WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     ||
|

Практическое значение исследования – в обосновании принципов адаптив–ного управления территориальной организацией региона при рыночной экономике с учётом глубинных факторов развития расселения. Практическую ценность имеют зонирование региона, банк данных как средство мониторинга расселения, концепция развития транспортного каркаса региона и системы поселений с регулированием заселённости территорий, предложения по совершенствованию административно-территориальных границ узла расселения на востоке региона.

Результаты работы использованы в прогнозах социально-экономического развития Сибири в 1976-1987гг. Института экономики и организации промышленного производства (ИЭиОПП) СО РАН; при составлении Федеральной программы строительства в России жилья для выезжающих из районов Крайнего Севера (1992-1994гг.); в программах развития ряда районов и городов Сибири и Якутии (1974-1993гг.). На основе исследований прочитан курс лекций по районной планировке в новосибирских вузах в 1983-2007гг. По итогам работы опубликованы 2 монографии, более 40 статей. Об итогах исследований доложено на всесоюзных и региональных конференциях: «Развитие производительных сил Сибири», Новосибирск, 1980г.; «Пути совершенствования управления социальным развитием аграрного сектора региона», Барнаул, 1987г.; «Проблемы разработки и внедрения градостроительных банков данных», Киев, 1991г.; «Стабилизация экономики Сибири», Новосибирск, 1994г.; на заседании Ассоциации сибирских и дальневосточных городов, Новосибирск, 2000г.; на научной конференции «Эволюция и функционирование систем расселения в СССР», Пущино, 1991г.; международной конференции «Города Якутии», Нюрба, 1996г., на совещании Союза архитекторов РФ, Омск, 1982г. и градостроительной секции Новосибирского отделения Союза архитекторов 1983г.; межрегиональном градостроительном форуме, Новосибирск, 2006г. Автор выступал на конференциях, советах, семинарах и совещаниях в НИИ, вузах, министерствах и госкомитетах (ИЭиОПП СО РАН, Новосибирск, 1974-1987гг.; ЦНИИЭПграждансельстроя и ЦНИИПградостроительства, Москва, 1976-1990гг.; СибЗНИИЭП в 1974-1991гг., Новосибирск; архитектурного и строительного вузов, Новосибирск, 1981-2007гг.; в Минстрое и Госкомсевере РФ, Минстрое Якутии в 1992-1994гг., в Госгражданстрое СССР (1983г.), Госстрое РФ (1992г.), на заседаниях новосибирского отделения РГО, в областных администрациях Сибири и пр. По результатам работы составлены научные записки, рассылавшиеся в аппараты губернаторов Сибири, полпреда президента в ЗСФО РФ, в межрегиональную ассоциацию «Сибирское соглашение», в Минрегионразвития РФ. Часть итогов исследования вошла в работу, получившую в 2004г. 3-ю премию на всероссийском конкурсе интеллектуальных проектов «Идеи для России»1.

Структура и объём работы. Диссертация состоит из введения, шести глав, заключения, списка использованных источников с 322 названиями, приложения. Общий объём работы 390 страниц. Работа содержит 93 иллюстрации, 66 таблиц.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ РАБОТЫ

1. Зонирование позволяет установить адекватность методологической основы работы, исследовать структуру и эволюцию регионального расселения, выявить его целостность, неделимость административными границами и нерасчленённость на городское и сельское расселение. Типология расселения, зонирование региона базируются на многомерной классификация его территориальных единиц. Три комплексных фактора представляют собой линейные комбинации тесно коррелиро–ванных параметров. Их совокупность отражает глубинный признак объекта. Факторы интерпретируются как заселённость территории, её положение относительно крупных центров расселения, сложность состава сети городов и сёл. Совокупность территориальных единиц разбита по каждому фактору на 3 класса по степени выраженности свойств. Классы пересекались по факторам для многомерности описания объектов. Зонирование сводилось к получению наименее дробного деления региона при явных различиях зон.

На территории Западной Сибири отражён широкий спектр форм российского расселения. Её своеобразие – не в оригинальности каждой из форм, а в неповто–римости их сочетания, взаимоположений и взаимовлияний, в уникальности места региона в общероссийском расселении. Значит, понимание особенностей организа–ции, функционирования и эволюции расселения, выработка принципов управления им невозможны без дифференцированного подхода на основе типологии расселения по особенностям его самого и лишь затем – внешним условиям.

Контрастность, соседство типов расселения стимулируют взаимодействие территорий, являются глубинной причиной эволюции расселения. Организация, функционирование и эволюция каждой из зон зависят от их взаимоположения и места в региональной системе. Контрастность и взаимосвязанность территорий, поселений побуждают к географическому перераспределению демографических, материальных, финансовых ресурсов и деятельности на местном, зональном, региональном и российском уровнях.

Сформировано 7 зон: три – урбанизированные, три – сельские и зона наименее заселённая, отдалённая от крупных центров (рис. 1-3).

Сеть местных центров в аграрных зонах в 3-10 раз реже, чем в самой урбанизированной. В аграрных зонах значительно меньше территория ближайшего окружения местных центров с относительно благоприятной средой расселения. Центры и рядовые поселения в аграрных зонах – в среднем – мельче, диапазон людности и хозяйственной специализации же, а их социально-экономический потенциал невысок. Описание зон на основе параметров классификации территорий и данных статистико-социологических обследований показало контрастность зон по качеству жизни, производственному и транспортному потенциалам, силе взаимодействия города и села, благоприятности условий дальнейшего развития. Редкая заселённость на большей части региона тормозит его обустройство, удорожает производство, транспорт. Избытки земельных ресурсов сдерживают переход на интенсивные аграрные технологии. Малая заселённость – это слабый контроль над территорией. Она сдерживает территориальное разделение труда, а функцию сельских поселений отчасти выполняют города. Многие города слабо влияют на урбанизацию окружения, во многом формальную на большей части региона. Малая заселённость ряда территорий разобщает жителей региона и сдерживает их консолидацию в гражданское общество.

2. С 1959 до 1990гг. численность жителей в регионе выросла на 19,6% против 25,4% роста по России. Доля региона в населении страны сократилась. Значительна разница изменений по России и региону в последующие годы при сокращении количества жителей в стране. Велик контраст зональных изменений людности в самой Западной Сибири (рис. 4).

Доля горожан в населении региона выросла с 52 до 71%. На урбанизированные зоны пришлось 93% прироста горожан. Удельный вес самой «городской» зоны в населении региона увеличился с 37 до 51%. Центры аграрных зон не удерживали своё население. Миграционный поток из их окружения направлен к урбанизированным зонам. Оборот миграции в городах, равный их людности, в аграрных зонах проходил за 20-22 года, с приближением к самой урбанизированной ускорялся до 9-10 лет. В крупнейшей аграрной зоне прирост населения райцентров в 50 раз уступал количеству жителей, выехавших из зоны. Исчезло 53% сёл. Сельское население урбанизированных зон сократилось от 40 до 50%, за чертой урбанизированных – от 53 до 73%. В урбанизированных зонах количество жителей в 30-км коридоре вдоль дорог регионального значения выросло с 1959 г. на 1/2, а вне коридора уменьшилось на 1/4. В крупнейшей сельской зоне на таком расстоянии жителей стало меньше на 1/6, на большем удалении – на 1/3. Количество центров сельсоветов в 15 км от дорог не изменилось, на большем расстоянии оно уменьшилось на 6%. Изменилось распределение населения по региону (рис. 5).

Инфраструктура на большей части региона унаследована от периодов с недостаточной ориентацией экономики на рынок. Она изношена, имеет малую плотность на единицу территории и в связи с оттоком населения теряет своё значение. В рассеянных некрупных поселениях инфраструктура неликвидна, её трудно обменять на ценные бумаги, не сделать залогом под кредит для развёртывания производства, не обратить в капитал.

3. Ощутимое влияние на перемены в расселении оказывают немногие поселения, последовательно и динамично растущие или деградирующие. Людность большинства остальных существенно колеблется, но эти изменения в значительной степени уравновешивают друг друга и такие поселения – противовес динамично меняющимся, залог устойчивости расселения. В урбанизированных зонах амплитуда изменений величины поселений больше, чем в аграрных. В 1980-1984гг., благоприятные для прироста населения сёл Западной Сибири с 1000-ю и более жителями, амплитуда колебаний людности этих сёл в самой урбанизированной зоне от –29% до +128% была в 1,5 раза больше, чем в наименее заселённой. Таких поселений в урбанизированной зоне было относительно в 4 раза больше. Эта особенность характерна и при депопуляции региона (рис. 6-7).

Экстремальные изменения – у всех типов поселений. Обезлюдела часть крупных с 1500 жителями, росла часть малых. Из сёл менее чем с 50-ю жителями к концу исследуемого периода уцелело 4,3% сёл. Среди них были выросшие в 100 раз. До 1990г. помельчало более 40% райцентров (сёла и городские поселения менее чем с 20 тыс. жителями), 1/3 городов с населением 20-100 тыс. жителей и 2/3 более крупных городов (без областных центров).

Стохастичность изменений людности очевидна, так как редкие из быстро выросших поселений удерживались на достигнутом. Накопление населения могло быть долгим, а растрата приобретённого – почти мгновенной. Часты быстрые рост или спад людности посёлков после долгого периода её стабильности и наоборот: резкого торможения темпов изменения величины сёл. Обычны чередования роста и убыли населения городов, райцентров до 1990г. и после этого (рис. 8).

Неоднородность хода времени – поочередных ускорений и замедлений темпов изменения людности, инфраструктуры, интенсивности деятельности видна в пульсации изменений почти каждого поселения. Видимо, это связано со свойствами времени и пространства. Если время сравнимо с течением реки, то подобные колебания – это «зыбь» времени, искажающая регулярные изменения расселения, подобные маятниковому движению. Качественные сдвиги в итоге резких изменений – у немногих поселений. Но они «расшатывают» расселение, воспроизводящее свои качества, подталкивая его эволюцию. Рост населения самой урбанизированной зоны Западной Сибири обеспечила меньшая часть её городов и сёл. У 34% сёл с исходной людностью более 1000 жителей в этой зоне в 1980-1984 гг. отток был мощнее миграционного притока населения. Прирост населения этой когорты сёл на 2/3 обеспечен ростом количества жителей лишь в одном из восьми таких сёл. В среднем прирост населения в этих сёлах был по 850 человек. С приростом сельского населения самой урбанизированной зоны на 2% сёл тут стало меньше на 40%. В крупнейшей сельской зоне сельское население сократилось на 33%, а количество сёл – на 53%.

Перепадам в изменении отдельных населённых пунктов сопутствуют устойчивые тенденции изменения для когорт поселений в целом, зон расселения, региона. Повсеместно и с разной интенсивностью мельчала большая часть сёл почти всех типов (по людности, типу хозяйства, административному статусу, уровню благоустройства и др.). Среди сёл, имевших к 1959 г. 1-2 тыс. человек, нижнюю границу когорты перешло в 6 раз больше посёлков, чем верхнюю. Из когорты сёл с 2-3 тыс. жителей 75% посёлков перешли в когорты менее крупных сёл. К 1990 г. после переходов сёл из прежних когорт людности в другие стало на 29% меньше посёлков с населением 2-3 тыс. жителей. У сёл с меньшей людностью утраты значительней. В крупнейшей сельской зоне сельское население сократилось на 33%, а количество сёл – на 53%. Таким образом, направленное, непрерывное и текучее изменение всего расселения – итог отдельных спонтанных и разнохарактерных событий. Способность пластичной системы расселения воспроизводить структуру, изменчивость расселения при плавных переменах в большинстве поселений и скачкообразных сдвигах у немногих посёлков – это механизм эволюции, схожий с механизмами эволюции других сложных систем. Не всё воспроизводится, не всякие экстремальные изменения усваиваются расселением. Многие из них не проходят через фильтр исторического отбора. Это видно и до 1990 г., и в последующий период.

Воспроизводство расселения и большей части поселений (наследственность) даёт шанс прогнозирования их будущего. А вероятность сдвигов в непредвиденных точках развития (изменчивость) не позволяет доверяться долгосрочным прогнозам. Непредвиденный поворот событий вероятнее всего в районах с малой, разрежённой массой расселения и значительной скоростью событий. Там наиболее вероятны резкие изменения у части поселений. Подобное происходит в других редко заселённых районах, например на Крайнем Севере РФ после 1991 г. При большой плотной массе, сложной структуре расселения ход времени замедлен, оно устойчивей. В урбанизированных зонах наибольший размах экстремальных изменений величин у поселений разных типов. Но тут вероятность и масштабы непредсказуемых последствий перемен в расселении невелики.

4. При спаде людности большинства сёл, уменьшении их количества, густоты их сети после 1959г. росла средняя величина сёл, шло воспроизводство соотношения количества малолюдных и крупных поселений. В основе механизма воспроизводства классов поселений разной величины – миграция населения. Главная ветвь миграционного потока направлена к крупным поселениям, более развитым террито–риям. Чем крупнее поселение и выше потенциал территории, тем быстрее в них миграционный обмен населения. В один из пятилетних периодов количество выехавших из посёлков Западной Сибири с 201-500 и 2001-3000 жителями составило, соответственно, 34 и 37% исходной людности. А въехало туда 19 и 30% от первоначального количества жителей. На этой основе саморегулируется состав сети поселений. Саморегулирование включает этапы: 1- миграция жителей из малолюдных сёл и, в итоге, обезлюдение части таких сёл, 2- временный рост больших и средних сёл, пока не спадёт приток переселенцев из исчезнувших сёл, 3- уменьшение количества жителей больших и средних сёл из-за продолжения оттока собственного населения, но уже без восполнения миграционных потерь, так как исчерпан приток переселенцев из обезлюдевших сёл, 4- полное или частичное восстановление прежних соотношений между количеством сёл разной величины, но уже в поредевшей сети поселений. Так, в 1970–1990 гг. количество сёл сократилось на 31%, но соотношение сёл разной величины не изменилось.

Pages:     ||
|



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.