы (терге) (букв. держатель, опора жизни), днья имерел (букв. разрушение жизни), днья безг ген терлмгн (букв. жизнь опирается не только на нас), днья нужага корылган (букв. жизнь построена на нужде), что свидетельствует о представлении жизни в виде некоего сооружения, здания (корылма). Человека, на котором держится хозяйство или который зарабатывает деньги на жизненные нужды, татары сравнивают с опорными элементами этого здания: Дньяны тоткасы безд – хатын-кызларда! (И.Юзеев) (Держатель жизни у нас – у женщин); Ул бала белн бер-бер хл булса, днья имерелер кебек. (Р.Батулла) (Если что-то случится с этим ребенком, жизнь будто разрушится.)

В восприятии жизни татарами главную роль играет зрительная система человека. В понятийном отношении днья-жизнь тесно связана с повседневным, будничным, бытовым существованием человека, а также с материальными благами, необходимыми для жизни.

Образ днья-человеческое общество строится прежде всего в контексте его реакции, оценки или знания того или иного факта действительности. Для каждого человека как части сообщества важны отношения с ним, принятие, оценка или какая-либо другая реакция на его те или иные поступки и действия, поэтому в обобщенном образе человечества актуализируются именно психологические, эмоциональные, мыслительные процессы, присущие человеку.

Концепт «Эчке днья» (внутренний мир) был исследован нами в пространственном плане объективации. Этот концепт «обязан» рассматриваемой лексеме прежде всего своим названием, но пространственную сущность его передают другие лексические единицы татарского языка, представляющие собой фразеологические сочетания слов: кел (йрк, ан) ачу (букв. открывать душу (сердце), келг (йркк) кер (букв. зайти в душу (сердце), кел тбеннн чыгу (букв. выйти из глубины души), кел тренд урын алу (букв. занять место в центре души), келе ки (тар) булу (букв. душа широкая (узкая), кел кге (букв. небо души), келдн чыгару (букв. вынести из души), йрге аша ткр (букв. провести через сердце), йрктн чыгарып ташлау (букв. выкинуть из сердца), анны айкау (букв. терзать душу) и множество других. Как видно из приведенного списка, главным оператором данного концепта в языке является лексема кел (душа). Не случайно «эчке днья» (внутренний мир) и весьма распространенное выражение «кел дньясы» (мир души) в татарском языке являются синонимами. Другими не менее значимыми репрезентаторами концепта являются очень емкие по смыслу слова ан и йрк. Днья по отношению к душе в татарской языковой картине мира рассматривается как ее место обитания, дом, жилище: Келем шулай дньясында брглнеп йргн кннрне беренд, кич белн со гына зебезне ишегалдына кайтып кергч, каршыма килче Дилраны очраттым. (Х.Срьян) (В один из дней, когда моя душа томилась в своем мире, поздно вечером, зайдя во двор, я встретил Диляру, шедшую мне навстречу.)

Концепт «Вселенная», в отличие от концепта «Земля», представляющий для татар дом, наполненный жизнью, не выделяется какими-либо национально-специфическими признаками.

Концепт «Земля» в татарской языковой картине мира «изображается» двояко. В одном случае он имеет вид плоскости, обладающей углами и краем: Фин сугышында, Ватан сугышында катнашып, миа дньяны бик кп почмакларында булырга туры килде. (И.Юзеев) (Участвуя в Финской и Великой Отечественной войнах, мне пришлось побывать во многих уголках мира.) Байлар! илг очкан ефк кебек Киттек днья читен (Халык ыры) (букв. Подобно шелку, летящему на ветру, Пойдем на край света.) В некоторых примерах у днья-Земля оказывается четыре уголка, видимо, по аналогии со сторонами света: Шрлр креп, лл кайдан килгн, дньяны дрт почмагыннан ыелган шкертлр белн сйлшеп, сорашып, аны кз алды кийде, дньясы зуррак крен башлады. (Г.Исхакый) (После того, как он повидал города, поговорил и пораспрашивал учеников, собравшихся с четырех уголков мира, перед ним расширились горизонты, а мир стал казаться больше).

В другом случае днья-Земля имеет форму шара. Об этом свидетельствует выражение днья йлн, не имеющее аналогов в русском языке и переводящееся как «обойти (объездить) по кругу мир»: Машиналарга утырып, йлнм дньяларны (Халык ыры). (Сяду в машину и объеду весь мир.)

Концепт «Окружающая среда» в раскрывшемся нам фрагменте имеет двухаспектное проявление с разнонаправленными векторами., Восприятие пространства вокруг характеризуются в основном четырьмя чувствами человека. Большую роль при этом играет широта пространства, являющаяся на ментальном уровне синонимом понятий «красота» и «счастье». В зависимости от ситуации в нем актуализируются разные составляющие пространства: воздух, земля, небо, деревья, какие-то предметы интерьера, машины, люди, животные или пейзаж в целом. Признаки всех этих составляющих объективированы в языковом фрагменте концепта «Окружающая среда», представленном лексемой «днья».

Концепт «Сфера» также является многоаспектным образованием, аспекты которого определяются варьирующим компонентом словосочетаний, вербализующих концепт в языке.

Небольшие фрагменты других концептов татарской национальной картины мира также нашли отражение в рассматриваемой лексеме. Среди них можно обозначить концепты: «Множество», «Природа», «Атеизм», «Социальные отношения», «Материально богатство», «Власть», «Труд», «Время», «Путешествие», «Праздник», «Отрицательные эмоции», «Качества характера». Концепты, представленные словом «днья», характеризуются взаимопроникновением на понятийном и лексическом уровнях.

Лексема «днья» может функционировать и как единица вторичной номинации концептов, характеризуя концепты «Событие», «Помещение», «Временной период», «Люди», а также множество других, связанных с материальными предметами и духовными явлениями жизни людей.

Таким образом, концептуальные фрагменты, нашедшие отражение в лексеме «днья», характеризуются своеобразной структурой, понятийной и смысловой наполненностью и в совокупности представляют собой важную мировоззренческую базу национальной картины мира татарского народа.

В Заключении подведены итоги исследования, сделаны выводы по всей работе и намечены основные направления дальнейших лингвокультурологических исследований татарского языка.

Проведенный нами семантический анализ татарской лексемы «днья» показал, что помимо значений, представленных в Толковых словарях татарского языка (1977 и 2005 гг.), данная лексема имеет также значения: внутреннее психическое пространство человека; место пребывания души после смерти и ее бытие там; жизнь вне религии.

В лексеме «днья» отражено ментальное представление материального мира. В ней разнообразными способами переплетены три главные понятийные составляющие: Земля, человек и жизнь. В целом, концептосфера («пучок» концептов), объективируемая в языке посредством лексемы «днья» представляет онтологическую базу, содержащую ценности и верования татарского народа в свернутом виде; одну из центральных зон, вокруг которых кристаллизуется картина мира татарского этноса, и имеет в коннотационном аспекте положительную оценку.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»