WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |

Рассматривая глобальную проблематику вербального начала в сюрреализме и его связь с сакральным мы учитывали как творческие концепции эпохи (дада, сюрреализм, заумный футуризм), так и теории Фердинанда де Соссюра (его работа об анаграммах), В. Беньямина (об «ауре»), а также современные теории Ж. Деррида (о «закрытии представления»), Ю.М.Лотмана и Б. Успенского («Миф-имя-культура»).

Проблема соотношения сюрреалистической драмы с традицией и мифологическим сознанием анализируется через призму теорий различной природы – философии символических форм Э. Кассирера, структурной антропологии К. Леви-Стросса, психокритики Ш. Морона, а также разработок российских ученых последних десятилетий – Е.М. Мелетинского, Е.А.Стеценко, В.Б. Мириманова и др.

Конкретная методика нашего исследования основана на сопоставлении театральности вне драматургии, сюрреалистической драматургии и театральных теорий (по преимуществу А. Арто и Р. Витрака). Театральная эстетика сюрреализма представляется как некая целостность со сложными и, в некоторых случаях, внутренне противоречивыми закономерностями, анализ которых приводит либо к их разрешению, либо к их интеграции в общее целое.

Теоретическое значение диссертации состоит в разработке категории театральности в связи с литературой сюрреализма, и, с другой стороны, новом осмыслении самой теории сюрреализма, с точки зрения интеграции историко-литературных, теоретико-литературных и междисциплинарных методологий, что позволяет раскрыть малоизученные или вовсе неизученные ранее аспекты поэтики сюрреализма. Работа вносит вклад в разработку теории авангардной драмы. Предложенная концепция рассмотрения художественной системы сюрреализма открывает новые возможности в синтетическом осмыслении культуры авангарда как межродового целого.

Научная новизна. В российский научный контекст вводится ряд малоизученных ранее или вообще неизученных текстов, принадлежащих драматургии сюрреализма и другим жанрам. Некоторые из рассмотренных явлений (например, пьесы Ж. Барона) малоизвестны не только в России, но и во Франции; и были исследованы по авторским рукописям. Были выявлены основные черты поэтики сюрреалистической драмы, раскрыта логика их внутренних противоречий. Впервые был предложен комплексный анализ литературы сюрреализма через призму театральности, что позволило показать драматургическое, теоретическое, поэтическое и прозаическое творчество как специфическую целостность, для которой характерно генетическое и одновременно аналогическое единство.

Основные положения диссертации, выносимые на защиту

1. Специфическая вненаходимость театра в культуре сюрреализма (если воспользоваться словами М. Корвена, «театр – корабль-призрак сюрреализма». Thtre en France. T. 2. P., 1988. C. 336). Значение сюрреалистической драматургии определяется через ее проекции в последующую, уже не-сюрреалистическую драматургию. Сюрреалистическая драма – это, прежде всего драматургия для чтения, что отразилось в ее публикации в первых периодических изданиях группы Бретона.

2. Сюрреалистическое «удвоение» мира, воплощенное в теории сюрреальности/реальности обладает имплицитной и эксплицитной театральностью. Это подтверждается возможностью ее ассоциаций с теориями А. Арто и Р. Витрака, разработанными в связи с Театром Альфред-Жарри.

3. Идея анти-индивидуального и коллективного творчества приводит к своеобразной театрализации быта и самого творческого процесса в сюрреализме, что отражается в сюрреалистических перевоплощениях, масках, симуляциях и играх.

4. Основные категории сюрреалистической эстетики – «грезы», «юмор», «красота» разрабатываются сюрреалистами с использованием театральной метафорики, которая, в свою очередь, может быть как результатом спонтанной и произвольной поэтической ассоциации, так и отсылкой к различным источникам – от трудов Ф. Ницще и З. Фрейда до произведений Д.М. Синга.

5. Поиски новой визуальности, характерные как для словесных, так и для изобразительных искусств сюрреализма, приводят, в частности, к созданию новых форм поэзии, в которых сочетается вербальное и изобразительное начала (что делает сюрреалистов предшественниками современной визуальной поэзии), осмысляемое самим авторами как театрализация или «мизансцена» поэзии и изобразительных искусств. В свою очередь, такое понимание подтверждается и возможностью применения к данному явлению понятия избыточности театрального знака, являющегося одним из необходимых признаков театральности в семиологическом смысле этого термина.

6. Будучи за пределами определенных жанров, сюрреалистическая драматургия отличается постоянными ассоциациями с самыми различными театральными жанрами - от комедии дель арте, елизаветинской драмы, мелодрамы, символисткой драмы, до гран-гиньоля, бульварной драмы и др., - а также с ритуалом. Эти отсылки, выраженные как в прямой, так и (чаще) в пародийной форме, обеспечивают, в конечном счете, большую степень сценичности пьес, вызывая у зрителя первоначальную реакцию узнавания, хотя в дальнейшем это узнавание может оказаться и обманчивым.

7. «Театр слова» - центр притяжения всей сюрреалистической драматургии, построенной и функционирующей в большей степени по принципу поэзии, нежели драмы. Крайним вариантом этого феномена является буквальная театрализация слова, в его фонетических и графических аспектах.

8. Тематическим продолжением «театра слова» являются пародийные образы книги в сюрреалистических драмах, отражающие попытки обозначения культурного синтеза.

9.Будучи воплощением театральности в театре par excellence, метатеатральные формы выражают особое отношение к проблеме существования, в чем несомненно сказывается влияние пьес Л. Пиранделло. Будучи, как правило, элементом, создающим симметричные жесткие конструкции, метатеатр в сюрреализме зачастую принципиально асимметричен, представляя собой бесконечное нагромождение форм, подчас вне всякой мотивации, что подчеркивает его принципиальную открытость иному – вне-театральному миру.

10. «Театр картин» (восходящий к традициям драматургии XVIII в.) - на первый взгляд, парадоксальное явление в сюрреалистической драме, тяготеющей к «театру слова». Парадокс объясняется благодаря буквализму в представлении «картин». Но это возвращение к «театру слова» происходит на новом уровне, приближаясь к понятию «иероглифа» А. Арто.

11. Проблема соотношения «конкретного» («предметного») и «абстрактного» («беспредметного»), являющаяся одной из глобальных для культуры авангарда с начала ХХ века, решается в сюрреалистической и дадаистской драматургии в специфических представлениях о телесном, которое выходит за пределы вербального, и одновременно соотносится со сферой слова.

12. Всеобъемлющее мифологическое сознание, а также его «имитация» (термин Ю. Лотмана и Б. Успенского), воплощенные в художественной системе сюрреализма, приводят к созданию «новой мифологии». Ее драматургическая реализация представляет собой аналог «ритуала», что, с одной стороны, сближает сюрреалистические поиски с теорией А. Арто, с другой, открывает новые возможности в разработке драматургии и театральных зрелищ (например, «театр абсурда», «хэппеннинги» и др.).

Практическая значимость. Материалы диссертации могут использоваться для фундаментальных исследований, посвященных литературе и культуре авангарда, истории драмы и театра, сопоставительных исследований, а также в теоретических трудах, посвященных проблеме межвидовых взаимодействий. Полученные результаты могут быть использованы также в вузовских курсах истории и теории мировой литературы, театра и культуры, а также при разработке спецкурсов, учебных и учебно-методических пособий, посвященных проблемам авангарда.

Апробация работы. Основные положения диссертационного исследования изложены в докладах на академических (РАН), межвузовских и международных конференциях в Москве, Санкт-Петербурге, Париже, Клермон-Ферране, Шамбери, Нанте, Бремене, Дюссельдорфе, Люксембурге и др. (более 40 конференций), на исследовательских семинарах ИМЛИ РАН, РГГУ, МГУ, НЦНИ Франции, университетов Франции и Германии, и др, в 70 научных публикациях на русском, французском и немецком языках, напечатанных в России, Франции, Германии, Швейцарии, Нидерландах, в том числе в российских и иностранных журналах, рекомендованных ВАК. В связи с работой над диссертацией автор занималась научным составлением трудов в России и во Франции и была их ответственным редактором: «Антология французского сюрреализма», М., ГИТИС, 1994, совм. с С.А. Исаевым; специальный номер французского журнала «Critique», Paris, 2001, № 644-645, совм. с В. Береловичем; Специальный номер журнала «Cahiers d’histoire culturelle», Tours, № 10, 2001, совм. с М.-К. Отан-Матье и Э.Анри; «Превратности выбора», М., РИО МГК, 2004, совм. с Т.В. Балашовой и Ж.Шеньо-Жандрон; «От текста – к сцене», М., ОГИ, 2006, совм. с М.-К. Отан-Матье; «Энциклопедический словарь сюрреализма», М., ИМЛИ, 2007, совм. с Т.В. Балашовой, для которого автор диссертации написала также 52 статьи, объем которых занимает около одной пятой объема словаря, и др. Материал диссертации использовался в общих и специальных курсах по истории и теории литературы, прочитанных автором в Российской Академии театрального искусства (1992-1994), Российском Гуманитарном Университете (2001), Франко-российском университетском Колледже (1997, 2004) а также в Российском Государственном Гуманитарном Университете (с 2004 г. по наст. вр.) и учтен в двух учебно-методических комплексах, опубликованных в РГГУ в 2008 г.

Структура исследования – диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и библиографического списка.

Во введении обозначаются теоретические координаты работы, связанные с понятием театральности, дается обзор литературы и обосновывается структура диссертации.

Театральность является многозначным понятием, применяемым в различных гуманитарных дисциплинах, а потому нуждается в уточнении. Рассмотрев различные современные теории, связанные с театральностью (В.Е.Хализев, М.Т. Родина, Д. Бабле, И. Торе, А. Гуйе, Ж. Фераль и др.), мы обращаем особое внимание на два критерия в определении этого понятия: историзм и междисциплинарность.

Возникнув в конце 1910-х –начале 1920-х годов и развиваясь до 1970-х годов (а согласно некоторым его адептам, и по сей день), французское сюрреалистическое движение занимает серединное положение между двумя существенными культурными явлениями, связанными с большим интересом к театральности. С одной стороны, речь идет о культуре конца XIX века, с вагнеровской идеей «gesamtkunstwerk» («тотальное произведение»), с другой – торжеством театральности в культуре постмодернизма (И.П. Ильин). В этом контексте эстетика сюрреализма рассматривается как своеобразный полигон, на котором разрабатывается специфическая театральность, определенным образом связанная с обозначенным историческим контекстом.

В качестве исходной методологической базы мы опирается на определение Р. Барта, допускающее трактовку театральности и в литературоведческом, и в театроведческом смысле, а также открывающее возможность для ее антропологической и психоаналитической интерпретации (см. выше: раздел автореферата «Методология работы»).

Проявления театральности вне театра и в драматургии находились в тесном взаимодействии в культуре сюрреализма. Поэтому была избрана «кольцевая» композиция работы. В первой главе анализируется по преимуществу драматургический и критический (театральная критика) материал, связанный непосредственно с театром, во второй главе – театральность вне театра (но с использованием драм и теории А. Арто и Р.Витрака), в третьей главе – основные принципы поэтики сюрреалистической драмы, в выявлении которых учитывалось как соотношение драмы с реальной сценой, так и соотношение драмы с особой театральностью, принципы которой были разработаны в культуре сюрреализма вне театральной теории.

В первой главе «Французская сюрреалистическая драма и ее реализации: сцены, теории, журналы» рассматривается место сюрреалистической драмы на театральной сцене и в журнальных публикациях, а также элементы театральной критики в деятельности группы А. Бретона в 1920-е годы.

Раздел 1.1. «Перипетии истории театральных воплощений сюрреалистической драмы» посвящен собственно сценической судьбе сюрреалистических драм. Для написания этого раздела были использованы как опубликованные, так и малоизвестные документы 1910-х-1970-х годов. Хотя в начале формирования группы А. Бретона прослеживается явное желание сюрреалистов создать свой специфический театр (для которого даже придумываются разные названия, например, «Театр пожара», «Имбецильный театр»), эти попытки не приводят ни к созданию собственно сюрреалистического театра, ни к разработке театральной теории. Большинство пьес, написанных сюрреалистами, оставались «драмами для чтения».

Отношение сюрреалистов к сцене во многом предопределялось их восприятием некоторых явлений предшествующей и современной культуры – творчества А. Жарри, Г. Аполлинера, Р. Русселя, пьесы или спектакли которых служили своеобразным эталоном воплощения сюрреалистического духа на сцене, а подчас и средством выражения сюрреализма на сцене (1.1.1, 1.1.3 – здесь и далее по тексту подразделы обозначаются цифрами курсивом). В начале 1920-х годов группа А. Бретона проявляет большую театральную активность, что было связано с необходимостью консолидации сюрреалистического движения, формировавшегося на рубеже 1920-х годов в тесном взаимодействии с дадаизмом. Так, именно в рамках дадаистких спектаклей, фестивалей и манифестаций наряду с пьесами дадаиста Т. Тцара «Вторая небесная авантюра господина Антипирина» (1920) и «Газодвижимое сердце» (1921, 1923), были сыграны пьесы А. Бретона и Ф. Супо «Пожалуйста» (1920), «Вы меня позабудете» (1920). Группа Бретона устраивала и полу-импровизированные представления, самым известным из которых был «Процесс над Барресом» (1921) (1.1.4). Искусство Театра Альфред-Жарри (1926-1929), созданного диссидентами группы А. Бретона – А.Арто и Р. Витраком, рассматривается через призму его специфического соотношения с культурой сюрреализма (1.1.5). Другой театральный эксперимент – постановка С. Иткиным пьесы А. Жарри «Убю прикованный» в 1937 г. – непосредственно воплощал театральные чаяния группы сюрреалистов, которые активно сотрудничали с режиссером (1.1.6). В 1.1.7 рассматриваются постановки дадаистских и сюрреалистических пьес на профессиональных сценах 1920-1930-х годов (театр-лаборатория Ар э Аксьон под руководством Л. Лара и Э. Отана, театрах Мишель, Авеню, Матюрен, Елисейских полей, и др., режиссеры А. Кавальканти, А. Берже, М. Эрран и др.), а также неосуществленные проекты и попытки взаимодействия с режиссерами О. Люнье-По, Ж. Копо, Г. Бати, Ш. Дюлленом, Л. Жуве, Ж.Питоевым.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»