WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Однако, если мотивационные сегменты разноязыковых лексических аналогов не изоморфны, а лишь гомоморфны (не полностью вписываются в одну и ту же мотивационную модель), такие разноязыковые единицы в той или иной мере идиоматичны по отношению друг к другу. Таковы, например, англ. self-guide и рус. самоучитель.

Свойство внутриязыковой идиоматичности является неизменным и абсолютным вследствие неизменности эталона сравнения (в синхроническом плане), в то время как свойство межъязыковой идиоматичности изменчиво и относительно вследствие смены эталона сравнения.

Внутриязыковая идиоматичность складывается из таких параметров, как семантическая осложнённость, семантическая неравнообъёмность и семантическая целостность языковой единицы. Осложнённость и неравнообъёмность подразумевают друг друга и вместе составляют двуединое свойство семантической транспонированности. Целостность подразумевает наличие транспонированности, но не обязательно наоборот. Исходя из этого, мы выделили два категориальных признака идиомы: устойчивость и семантическую целостность. Остальные признаки идиомы являются гиперкатегориальными; их наличие имплицируется наличием категориальных свойств.

В Главе I показано, что идиоматичные слова и идиоматичные словосочетания имеют ряд общих черт. Ввиду высокой степени устойчивости идиоматичные словосочетания по ряду параметров соотнесены со словами и объединены с ними в составе лексико-фразеологического фонда языка. К числу факторов устойчивости относятся: нали­чие у идиоматичных словосочетаний семантической целостности, а значит, и структурно-семантической немоделированности по схеме непереосмысленных сочета­ний слов, семантическая дискретность, особая организация их звуковой и грамматической формы, основанная на принципе повтора, а также то, что идиомы десигнируют постоянные семантические единицы - концепты, yстойчивые в рамках данной культуры.

Однако полная семантическая целостность и немоделированность свойственна не всем идиоматичным словосочетаниям. У некоторых из них часть значения всё же распределена по отдельным лекси­ческим десигнаторам; это неполные идиомы. Они по своим структурно-семантическим свойствам располагаются дальше от идиоматичных слов, чем полностью идиоматичные словосочетания.

Степень номинативной самостоятельности (словности) лексических компонентов идиоматичного словосочетания определяется тем, насколько они похожи на слова свободного употребления: совпадают ли (и насколько) их значения со словарным значением соответствующих слов, насколько полна их грамматическая парадигма, способны ли данные лексические компоненты самостоятельно сочетаться с элементами контекста и вклиненными словами, способны ли они употребляться отдельно. Если они на это не способны, то есть основания полагать, что они превратились или находятся на пути превращения в морфемы, а всё сочетание – в сложное слово.

Идиоматичные устойчивые словосочетания отличаются от идиоматичных сложных слов тем, что, в отличие от последних, они являются раздельнооформленными. Однако высокая устойчивость обеспечивает глобальность номинации, которая роднит идиоматичные сочетания с идиоматичными словами.

В Главе I указывается на то, что строй английского языка влияет на образование идиоматичных сложных слов. Это проявляется в тенденции к свёртыванию раздельнооформленных идиоматичных единиц в цельнооформленные единицы, то есть в слова. Поскольку в английском языке многие словоформы лишены аффиксального оформ­ления, при подавлении номинативной функции они приобретают некоторые черты морфем, а в предельном случае становятся морфемами. Поэтому именно для английского языка особенно характерна лексикализация идиоматичных словосочетаний, как следствие слияния значений лексем и обретения словосочетанием глобальности номинации. В английском языке, в отличие от русского, граница между лексическим и фразеологическим фондами размыта, и разграничение идиоматичных словосочетаний и сложных слов нередко представляет определённые трудности, поскольку, вследствие аналитического характера строя английского языка, словосочетания легко переходят в слова. Часто идиоматичные словосочетания включаются в лексические словари на правах слов. Например, языковые единицы типа toadeater “льстец”, waterdrinker “трезвенник”, фиксируются в словарях с раздельным, слитным либо дефисным написанием. Это связано с бесфлексионностью синтаксической связи слов, характерной для английского языка.

К числу особенностей строя английского языка, способствующих образованию сложных слов, можно отнести следующие:

1. Грамматическая конверсия.

а) Употребление существительных в синтаксической функции определения, которое можно рассматривать как вид грамматической конверсии. Практически любое английское существительное может применяться в роли, обычно исполняемой прилагательными (ср.: wallflower “застенчивая девушка”, warhorse “бывалый солдат”, joy-walker “неосторожный пешеход”, bush-telegraph “слухи, сплетни” и т.п.).

б) Использование существительного в синтаксической функции простого сказуемого. Ср.: to fingerprint “снимать отпечатки пальцев”; to newspaper (the walls) “оклеить (стены) газетами (перед наклеиванием обоев)”; to headhunt “вербовать специалистов, “охотиться за кадрами” и т.п. Существительные при этом превращаются в глаголы.

2. Снабжение раздельнооформленных единиц (словосочетаний и
высказываний) словоизменительными и словообразовательными морфе­мами, превращающими их в слова. Сюда можно отнести случаи оформления словосочетания суффиксом –er, например: beetle-crusher “сапожище”, bottle-holder “секундант боксёра”, firewatcher “пожарник на вышке” и т.п. В этих примерах суффикс –er присоединяется не ко второму слову, а ко всему словосочетанию.

3. Синтаксическое словообразование по схеме повелительного предложения, свернутого в слово. Например: forget-me-not "незабудка", touch-and-go “рисковый человек”, cash-and-carry “продажа за наличный расчет без доставки на дом”.

4. Синтаксическое словообразование по схеме словосочетания. Например, free-for-all “потасовка”, good-for-nothing “бездельник”, lily-of-the-valley “ландыш”.

5. Редупликация (удвоение основы), характерная для разговорной речи и сленга. Например, walkie-talkie ”переносное радио”, riff-raff ”оборванец”, chi-chi ”красивая девушка”, dilly-dallying ”бездельничать”.

В целом следует отметить, что вследствие сравнительно бедной морфологической оформленности английских слов в английской речи отмечается стремление к сворачиванию раздельнооформленных идиоматичных единиц в цельнооформленные единицы, то есть в слова. Даже если раздельнооформленная единица не становится словом, она в ряде случаев обнаруживает, по крайней мере, тенденцию к лексикализации, проявляющуюся в стремлении ее лексических компонентов слиться в цельнооформленную единицу.

В Главе II “Структурно-семантическая специфика английских идиоматичных слов” анализируется специфика идиоматичных сложных слов и разрабатываются их классификации. В первом параграфе главы II анализируется знаковая структура идиоматичных слов и статус их компонентов. Идиоматичные слова обладают разной семантической целостностью, а их компоненты характеризуются разной степенью самостоятельной знаковости. При приложении к идиоме вторичного кода (т.е. кода фразеологической системы) она распадается на вторичные знаки. В. М. Савицкий высказал мысль о трех функциональных типах лексем в составе идиом: лексемы-слова; лексемы-эквиваленты морфем; лексемы-эквиваленты фонем [Савицкий 1993].

Некоторые компоненты в составе идиоматичных слов сами по себе не выполняют ни номинативной, ни смыслонесущей функции, а выполняют «функции, подобные тем, которые выполняют фонемы в составе слова» [Телия 1969], то есть конституирующую и смыслоразличительную. Здесь целесообразно использовать понятие дистинктора смысла, предложенное М. В. Никитиным. «Дистинктором является такая единица, которая способна различать смысл в составе единиц высшего порядка, но сама по себе не соотносится с каким-либо концептом…» [Никитин 1983].

Фонемы являются единицами общеязыкового кода. Применяя это понятие к единицам второго ономасиологического уровня, мы говорим о вторичных дистинкторах смысла. Например, идиома wildcat “фальшивка” переосмыслена целиком, а не по частям. Она состоит из двух морфем, ни одна из которых не несет самостоятельного смысла; лексические компоненты этой идиомы являются вторичными дистинкторами смысла. Морфема wild- позволяет отличить это идиоматичное слово от идиомы catcall “освистывание”, cat-o-nine-tails “плеть”, cat-ice “тонкий лёд”. Ср. также: muck-rake “кляузник, склочник”, nest-egg “деньги, отложенные на чёрный день”, fatcat “богач”, thunderclap “ужасная новость” и др.

Некоторые компоненты в составе идиом выполняют не только конституирующую и смыслоразличительную, но и смыслонесущую функцию, и в силу этого могут быть названы вторичными фиксаторами смысла. М.В. Никитин определяет фиксаторы смысла как «те единицы, которые не только различают смысл, но и фиксируют его, т.е. соотнесены с определенными единицами содержания…различение смысла дополняется дискретизированным распределением смысла» [Никитин 1983]. По М.В. Никитину, фиксатором может быть не только морфема, но и более крупная единица, отвечающая данному определению. Морфемы представляют собой первичные фиксаторы смысла (единицы общеязыкового кода). Применяя это понятие для единиц второго ономасиологического уровня, мы говорим о вторичных фиксаторах смысла. Например, у идиомы vanity-box “дамская сумочка” лексические компоненты тяготеют к обретению статуса вторичных фиксаторов смысла. Ср. также: think-tank “голова”, monkey-jacket “куртка моряка”, doughboy “солдат пехотинец” и др.

Чем более самостоятельные значения имеют компоненты, входящие в состав идиоматичного слова, тем ближе они к статусу вторичных номинаторов смысла. М.В. Никитин определяет номинатор как «такую единицу, которая сама по себе способна актуализировать в сознании фиксируемый ею концепт» [Никитин 1983]. Например, monkey-nut “земляной орех, арахис”, trumpet-call “призыв к действию”, strongman “диктатор”, glasshouse “оранжерея” и др.

Как известно, фонемный фонд языка относится к первичному коду языка [Зелёнкина 2001]. Однако в частных случаях отдельные фонемы и их блоки могут обретать специфические функции, связанные с их участием в мотивировке значения. Повтор формальных элементов некоторых идиоматичных слов (фонем и их блоков) способствует установлению корреляции (сопоставлению либо противопоставлению) элементов значения. Привлеченные для этой цели фонемы семантизируются и вследствие этого становятся единицами фразеологического (а не только языкового) кода. Подобного рода единицы можно назвать корреляторами смысла в составе идиоматичного слова. Так, в идиоме hit-or-miss “как попало” ассонанс и повтор акцентно-слоговой структуры морфем способствуют противопоставлению положительного результата (hit) c неудачей, провалом (miss). Ср. также: deadhead “безбилетный пассажир”, tittle-tattle “болтовня, слухи”, namby-pamby “жеманство” и т.д.

В главе II приведена классификация идиом по ряду оснований. Поскольку идиомы логически “не равны самим себе”, внутриязыковая идиоматичность представляет собой неравнообъемность номинального и реального значений, то есть соотношение, не основанное на логической эквиваленции. Анализ языкового материала позволил выявить четыре вида идиоматичных сложных слов по характеру соотношения между реальным и номинальным значениями: идиомы с суженным, расширенным, сдвинутым и переносным значением. Этим четырем видам соответствуют четыре вида логических связей между реальным и номинальным значением: репликация, импликация, вероятностная корреляция и отрицательная импликация, на основе которых происходит идиоматизация языковых единиц.

Идиоматичные сложные слова с суженным по объему значением.

В качестве примера идиоматичного слова с суженным значением приведем английское идиоматичное сложное слово blackberry, номинальное значение которого “черная ягода”, а реальное значение – “ежевика”. Поскольку ежевика является разновидностью ягод черного цвета, то можно убедиться в том, что сложное слово обладает суженным по объему значением (под объемом значения понимается денотат данной языковой единицы.

В данном случае номинальное и реальное значения слова находятся в отношении логической репликации. Это отношение может быть сформулировано следующим образом: “Только если А, то Б”. В нашем примере это отношение не подразумевает, что всякая ягода черного цвета является ежевикой. Следовательно, из суммы значений частей данного сложного слова (черная + ягода) невозможно вывести реальное значение; оно не выводится дедуктивным путем из комбинации лексических значений, а приписывается данному слову. Часть реального значения, содержащая все остальные признаки ежевики, является условным (конвенциональным) компонентом значения. Этот компонент не закреплен ни за одной морфемой, входящей в данное слово, он относится ко всему слову в целом, что дает основания назвать его целостным компонентом данной языковой единицы.

Нами выделено две разновидности сложных слов с суженным значением:

  1. Слова, которые буквально интерпретируются полностью и однозначно, но не адекватно их реальному значению. Сюда относится вышеприведенный пример. Ср. также: bottle-holder “секундант боксёра”, blueberry “брусника”, newsman “диктор новостей”, bluestone “медный купорос” и др.
  2. Слова, которые невозможно буквально интерпретировать полностью и однозначно. В качестве примера рассмотрим сложное слово mainspring.

Буквально оно интерпретируется неопределенно: "Пружина, выполняющая какую-то главную функцию”. Это сложное слово имеет два реальных значения:

  1. “часовая пружина”;
  2. “основной двигатель” [The All Nations English Dictionary 1992].

В нашей работе слова, относящиеся к обеим разновидностям, названы идиоматичными сложными словами с суженным значением.

Идиоматичные сложные слова с расширенным по объему значением.

У такого рода сложных слов наблюдается обратное соотношение реального денотата и номинального денотата: реальный денотат шире номинального. Например, у современного слова steam-roller реальный денотат “каток” (дорожно-строительная машина) шире номинального “паровой каток”.

Между реальным и номинальным значениями такого рода сложных слов имеет место отношение логической импликации (если А, то В). Наблюдается несоответствие значения целого сумме значений частей, или, в логических терминах, отсутствие эквиваленции между ними. Это позволяет отнести такого рода термины к числу идиом, которые получили в нашей работе название идиоматичные сложные слова с расширенным значением.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»