WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

В проанализированном языковом материале нам удалось обнаружить довольно мало идиом с расширенным значением. На наш взгляд, это связано с неточностью номинации: некоторые объекты номинации не обладают тем признаком, который зафиксирован во внутренней форме термина.

Идиоматичные сложные слова со сдвинутым по объему значением.

У идиоматичных сложных слов со сдвинутым по объему значением наблюдается лишь частичное совпадение границ реального и номинального денотатов. Между реальным и номинальным значениями имеет место отношение вероятностной корреляции. Между явлениями действительности иногда наблюдается взаимовероятностная связь, то есть более или менее частая взаимная встречаемость. Иными словами, явлению А с высокой вероятностью сопутствует явление Б. Эта связь закрепляется в сознании большинства носителей языка. Для описания данной связи можно использовать формулу : если А, то вероятно Б, и наоборот. Этим она отличается от логической эквиваленции, которая гласит: если А, то непременно Б, и наоборот.

Вероятностная корреляция находит отражение в семантике идиоматичных сложных слов. Например, теплицы зачастую бывают стеклянными. Этот факт отражен в сложном слове glasshouse. Номинально она означает “стеклянный дом”, а реально – “теплица”. Между номинальным и реальным значением имеет место вероятностная корреляция. В данном случае ее можно описать следующим образом: если объект Х является стеклянным домом, то вероятно, что он является теплицей, и наоборот, или в иной формулировке: некоторые стеклянные дома являются теплицами, и некоторые теплицы являются стеклянными домами. Ср. также: greenback “банкнота” (амер.), whitebook “сборник официальных документов”, roundhead “пуританин”, handbook “справочник” и т.д.

Таким образом, в подобного рода сложных словах отражена типичная, частотная связь явлений, свойств, признаков. Подобные языковые единицы недостаточно точно указывают своей внутренней формой на круг обозначаемых явлений или предметов, то есть на границы денотата.

Идиоматичные сложные слова с переносным по объему значением.

У сложных слов с переносным значением объемы денотативных областей номинального и реального значений совершенно не совпадают. Английское сложное слово wirepuller имеет буквальное значение “дёргающий за провололку” и реальное значение “политический интриган”. Очевидно, что всякий объект номинации, являющийся человеком, дёргающим за проволоку, не является политическим интриганом, и наоборот. Иначе говоря, две этих денотативных области не имеют общего участка. Соответственно, номинальное значение и реальное значение не имеют общей зоны номинации.

В проанализированном нами языковом материале обнаружено большое количество языковых единиц с метафорическим значением. Метафора предназначена для эмотивно-оценочного изображения объекта, выявления его прагматически значимых сторон. Приведём ряд примеров сложных слов, в которых перенос основан на метафоре: bloodsucker “эксплуататор”, beach-comber “бездельник”, dog-collar “белый пасторский воротник с застежкой сзади”, frogman “ныряльщик с аквалангом” и т.д.

Приведём также ряд примеров метонимического переноса: blue-collar “производственный рабочий”, blackshirt “ фашист”, Ironsides “конники Кромвеля”, black-berets “морские пехотинцы” и т.д.

Исходя из общепринятого традиционного определения внутриязыковой идиоматичности как невыводимости (несовпадения) общего значения языковой единицы из суммы значений ее частей, видно, что это «несовпадение» представляет собой неравнообъемность четырех видов, основанных на четырех видах логических связок, а «невыводимость» означает невозможность дедуктивного вывода реального значения из номинального на основе логической эквиваленции.

По степени семантической целостности идиоматичные сложные слова подразделяются на полные и неполные идиомы. У полных идиом значение является полностью целостным, то есть состоящим только из сем, а у неполных — частично целостным, то есть состоящим из целостного и членимого компонентов. В частично целостном значении можно выделить семы целостного компонента (идиоматические семы) и семы членимого компонента (морфемные / лексические семы).

У идиоматичного сложного слова workhouse с номинальным значением “работный дом” и реальным значением “исправительная колония” семантические признаки [работный] и [дом] обладают собственными морфемными десигнаторами и имеют статус значений. Комплекс семантических признаков [исправительная колония] не имеет лексических десигнаторов и является идиоматическим компонентом. Здесь также налицо частичная неделимость значения при дели­мости формы. Эту языковую единицу назовём лексической идиомой с частично целостным значением, или неполной лексической идиомой. Ср. также: redbird “иволга”, glasshouse “теплица”, black-beetle “вид таракана”, meeting-house “молитвенный дом” и др.

Значение идиоматичного слова wildcat “фальшивка” полностью целостное: ни один из семантических признаков, составляющих его значение, не имеет собственного, отдельного десигнатора. Все они являются семами. Эту единицу целесообразно называть лек­сической идиомой с полностью целостным значением, или полной лек­сической идиомой.

Идиоматичность есть вопрос степени. По нашим наблюдениям, сравнительно небольшое количество слов и устойчивых сочетаний в английском языке, относятся к полным или почти полным идиомам, но весьма значительное их количество принадлежит к числу неполных идиом, где степень идиоматичности варьирует в широких пределах.

По динамике целостного компонента значения в Главе II выделяются идиоматичные сложные слова с постоянным и переменным целостным компонентом значения.

У ряда английских лексических идиом семный состав и объем значений определены недостаточно четко. Значения таких идиом в разных контекстах трактуются неоднозначно. Например, democracy означает (а) “власть народа” и / или (б) “государственное устройство при котором исполнительная власть осуществляется посредством избрания представителей” и / или (в) “политический режим подавляющего большинства населения в западных странах” и/ или (г) “принципы свободы и равенства людей” и / или (д) “народ” и / или (е) “вседозволенность” [The Pocket Oxford Dictionary of Current English 1975]. Идейно-политический, духовно-культурный и исторический аспекты понятия “демократия” в разных контекстах представлены в значении этого слова в разном количестве и в разных комбинациях.

Морфема demo- (< греч. demos “народ”) употребляется в ряде других английских слов: demagogue, demographical и др. Морфема -cracy восходит к греческому kratos “власть” и тоже употребляется в других английских словах: autocracy “абсолютизм, автократия, самовластие, самодержавие”, monocracy “единовластие, единодержавие, единоличие, единоначалие”, technocracy “технократия” и др. Это говорит о членимости слова democracy на две корневые морфемы. Сумма морфемных значений слова democracy— “власть народа” (< греч. demos + kratos) — эквивалентна лишь одному из его реальных значений; в остальных случаях лексико-семантические варианты этого слова являются частично целостными в плане содержания, будучи членимыми в плане выражения, то есть являются идиомами. Но целостный компонент их значений варьирует по семному составу. Такие языковые единицы можно назвать лексическими идиомами с переменным целостным компонентом значения.

Размытость значения проявляется на уровне словоупотреблений и реализуется в индивидуальных контекстах. Полисемия существует на уровне семантических вариантов знака в рамках семантической структуры знака и проявляется в разных группах контекстов. Например, английская идиома wisewoman имеет 4 дискретных значения: (а) “знахарка”; (б) “гадалка”; (в) “ведьма”; (г) “повивальная бабка” [The All Nations English Dictionary 1992]. Каждый из лексико-семантических вариантов этой языковой единицы представляет собой идиому с постоянным целостным компонентом значения. Ср. также cat’s-eye а) ”хризолит”, б) “катафот (отражатель света фар)”; redeye а) ”ночной перелет / переезд”, б) “крепкое дешевое виски”; pigskin (а) “свиная кожа ” и / или (б) “седло” и / или (в) “футбольный мяч ” и др.

К этому же разряду следует отнести и однозначные идиомы с неразмытым (строгим) значением. Например, catfish “сом”, dragon-fly “стрекоза”, purple-fish “багрянка (моллюск)”.

В ряде случаев наблюдается тенденция к переходу от размытости значения к строгой однозначности или полисемии, а идиома с переменным целостным компонентом стремится стать  идиомой с постоянным целостным компонентом.

Наблюдается и обратная тенденция — размывание первоначально строгого значения. Так, слово nationalism (nation- “нация” + -ism) первоначально обозначало преданность отчизне, чувство патриотизма; затем оно сузило свое значение и стало обозначать осознание превосходства одной нации над другими. Динамическая вариативность семного состава свойственна идиомам с размытым значением, а статическая — многозначным идиомам со строгими значениями. С течением времени возможно превращение строгого значения в размытое, а размытого — в одно или несколько строгих.

По степени семантической транспонированности лексические идиомы подразделяются на неполноценные и полноценные. Степень выводимости реального значения из номинального и, соответственно, степень мотивированности у идиоматичных сложных слов определяется приблизительным количественным соотношением номинального и реального денотатов, зафиксированным в фоновых знаниях, а также характером симилятивного подобия или индикаторной связи номинального и реального значений.

Если и только если реальное значение языковой единицы мотивировано, то оно в той или иной мере выводимо из номинального значения (и фоновых знаний). У идиом мотивированность / выводимость реального значения неполная. Индекс вероятности (PI) выведения реального значения из номинального варьирует в пределах 100% > PI 0%. Так, у английской лексической идиомы strongbox индекс вероятности выведения реального значения “сейф” из номинального значения “прочный ящик” приближается к ста процентам, но все же не достигает ста процентов, так как данное слово теоретически имеет более одного истолкования: первое – “сейф”, второе – “любой прочный ящик”. Фоновые знания подсказывают реципиенту, что первое из упомянутых истолкований более вероятно. Оно же является реальным значением для этого слова. У английской идиомы prize-fighter “боксер” индекс вероятности выведения реального значения “боксер” из номинального значения “дерущийся за приз” тоже весьма высок, но все-таки он ниже, чем в предыдущем случае. Эти приблизительные количественные соотношения зафиксированы в фоновых знаниях носителей языка. Если при декодировании языковых единиц вероятность реального значения 100% > Р 50%, будем называть такие языковые единицы неполноценными идиомами, или идиомоидами.

У лексической идиомы red-tape выводимость реального значения “бюрократизм” из номинального значения “красная тесьма” равна нулю, так как мотивационная связь между ними утрачена. Такие языковые единицы можно назвать полноценными идиомами, или собственно идиомами. К их числу относятся и такие, у которых номинальный денотат составляет 0% реального. Это идиомы с переносным значением — симилятивные (frogman “ныряльщик с аквалангом”) и индикаторные (bluestocking “сухая педантка”, grey-coat “солдат армии южан (в гражданской войне 1861-65 гг.)”, bluecap устар. “шотландец”). Условимся считать, что полноценные идиомы — это такие, чей номинальный денотат составляет 50% ND 0% реального или ND 150% реального. Разумеется, эти соотношения носят приблизительный характер, так как их точная статистика обычно не зафиксирована в фоновых знаниях. Граница между этими разрядами идиом размыта.

По составу целостного компонента значения лексические идиомы подразделяются на сигнификативные, сигнификативно-коннотативные и коннотативные. Если целостный компонент значения состоит только из понятийных сем, перед нами сигнификативная идиома. Например, broadcloth “тонкое черное сукно с шелковистой от­делкой двойной ширины”; sea-lab “подводная научно-исследовательская лаборатория”; star-gazing “астрономия”; breadline “хлебная специальность; хлебная очередь; очередь безработных за бесплатным питанием”.

Если целостный компонент значения включает также коннотации, перед нами сигнификативно-коннотативная идиома. Сюда относятся идиомы highwayman “разбойник”; calf-love “юношеская любовь”; cocksure “самоуверенный”; feather-brained “глупый” и т.д.

Если же целостный компонент значения содержит только коннотации, мы имеем дело с коннотативной идиомой. Например, sweetheart “моя милая”, blackguard “подлец”, asshole “ублюдок” и др.

Пропорция между этими видами семантических признаков варьирует в широких пределах у разных идиом. Так, в идиоме weight-lifter “штангист” коннотация почти отсутствует; в идиоме cathouse “бордель” понятийные и эмотивно-оценочные семы представлены в равном объёме; а у идиоматичного сложного слова hairball “сволочь” отсутствует понятийный компонент. Таким образом, граница между тремя упомянутыми разрядами идиом размыта.

В Главе III “Функциональная специфика английских идиоматичных слов” рассмотрены основные специфические функции идиоматичных сложных слов, показано, какие свойства идиом обусловливают выполнение этих функций, определена роль идиом в функционировании естественного языка.

Спектр функций, выполняемых полностью мотивированными словами, сравнительно узок. Неидиоматичное слово "не имеет права" обозначать ничего, кроме того, что оно обозначает. Его семантическая вариативность жёстко огра­ничена либо конвенциональностью (у немотивированных знаков), либо первичными правилами семантической комбинаторики (у мотивированных знаков). Но человеку часто нужно передавать неточные, размытые значения. Идиоматичное слово "имеет право" обозначать все, что угодно, в рамках широкой семантической области (смы­слового поля), которое возникает вследствие того, что реальное значение нежёстко мотивировано номинальным значением идио­мы.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»