WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

Значение идиоматичного слова сочетает в себе номинативный и эмотивно-оценочный компонент. У разных лексических идиом упомянутые компоненты сочетаются в разной пропорции, и многие идиоматичные слова являются вторичными наименованиями по отношению к соответствующим неидиоматичным языковым средствам. Полноценная лексическая идиома (в особенности с переносным значением) нередко служит дополнительным средством номинации. Она предназначена не столько для обозначения, сколько для передачи эмотивной оценки объекта номинации.

В главе III мы также показали, что именно благодаря особенностям своей структуры лексические идиомы способны выполнять ряд специфиче­ских функций. Разница в функциях (или характере их выполнения) обусловлена прежде всего разницей в соотношении мотивированности и конвенциональности их значений, жёсткостью / нежёсткостью связи между означаемым и означающим. Большая семантическая ёмкость, большая семантическая вариативность, отсутствие жёст­кой корреляции между номинальным и реальным значениями у лексических идиом, а также сочетание произвольности, мотивированности и конвенциональности делают их очень удобными для выполнения специфических функций, а именно моделирующей, выразительной, характеризующей, изобразительной функций, для которых неидиомы приспособлены в меньшей степени.

Выполнение характеризующей функ­ции требует высокой предсказуемости значения. Поэтому для вы­полнения этой функции чаще всего используются неполноценные лексические идиомы, то есть единицы с высокой предсказуемостью значения, но слабо вы­раженной эмотивной оценкой.

Характеризующая функция в большой степени присуща также метонимическим словам, поскольку метонимический образ тоже указывает на характерный признак объекта номинации. Например, lowbrow “малообразованный человек”, moneybag “богач”, greybeard “старик”.

Выполнение идиомой характеризующей функции обусловлено рядом факторов.

Во-первых, некоторые понятия обладают столь большой сложностью, что во внутренней форме такого понятия невозможно отразить даже минимальный набор идентифицирующих признаков. Сюда относятся научные, философские, культурологические, некоторые политические и другие понятия. Например, значение компьютерного термина firewall “межсетевой экран, предотвращающий проникновение компьютерных вирусов” гораздо сложнее по содержанию, чем тот набор признаков, который зафиксирован в его внутренней форме и вряд ли поддается идентификации с помощью одного слова.

Во-вторых, денотат может измениться с течением времени, и его имя (поначалу буквальное) становится семантически транспо­нированным. Изобретать все время новые названия нецеле­сообразно; язык тогда стал бы чрезвычайно изменчивым, а это не­удобно для общения. Поэтому название оставляют, но его значе­ние перестает быть буквальным. Например, английское слово hangman “палач” обозначает человека, приводящего в исполнение смертный приговор вообще, необязательно через повешение, как это делалось в старые времена.

В-третьих, некоторые термины из гуманитарных областей знания выражают размытые понятия, то есть такие, чье признаковое содержание нечетко определено и может варьировать в различных контекстах. Эта семантическая специфика не дает возможности соответствующим терминам выполнять идентифицирующую функцию. Например, значение слова autocracy (от греческого autos “самостоятельно, единолично” и kratos “власть”) в разных философских и политологических теориях варьирует по признаковому составу, не всегда обозначая власть тирана [Политология: Энциклопедический словарь 1995].

В-четвёртых, к числу идиоматичных слов, выполняющих характеризующую функцию, относятся профессионализмы и другие нетерминологические языковые единицы, которые естественным путем становятся терминами. Например, liberty-boat “шлюпка с матросами, увольняемыми на берег”, back-fire “разрыв патрона в казённой части огнестрельного орудия”, noise-killer “глушитель”.

Несмотря на то, что термин идиома предполагает наличие того или иного отступления от стандарта (модели), идиомы способны выполнять моделирующую функцию. Модели и идиомы, будучи одновременно противоположными и сходными, могут изучаться в одной и той же системе структуральных, логических и семиотических категорий. Идиомы представляют собой микромодели стандарт­ных, «прототипных» ситуаций, явлений, фактов социальной жизни и мира индивида. Поскольку денотативная область идиом-совокупность стандартных социокультурных ситуаций — представ­ляет собой упорядоченное множество, входящее в систему культуры, то и образы объединены упорядочивающим и смыс­ловыми связями и отношениями. Это позволяет говорить о том, что идиомы не только моделируют действительность, но и сами построены по определенным образцам, или эталонам, в основе которых лежат социокультурные стереотипы.

В языке мышление по аналогии обеспечивается в основном метафорическими идиоматичными единицами. Моделирующие метафоры являются попыткой осмыслить неизвестное с помощью известного, описать неизвестные явления по аналогии с уже известными. Метафорический перенос часто встречается в народных аналогах различных терминов, основанных на внешней, поверхностно-наглядной аналогии. Внешне яркие признаки заболеваний уподобляются признакам хорошо известных явлений. Например: harelip “заячья губа”, ape-hand “обезьянья кисть”, dog-nose “нос дога”.

Единицы, созданные по данной модели, являются неполными идиомами: некоторые семантические признаки имеют свои собст­венные лексические десигнаторы. Основой проведения аналогии и определения той или иной степени полноты мотивированности - является посылка "как у...".

Мышление по аналогии обеспечивается в языке не только ме­тафорическими, но и аллегорико-символическими единицами, ко­торые, в отличие от метафорических, характеризуются наличием различных ситуативных смыслов в рамках общего, весьма абст­рактного значения. Например, scapegoat “козёл отпущения”; stumblingstone “камень преткновения”; Judas-hole “отверстие в двери для подсматривания”; fig-leaf – “фиговый лист”.

Идиомы удобны для передачи размытых понятий: ведь, с одной стороны, их значения мотивированы (что обеспечивает выполнение характеризующей и мнемотехнической функций), а с другой стороны, они мотивированы не полностью (что обеспечивает возможность контекстуального семантического варьирования).

Идиомы с размытым значением – это такие идиомы, у которых семный состав и объем значения нечетко определены. В разных контекстах значения таких идиом варьируют по семному составу. Например, bureaucracy означает: (а) “система управления, осуществляемая с помощью аппарата власти” и / или (б) “слой людей, связанных с этой системой” и / или (в) “социальный организм, результат социальных противоречий, конфликтов, материализация как организационно-управленческого, так и политического отчуждения” и / или (г) ”произвол чиновников” [The Concise Oxford Dictionary of Current English 1988]. Как можно убедиться, значение этого слова включает в себя различные аспекты этого понятия – профессиональные, политические и бытовые.

К числу подобных слов относятся многие политические термины, значение которых варьирует в разных контекстах. Так, английское слово populism (от лат. populus- “народ” + –ism – “доктрина, общественное движение”) первоначально обозначало борьбу за интересы народа. Однако со временем это слово изменило свой смысл и теперь употребляется в значении “деятельность, имеющая целью обеспечение популярности в массах ценой необоснованных обещаний и демагогических лозунгов” [The Concise Oxford Dictionary of Current English 1988].

В ряде случаев размытость значения стремится стать строгой однозначностью или полисемией. Так, английское слово skinhead (skin- “кожа”, -head “голова”), первоначально означавшее “бритоголовый”, ныне означает: (а) “бритоголовый” и / или (б) “представитель молодежной расистской группировки”. В наше время можно говорить о существовании двух значений этого слова: a) “бритоголовый” б) “представитель молодежной расистской группировки”.

В ряде случаев первоначальное значение слова утрачивается, и слово приобретает новое значение. Значение слова lobbyism “лоббизм” (англ. lobby – “крытая прогулочная площадка, коридор общий”, -ism “доктрина, общественное движение, общественный строй”), первоначально означавшее “покупку голосов за деньги в коридорах конгресса”, с течением времени видоизменилось по мере формирования концепций этого политического понятия, и постепенно разделилось на два строгих значения: (а) “закулисный подкуп”; (б) “система аргументации, механизм подготовки и принятия социально-конструктивных актов” [The Concise Oxford Dictionary of Current English 1988]. Это слово стало многозначной идиомой.

Наблюдается и обратная тенденция — размывание первоначально строгого значения. Так, слово chauvinism “шовинизм” произошло от имени французского солдата Николя Шовена, отличавшегося безумной привязанностью к Наполеону; первоначально обозначало преданность культу Наполеона, затем оно расширило свое значение и стало обозначать приверженность идее военного превосходства какой-либо нации или государства. В наши дни оно имеет размытое значение “доминирование одной нации или социальной антропологической группы над другой” (например, male chauvinism “мужской шовинизм”).

Идиомы с аллегорической и символической образностью способны к выполнению выразительной функции, которая определяется как способность “указывать на любые области инобытия, в том числе также на безграничные области”. Часто встречаются идиомы, в которых метафорический перенос основан на сопоставлении ярких признаков внешности или типичных повадок, присущих определённым видам животных и птиц, с соответствующими качествами человека. Например, cock-sparrow “забияка, задира”, chicken-liver “трус”, feather-brain “пустой, глупый человек” и др.

Другие образные идиомы выполняют изобразительную функцию и подчеркивают “живописную самоценность” предмета. Переосмысление значения у подобного рода идиом основано не на семантическом переносе, а на се­мантическом сдвиге в пределах одного фрейма, на изменении «пер­спективы» восприятия ситуации.

Индикаторные идиомы мотивированы не подо­бием двух референтов, а связью «референт — его признак». Языковое моделирование коллекторной связи возможно тогда, когда обоим коммуникантам эта связь известна. Говорящий ко­дирует информацию о предмете, указывая на признак предмета, а реципиент декодирует сообщение, проделывая обратное умоза­ключение от признака к предмету.

На основе анализа эмпирического материала нами выделено несколько видов связей в семантике идиом, выполняющих изобразительную функцию.

“Причина-следствие”.

Tangle-foot (букв. “заплетающаяся нога”) - “виски”, где следствием употребления виски является неровная походка;

“Содержание-форма”

В идиоме tongue-in-cheek (букв. ”язык за щекой”) - “неискренний, насмешливый” в качестве признака неискренности выступает язык за щекой; hairsplitting (букв. “разделённые волосы, пробор”) – “педантичность”. Здесь аккуратно причесанные волосы являются признаком педантичного человека.

Способность идиоматичных слов означать не то, что они должны означать исходя из их внутренней формы, отсутствие жесткой связи между означаемым и означающим, способность выступать в качестве намека на денотат и вызывать у слушателя нужную мысль помогают вежливо, смягчённо обозначать предметы и явления, открыто говорить о которых не позволяют социальная норма, этикет, тактичность. Например, nightwalker “проститутка”, red-lamp “бордель”, funny-house “больница для наркоманов”.

Некоторые идиомы выполняют одновременно обе функции. Их значение основывается как на метафорической, так и на индикаторной образности. Например, идиома airdance (букв. “танцевать в воздухе”) “быть повешенным” представляет собой метафору: “танец” – предсмертная конвульсия; с другой стороны, здесь обозначен способ, с помощью которого человека подвергают казни: “казнь” – явление, “повешение” – форма.

В заключении обобщаются основные результаты и указываются перспективы дальнейшего изучения проблемы. Основной вывод состоит в следующем: предпринятое исследование показало, что идиомы и неидиомы сосуществуют в системе языка, в разных пропорциях дополняя друг друга в различных областях коммуникации, а свойство идиоматичности является фундаментальным свойством естественного языка; его нельзя отнести к разряду недостатков, а сами идиомы нельзя назвать аномалиями. Существование идиом в естественном языке неизбежно и полезно для развития человеческой культуры и са­мого языка.

Дальнейшими перспективами исследования являются:

1). Сближение исследований в области словообразования, с одной стороны, и фразеологии, с другой стороны. Поиск и восстановление общих категорий словообразования и фразеологии.

2). Дифференциация статуса морфем в идиоматичных сложных словах, т.е. выявление функций, выполняемых морфемами в таких словах и установление того, какие морфемы сохраняют самостоятельные значения, а какие утрачивают его.

3). Дальнейшее изучение и классификация приращённого смысла идиоматичных слов.

4). Дальнейший анализ путей возникновения идиоматичных сложных слов.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

научные статьи, опубликованные в научных журналах и изданиях, рекомендованных ВАК РФ:

1. Гаманко, Р.С. Знаковая структура идиоматичных и неидиоматичных слов / Р.С. Гаманко // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. “Актуальные проблемы гуманитарных наук”. Вып. 2. – Самара: Издательство Самарского научного центра РАН, 2006. – С. 34-38. – 0,62 печ. л.

научные статьи, опубликованные в других изданиях:

2. Гаманко, Р.С. Трактовка понятий “идиома” и “идиоматичность” в отечественной и зарубежной лингвистической литературе / Р.С. Гаманко // Вторые ознобишинские чтения: Сб. материалов Юбилейной международной научно-практической конференции, посвящённой 200-летию Д.П.Ознобишина (14-15 мая 2004 года). Т.2.– Инза-Самара: СГПУ-СНЦ РАН, 2004.– С. 76-78. – 1 печ. л.

3. Гаманко, Р.С. Внутриязыковая и межъязыковая идиоматичность / Р.С. Гаманко // Филологическая проблематика в системе высшего образования: Межвузовский сборник научных трудов. Выпуск 2. – Самара: СамГАПС, 2005. – С. 199-206. – 1,62 печ. л.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»