WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 10 |

Напомним, что событийная общность является онтологическим основанием человеческой жизнедеятельности, существование которой обеспечивается посредством двух механизмов: отождествления и обособления. В процессе отождествления происходит восстановление и порождение связей, что лежит в основе приобщения к общечеловеческим формам культуры. В ходе обособления - порожденные связи преобразуются в отношения. Единство и противоположность обособления и отождествления и есть то непрерывное живое противоречие со-бытия, которое является общим механизмом развития человеческой субъективности. Оно не может быть до конца разрешенным, пока совершается развитие.

Однако, становление интраиндивидуальности реализуется лишь при временной разобщенности, раздвоенности со-бытия, разрыва того общего, что связывало двух субъектов, то есть того, что из совместной жизнедеятельности, становится принадлежащим каждому из них, превращается в некоторую способность. Это возможно только при существовании особого механизма: рефлексии, которая есть не просто разрыв, а обретение новой способности, становящейся главной - это способ внешнего отношения к своей жизнедеятельности в целом.

Чтобы встать в отношение к своей жизнедеятельности в целом, необходим выход за ее пределы, выход из органических, “врожденных” способов, выход за пределы наличных условий жизни. В самом общем виде проблема рефлексии предстает как определение субъектом своего способа жизни (С.Л.Рубинштейн).

С.Л.Рубинштейн, анализируя человека как субъекта жизни, выделяет два основных способа существования и, соответственно, два отношения человека к жизни. Первый способ - это жизнь, не выходящая за пределы связей, в которых живет человек, где всякое отношение - это отношение к отдельным явлениям, а не к жизни в целом. Окружающая жизнь выступает здесь “субъектом” вместо человека. Этот способ жизни возможен, когда она идет как бы сама собой, жизнь-автомат. Второй способ существования связан с появлением внутренней рефлексии, которая как бы прерывает этот непрерывный процесс, выводя человека мысленно за ее пределы. Именно с этим С.Л.Рубинштейн связывает переход к новому способу существования. С этого момента начинается путь либо к моральной неустойчивости, либо построение нравственной жизни. Перечисленные феномены, видимо, определяют некоторое переходное состояние, когда личность оказалась в ситуации невозможности жить по-прежнему, не может предохранить свою неустойчивую систему Я от разрушения.

Однако, необходимо отметить, что возникновение внутренней рефлексии, вход за пределы наличных условий жизни, не предопределяет их реальных изменений. Важно, чтобы внутренние энергетические ресурсы превышали инерционность наличного состояния, иначе у индивида не хватит сил для каких-либо преобразований. Поэтому нами был выделен третий способ жизни, о котором речь пойдет позднее.

Таким образом, в процессе обособления происходит освобождение от того психологического контекста, в котором новая способность возникла. Только тогда она станет субъектной характеристикой и сможет быть перенесена в новые условия деятельности (К.Н.Поливанова, 1994).

Совместное бытие людей задает только вектор развития, не предопределяя его хода. Что же происходит с каждым конкретным индивидом в процессе развития.

Прежде всего, необходимо различать процессы социализации и культурации. В процессе социализации человек осваивает различные социальные роли; в процессе культурации происходит интериоризация накопленных в истории культуры знаний, ценностей, идеалов. Но должен существовать (и существует!) третий процесс, который позволяет выходить за пределы данной культуры и приобщаться к Миру, а не к его части - процесс универсализации.

Все эти три процесса “скреплены” различными личностными смыслами, вершиной которых является смысл жизни. Смысл жизни как способ отношения к миру реализуется личностью как в профессии, так и в других сферах жизни. Через смысл жизни как многообразие отношений личности, строится и отношение к профессии. Конечно, возможен и такой вариант, когда смысл жизни и смысл профессиональной деятельности находятся в частичном или полном несоответствии друг другу. Данное положение ведет к неустойчивости личности, повышенной тревожности. Здесь возможны несколько вариантов. Либо смысл жизни начинает определять и отношение к профессии, либо отношение к профессии “поведет” за собой и преобразует по своему подобию смысл жизни. Третий вариант определяется как бы параллельным существованием этих двух смысловых пространств, что возможно только при использовании механизмов психологической защиты.

В качестве ядра личностных смыслов выступает Я-образ, который вместе с образом-эталоном непосредственно задает направление развития личности. Противоречия между этими двумя образами часто бывают неактуализированными, что сдерживает развитие личности профессионала.

Смысл жизни объективируется в жизненном пути человека. Как уже отмечалось, С.Л.Рубинштейном было выделено два способа жизни. Третья форма активности, о которой он не писал, связана с ломкой старых форм, установившихся отношений, активным движением к новым смыслам, которые требуют и нового отношения к окружающей действительности.

В соответствии со способами жизненного пути нами было выделено три модуса человеческого бытия: обладания, социальных достижений и служения. Охарактеризуем их кратко.

Сущностной природе человека отвечает модус служения, когда основным отношением является любовь к другим людям, что позволяет человеку выходить за пределы своих актуальных, наличных возможностей. При жизненном модусе социальных достижений, когда основным отношением к жизни является соперничество, что обусловливает повышенную тревожность, неуверенность в себе и часто препятствует успешному становлению личности педагога-профессионала. При модусе обладания другой человек является только объектом, средством для достижения собственных целей, нравственные преграды отсутствуют, что делает профессионализм попросту невозможным.

Необходимо отметить, что нельзя понимать указанные модусы как изолированные друг от друга. Конечно же, все они присутствуют в жизни любого человека. Выделяя их, мы имели в виду, что приоритет принадлежит какому-нибудь одному из них, а другие являются лишь средством реализации этого отношения к жизни.

Указанные модусы, в свою очередь, являются этапами становления профессионала. Согласно закону трансформации этапов развития какого-либо явления в структурные уровни его организации (Я.А. Пономарев), можно прийти к выводу, что эти модусы отражают также уровни профессионализма.

В соответствии с модусом обладания, в нем находит выражение овладение предметом или человеком. Потребности данного типа соотносимы с определенным кругом благ. Субъективно они переживаются как недостаток, нужда в них. Потребность в обладании чем-либо, в том числе другим человеком, является отчужденной формой человеческих потребностей. При данном модусе все, что не является самим индивидом редуцируется им до уровня средств. Профессиональная деятельность превращается в искусство отделываться вещными или вещноподобными результатами от необходимого личностного участия. Соответственно, никакая деятельность не является мотивосообразной, так как никакого мотива нет, нужно только обладать данной деятельностью.

На данной стадии становления, как и на всех других, можно выделить две линии, одна из которых характерна для людей, которые только начинают осваивать профессию. Это такое состояние, когда индивид уже покинул некую событийную общность, но еще не обрел другую, более высокого уровня. Первая линия имеет своим итогом две возможности. Одна из них - это переход на следующий этап (модус социальных достижений). Вторая - это отказ от исканий и “остановка” на данном этапе.

Другой вектор становления личности профессионала заключается в том, что индивид уже “нашел” себя, он не хочет изменений ни себя, ни своей деятельности. Он относится к ней как к средству удовлетворения своих потребностей. Деятельность лишена своих ценностных качеств, а является как бы псевдо-деятельностью, которая характеризуется отсутствием и мотиво- и целесообразности и развертывается в виде отдельных, часто хаотических операций и динамических стереотипов. Индивиды в результате данной деятельности в целом обнаруживают низкий уровень эмоциональной стабильности, повышенную чувствительность к негативным воздействиям, накапливают аффективные переживания, ригидны, болезненно реагируют на ситуации, затрагивающие их самоуважение.

Однако, при внешней схожести двух указанных линий на данном этапе, имеются некоторые скрытые различия. В силу обнаружения субъектом новых смыслов своей деятельности, изменения отношения к ней, несмотря на то, что деятельность пока еще состоит из отдельных операций, у индивида уже появляется представление о более крупных ее единицах. Новый смысл начинает “вести” за собой регулятивные механизмы деятельности, преобразуя их. В этом случае возможен переход к модусу социальных достижений.

При переходе к модусу социальных достижений имеют место как бы два способа реализации стремления к превосходству над другими людьми. Первый отражает стремление к социальному статусу, второй характеризуется устремленностью к достижению собственно профессиональных успехов. Но в обоих случаях имеют место две линии развития. Одна из них отражает положение, когда индивид “застрял” на данном этапе профессионализации и полностью адаптировался к деятельности. Он “нашел” себя и не стремится изменить ни себя, ни свою деятельность. Это происходит в том случае, когда человек обрел способность выйти за рамки потока повседневного бытия, взглянуть на свою жизнь, в том числе и профессиональную, в целом, однако не находит внутренних ресурсов для преобразования своего поведения. Тогда происходит следующее: в течение какого-то времени индивид продолжает оставаться на довольно высоком уровне профессионализма. В данном случае уже не происходит развития, но пока еще нет и регресса. В случае, когда данное положение осуществляется довольно-таки длительное время неизбежен последующий регресс, и возвращение к первому этапу профессионализации, то есть модусу обладания.

Вторая линия становления возможна, когда личность находит в себе силы изменить жизнь, но все-таки в рамках данного модуса возможны лишь частичные преобразования себя, что не ведет к переходу количественных изменений в качественные.

Необходимо отметить, что и при стремлении к власти, и при устремленности к собственно социальным достижениям возможны две формы функционирования: групповая и индивидуализированная. Но в обоих случаях (идентификация с определенной группой или же индивидуализация от нее) имеют место некоторые недостатки. Идентификация с коллективом обусловливает несвободу человека, индивидуализация же от группы делает его более одиноким, вынужденным самостоятельно бороться с трудностями наличного бытия.

При идентификации с группой постоянное воспроизводство отношений в ней обусловливает ограниченный характер развития данного индивида. Здесь возможно развитие в пределах определенного круга, но невозможно свободное и полное развитие ни индивида, ни группы.

При индивидуализации индивид противопоставляет себя другим, что равносильно отвержению, отрицанию другого. И чем больше он утверждает собственную индивидуальность, тем больше отрицает собственную сущность.

В связи с высочайшей устремленностью к достижениям собственных целей появляется эмоциональная неустойчивость, под влиянием которой поведение утрачивает мотивосообразность, а активность направляется аффективно насыщенными целями. Ведущим уровнем, детерминирующим специфику поведения становится не личностно-смысловой, а индивидуально-психологический, так как протекание деятельности определяется не смысловыми образованиями, а присущими субъекту характерологическими особенностями. Следствием этого является ослабление функционирования регулятивных механизмов личностного уровня. В результате поведение становится релевантным не мотивам, а лишь целям, причем часто ситуативно обусловленным.

Для восстановления ценностно-смыслового уровня регуляции деятельности необходимо осуществление единства, со-в-местного бытия и деятельности с другими людьми, так как смысл актуализируется только при встрече двух соприкоснувшихся смыслов, когда субъект не противопоставляет себя другим, а приобщается к ним. Это возможно при переходе к следующему этапу личностного становления профессионала - модусу служения. Переход к нему возможен только через углубление рефлексии, изменении отношения к другому человеку, через понимание того, что достигнутое превосходство над другими людьми, и через это - реализация себя - не может быть полной, и в данном случае человек все-таки испытывает определенное неудовлетворение и своими достижениями, и жизнью в целом.

При модусе служения, который знаменует собой последний этап становления профессионала, он впервые предстает как целостный субъект. Эта целостность задается со-причастностью ко всему сущему на Земле, и отражает переход к ступени развития субъективности, обозначенной В.И.Слободчиковым как стадия универсализации. Отсюда начинается духовная жизнь человека, преодоление разобщенности с другими людьми, ощущается эквивалентность Миру, что позволяет ему выйти за пределы сколь угодно развитой индивидуальности в область общечеловеческих смыслов.

В профессиональной деятельности этот новый этап характеризуется появлением все учащающихся пиковых переживаний, в которых все силы личности сливаются воедино, человек становится больше самого себя. Он продолжает двигаться в потоке повседневной жизни, но с другой стороны, находится как бы над ним. Во время появления пиковых переживаний человек способен через посредство Я-эмпирического реализовать смыслы своего высшего, духовного Я.

Однако, данную деятельность, по существу, деятельностью назвать трудно, так как реализация замысла всегда превышает цель, которая была поставлена первоначально. Главное в ней не производство какого-либо полезного продукта, а раскрытие Миру своей потенциальной уникальности, со-причастности с другими людьми, и через это -развитие и себя, и Другого. В это время приходит ощущение будто не ты выполняешь данную деятельность, а кто-то другой руководит всеми твоими действиями. Появляется ощущение колоссальной мощи, того, что ты можешь все. В процессе отдачи себя другим, высвобождается огромная энергия, повышающая работоспособность и качественность выполнения данной деятельности во много раз. Это и есть ощущение подлинного профессионализма, когда любой человек, находящийся рядом быстро поднимается по ступенькам духовного развития и через это - профессионального мастерства.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 10 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»