WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 9 |

Важную категорию источников составляет публицистика Бердяева, Федотова и Ильина: нередко концептуальные по своему значению общественно-политические и историко-философские идеи они излагали на страницах эмигрантских изданий «Путь», «Новый град», «Русский колокол», «Современные записки», «Новый журнал», «Возрождение», «Новая Россия», «Дни», «Вестник Русского христианского движения». Многие их статьи, опубликованные в этих и других изданиях, в России не переиздавались и являются в настоящее время библиографической редкостью36. В состав источников также включены опубликованные в постсоветский период публицистические работы этих авторов. Особый интерес представляют статьи 1946–1947 гг. Бердяева, объединенные в сборник «На пороге новой эпохи»37, статьи Федотова, включенные в сборники «Судьба и грехи России»38, «Статьи 1920–30-х гг. из журналов “Путь”, “Православная мысль” и “Вестник РХСД”»39, «Статьи американского периода»40. Большое значение имеют публицистические работы разных лет Ильина, опубликованные в многотомном собрании его сочинений41. Привлечение этого корпуса источников способствует углубленному изучению представлений авторов о Русской революции и советской истории в их развитии с учетом того историко-культурного контекста, в котором им довелось жить и творить. Количество и фундаментальность опубликованных ими статей выступает и ярким показателем того значения, которое ими придавалось проблеме социальной циркуляции идей.

Важные сведения по интересующей нас проблеме содержатся в архивных материалах, как опубликованных42, так и неопубликованных, хранящихся в фондах Российского государственного архива литературы и искусства (РГАЛИ), Отделах рукописей и редких книг Российской государственной библиотеки и научной библиотеки Московского государственного университета43. Эти материалы позволяют выявлять новые, порой неожиданные, аспекты историко-религиозных концепций авторов. Способствуют они и более объективному восприятию сложной палитры умонастроений, характерных для представителей русского зарубежья пореволюционного периода.

Для углубленного понимания творчества Бердяева, Федотова и Ильина большое значение имеет корпус эго-документов, включающий их эпистолярное наследие44, дневниковые записи их самих и близких им людей, а также мемуары современников45. Эти источники, содержащие в себе богатую информацию, в том числе личностного характера, существенно обогащают наши представления как о повседневной жизни российской эмиграции, так и об идейных и научных взглядах ее выдающихся представителей.

Методологическую основу данного исследования составляет принцип историзма, позволяющий анализировать обозначенные проблемы в их динамике с учетом того социокультурного контекста, в котором довелось жить и творить Бердяеву, Федотову и Ильину. Этому также способствует проблемно-хронологический метод, позволяющий изучать ключевые проблемы в их хронологической последовательности. Комплексному изучению концепций Русской революции и советской истории этих авторов в связи с их общетеоретическими и мировоззренческими позициями призван способствовать принцип системности, использование которого, кроме того, позволяет учитывать значение общей интеллектуально-духовной атмосферы в Европе, включая Россию, в 1920–1950-х гг. Важным для данного исследования является также сравнительно-исторический метод. Он позволяет не только сопоставлять историко-философские концепции изучаемых авторов, но и широко опираться на достижения исследователей, обращавшихся к их творчеству. Особенно важно подчеркнуть значение этого метода для анализа сравнительно-исторических исследований самих авторов, о которых идет речь.

Поскольку диссертация посвящена изучению творческого наследия ряда выдающихся русских религиозных мыслителей, необходимым элементом методологии явился биографический подход, позволяющий учесть значение личностного начала в исследовании истории идей46. Детализацией этого подхода явился «жизнетворческий» принцип, разработанный С.С. Хоружим, актуальность которого заостряется с учетом значения для всех русских мыслителей установки на идеал «цельного знания». Исследователем была предложена его дефиниция, согласно которой «…жизнетворчество есть способ жизни, который стремится вникнуть во всю полноту жизненного материала и делает эту полноту предметом духовной работы»47. При этом обнаруживается, подчеркивает автор, что «связь между особенностями философии и чертами творческой личности… отнюдь не является причинно-следственной, но обоюдной»48. Таким образом выявляется особенное внутреннее единство мысли и жизни, творчества и личности. Использование принципа «жизнетворчества» позволяет более объемно осветить особенности творчества Бердяева, Федотова и Ильина в эмиграции.

Научная новизна диссертации:

1. В диссертации впервые в отечественной историографии предпринимается сравнительно-историческое исследование историко-религиозных представлений Бердяева, Федотова и Ильина. Их изучение в контексте феномена «плеядности» (термин Ф.А. Степуна) (общая принадлежность к традиции русской религиозно-философской мысли, сходство исследовательских технологий, сосредоточенность на решении магистрального для эмигрантской религиозно-философской мысли вопроса исторических судеб России в свете проблемы направленности мирового исторического процесса с учетом свершившейся в стране революции) способствует углубленному анализу созданных ими концепций Русской революции и советской истории.

2. Проблема, составляющая предмет диссертации, не получала до настоящего времени всестороннего освещения: если представления этих религиозных мыслителей о Русской революции так или иначе затрагиваются исследователями их творчества, то тема собственно советской истории в их интерпретации и сегодня остается малоизученной. Новым является также анализ этих их концепций в свете проблемы преемственности и разрывов отечественной истории.

3. Впервые в научной литературе в диссертации осуществлено систематическое исследование всего корпуса представлений классиков религиозной эмигрантской мысли о Русской революции и советской истории с учетом своеобразия их подходов. Это позволило выявить новые аспекты ряда исследовавшихся ими проблем или взглянуть на них под новым углом зрения. В творчестве Бердяева это, например, пласт его представлений конца 1930–1940-х гг., связанных с темой специфики Советской России в ее позитивных и негативных проявлениях, ее места и роли в системе международных отношений. В творчестве Федотова это, в частности, комплекс его идей о природе «сталинократии» и факторах, обусловивших устойчивость советского государства. В творчестве Ильина это детальный анализ негативных сторон советской реальности в свете его правовых взглядов.

4. В диссертации впервые предпринимается комплексный анализ теоретико-методологических представлений Бердяева, Федотова и Ильина, выявляется специфика их междисциплинарных исследовательских практик, анализируются их теоретические положения, во многих аспектах корреспондирующиеся с современными социально-историческими теориями, прежде всего теориями модернизации и ментальностей. Впервые в отечественной историографии не только прослеживается генетическая связь их общетеоретических представлений с достижениями европейской гуманитарной мысли XIX–XX вв., но и выявляется ряд новаторских для своего времени их методологических положений, например, о соотношении революционных и эволюционных процессов в обществе, об асинхронности исторического развития, как в общемировом масштабе, так и в рамках отдельно взятых культурных систем, о двунаправленном характере коммуникации России и Европы.

5. В диссертации впервые в научной литературе осуществляется комплексное исследование концепций Русской революции и советской истории Бердяева, Федотова и Ильина в тесной связи с их религиозно-философскими взглядами. В работе подчеркиваются преимущества такого подхода, не только снижающего вероятность поверхностного истолкования их отдельных представлений, связанных с социально-исторической проблематикой, но и открывающего перспективные возможности использования в конкретно-исторических исследованиях Русской революции и советской истории целого ряда положений, свойственных христианской парадигме истории. В таком ракурсе рассмотрена проблема роли и значения религиозно-этической системы народа в историческом развитии.

6. В диссертации осуществлен системный анализ обозначенных концепций Бердяева, Федотова и Ильина с учетом их мировоззренческой эволюции, что необходимо принимать во внимание ввиду неоднозначности их восприятия Русской революции и советской истории в разные периоды творчества.

7. В научный оборот вводятся новые и малоизвестные ранее источники, обращение к которым способствует высвечиванию новых граней концепций Русской революции и советской истории эмигрантских религиозных мыслителей.

Практическая значимость работы. Методологические подходы, основные положения и выводы диссертации могут использоваться в исследованиях по истории исторической мысли, истории русской эмиграции, Русской революции и советской истории, духовно-религиозной жизни. Они могут использоваться также в коллективных исследованиях по историографии и методологии истории. Представленный в диссертации материал может быть использован в учебно-образовательном процессе при подготовке лекционных курсов и учебно-методических пособий по методологии истории, отечественной истории, культурологи, русской философии истории.

Апробация результатов исследования. Основные выводы и результаты диссертации апробированы на заседании кафедры истории древнего мира, средних веков и методологии истории исторического факультета Томского государственного университета, в докладах на 4 всероссийских, 3 международных и 3 отраслевых конференциях. По теме диссертации опубликовано 25 исследовательских работ. Ключевые идеи диссертации нашли отражение в двух научных монографиях, статьях (в том числе 7 статьях, опубликованных в ведущих российских рецензируемых научных журналах), докладах и тезисах.

Структура диссертации обусловлена его целью и задачами. Диссертация состоит из введения, 3 частей, каждая из которых включает в себя по 3 главы, состоящих, в свою очередь из разделов, а также заключения и списка использованной литературы и источников.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во Введении предпринимается обоснование темы, ее актуальности, научной новизны, определяется объект и предмет исследования, его хронологические рамки, формулируются главная цель и основные задачи исследования, анализируется степень изученности темы, осуществляется историографический анализ и обзор корпуса источников, обосновывается методология исследования.

Первая часть ««На пороге новой эпохи»: Н.А. Бердяев о Русской революции и советской истории» посвящена комплексному исследованию представлений Бердяева о Русской революции и советской истории в связи с его историко-религиозными представлениями.

В главе 1 «Историософия российской истории» предпринимается всесторонний анализ корпуса историко-теоретических представлений мыслителя, опираясь на который он осуществлял свое исследование российской истории, включая советский ее период. В разделе 1.1 «Историко-религиозные представления Н.А. Бердяева» анализируется методология ученого, полидисциплинарная по своей природе, основу которой составил историософский метод познания истории. Задачей историософского исследования отечественной истории в понимании Бердяева являлось постижение смысла исторического существования России в динамике, «в свете большой исторической перспективы»49. Поставленная таким образом задача решалась им в общих чертах в рамках христианской парадигмы истории, что способствовало углубленному изучению российского исторического процесса во всей его сложности и проблематичности.

Особую объемность его пониманию природы истории придавало свойственное Бердяеву представление об «онтологическом дуализме», связанное с его учением о двойственной природе свободы. Фундаментальными концептами его историософского метода являются «судьба человека», «судьба народа», «смысл истории», наполнявшиеся реальным содержанием в контексте ценностей христианского вероучения, придававшие онтологическое измерение его представлениям об исторической преемственности. В связи с ними особую глубину обретают и его размышления об антропологической природе истории. Ключевым понятием в эмигрантский период творчества для Бердяева становится понятие «объективация», использовавшееся им в качестве гносеологического принципа и критерия оценок социально-исторических феноменов и процессов. Своеобразие его историко-теоретических представлений этого времени едва ли можно понять без учета степени его приверженности религиозному персонализму.

В разделе 1.2 «Н.А. Бердяев об особенностях российской истории» рассматриваются представления ученого о российской истории, без учета которых понимание его концепции Русской революции и советской истории было бы неполным. Бердяев предложил свою периодизацию российской истории, в главных своих чертах соответствующую канонам традиционной историографии. Внутреннее единство отдельных периодов российской истории, полагал он, исторически детерминировалось православным христианством, оказавшим решающее воздействие на формирование религиозной природы русского народа.

Отобранный Бердяевым исторический материал соответствовал основной линии его историко-философской концепции: более всего мыслителя интересовала история национального самосознания, имевшего двухуровневую структуру, выступавшего в его интерпретации как содержательно близкое историческому сознанию в современном его понимании. Один из уровней отражал идею исторической преемственности народа и выполнял кумулятивную функцию. Другой уровень был представлен идеей долженствования, исторического задания народа, призванного стимулировать его «сознательную национальную активность» в мировом масштабе. Он наполнялся особым смыслом в русле общих представлений мыслителя об объективном религиозном задании истории – мировом синтезе.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 9 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»