WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Начиная с конца XII в. баланс между тремя основными «сверхполитическими» конфессиальными пространствами - мусульманским, католическим и православным нарушается. Именно с конца XII в. начинает проявляться со всей ясностью раскол церквей 1054 г. Католический Запад начинает выступать как активная и решительная сила на политической и идеологической арене, стремящаяся подчинить языческие окраины и активно противопоставить себя восточному христианству. Вместо двух равноправных ветвей христианства с падением Константинополя в 1204 г. появился теоретически единый католический мир во главе с римским первосвященником.

Другая причина перемен появилась извне, из степей Азии надвигались орды монголов, готовых, казалось, смести все на своем пути.

Все эти перемены создали «призму», которую Запад, чем дальше, тем больше обусловливала восприятие Русских княжеств. Происходит постепенная эволюция восприятия русских от мира к войне. Русские из «одноуровневого» пространства и христианской страны постепенно превращались идеологами Запада в «схизматиков» и фактически «неверных». Нужно отметить, что одновременно сосуществовали две точки зрения – «официальная» с запретами и открытой войной, и «реальная», действующая в конкретный момент, где вполне находилось место и союзам, и сотрудничеству.

Между декларируемыми целями и их достижением существовал разрыв. О том, чтобы реально, силой европейского оружия подчинить православное пространство, не приходилось на тот момент и мечтать.Европейцев сильно сдерживали также монголы, к сфере влияния которых относились теперь древнерусские земли.

Но «геополитическая» ситуация в Восточной Европе к концу XIII в. вновь изменяется – Монгольская империя фактически перестает существовать, распавшись на вполне понятные государства со своей политикой, кроме того, возрождается Византия и самостоятельное православное пространство. Так, от торжества католичества в Восточной Европе обе стороны постепенно переходят к религиозному противостоянию. Древнерусские земли теряют в глазах Запада самостоятельность, так, с одной стороны, поглощены языческой, а к XIV в. мусульманской Монгольской империей и ее наследниками, а с другой стороны, их подчиняют западноевропейские правители. Единое русское пространство разделяется, и активные контакты со стороны Западной Европы возобновляются уже в более позднюю эпоху.

Вторая глава «Византия и Древняя Русь: от «народа незнаемого» к православной державе» анализируются представления о Древней Руси, сложившиеся в византийской православной традиции. Она состоит из двух параграфов.

В первом параграфе. Представления византийских авторов о Древней Руси в период IX - конца X вв. рассматриваются представления византийцев о Древней Руси, возникшие на первоначальном этапе взаимодействия.

Византийская империя оставалась на протяжении средних веков наиболее мощным культурным и политическим центром мира. Византийцы рассматривали среду, которая их окружает, как нечто постоянное и неизменное. Основной целью византийского средневекового сознания было «привязать» существующую картину мира к традиционной. На основе религиозно-идеологических установок Византия четко делила всех, с кем сталкивалась на «варваров» и христиан. Каждым из этих типов подразумевал определенный уровень отношений. Стереотипы определялись для византийцев двумя основными составляющими – политической силой государства и христианской православной верой. Любой народ, появляясь на имперском горизонте необратимо включался в византийскую «систему координат». Именно поэтому первое появление русов в поле зрения Византии в 860 г. становится событием, надолго определившим отношение к «народу незнаемому» в византийском сознании. С этого времени имперские авторы говорят о народе «Рос». «Знакомство» двух народов началось с открытого нападения русов на столицу Империи – Константинополь.

Русы проявили себя как активный противник, то для империи в период раннего средневековья наиболее важным был вопрос практического взаимодействия с русами. Все их действия позволили Империи отнести новый народ к стереотипу «варвары» и влекли за собой совершенно определенный набор действий и характеристик. С 860 г. народ «рос» принимается в семью «известных» грекам народов, включается в мировую историю, «легитимизируется» и приобретает место в мировой политической системе как видели ее византийцы. Статус русов эволюционирует достаточно длительное время, изменяясь каждый раз при восшествии на киевский престол нового князя, и окончательно в сторону повышения изменяется при Владимире Святославиче с принятием православного христианства.

Нужно отметить, что сама Византия имела на протяжении этого периода достаточно смутные представления о Руси, так как фактически никогда не наблюдали жизнь русов в обычных условиях – только в ситуации посольств, войн, торговли и службы. Фрагментарность и размытость представлений касалась не только географии, но и общества в целом. Во многих случаях традиционные, еще античные и библейские, представления целиком замещали собой реальность. Кроме того, и сам интерес к Руси не был чем-то постоянным для византийской традиции, он может как увеличиваться, так и уменьшаться по мере значения русов для судеб империи.

Во втором параграфе «Русь в составе «византийского круга государств» в XI-XIII вв.» нами рассмотрена трансформация представлений византийцев о Древней Руси в период принятия христианства как государственной религии. В это время византийцы получают гораздо больше объективной информации о Руси из различных источников. На территории Византии в течение длительного времени существует военный русский корпус, русские монахи живут на Афоне, в Константинополе существует русское землячество, сами греки часто бывают на Руси. Русь из «варварской державы» на «краю мира» становится одной из территорий, где могут существовать и жить «ромеи».

Однако влияние традиционных представлений не исчезает и в этот период. Главным изменением становится то, что русы теперь не только и даже не столько «варвары», но и дружественная держава и один из христианских народов, с которым налажена система многообразных связей на различных уровнях. Древнерусские земли не входят в этот период в Византию целиком, так как Византия не имела реальных способов подчинения столь сильного в военном отношении и отдаленного территориально пространства, но «сверхполитически» Древняя Русь становится одной из стран «византийского круга», обретает церковную организацию, подчиненную константинопольскому патриарху и сама распространяет православную веру на новые территории.

В целом, на место «Руси варварской» в глазах византийцев приходит «Русь христианская», то есть отрицательный образ постепенно заменяется положительным. Одновременно полного замещения в этот период не происходит, так как Русь проводит самостоятельную политику и при каждом осложнении отношений между двумя странами «варварская» риторика вновь актуализируется, хотя с течением времени все реже.

В период раздробленности Руси византийский кругозор «сужается» до тех русских земель, с которыми она постоянно сотрудничает (Киевское и Галицко-Волынское княжества), но даже в трудный для обеих стран период I половины XIII в., когда Византия переживает завоевание крестоносцами, Русь - монголо-татарское нашествие, связи между ними не прекращаются.

В третьей главе Древняя Русь в представлениях восточных мусульманских авторов IX-XIII вв. рассматриваются представления во мусульманских авторов о Древней Руси.

В первом параграфе «Мусульманский Восток и Славяне-Русь: страна на краю мира» анализируются представления арабских авторов в домонгольский период

Древняя Русь в период IX-XII вв. поддерживала тесные связи с восточными (Хазарский каганат, Волжская Булгария, кочевые народы, арабские страны) территориями. Спецификой этих позиций было то, что мусульманские авторы, а именно они представлены в источниках, не ставили вопроса о подчинении русов себе.

Ни Хазарский каганат, ни тем более халифат не видели русов в качестве своей подданных и даже единоверцев и не делали упора на массовое «изменение веры». Для Арабского Востока русы, под которыми понимались все северные народы вообще, были в первую очередь торговыми партнерами, а после – военными противниками.

Восточным авторам русы виделись чем-то экзотичным, далеким и непонятным, но достаточно притягательным, а потому и вызывающим устойчивый интерес. Арабские, также как и греческие авторы, определяясь со своим отношением к руссам, исходят из античного наследства. Представления об их регионе («Север») строились по принципу «перевернутости», противоположности «своему» миру. Представления мусульманских авторов о родине русов были очень смутны и мало сопоставимы с реальным положением дел. Древняя Русь виделась им дикой страной, чуждой признаков цивилизации и культуры, обществом «вне системы». Варварство русов воспринимается ими как активное, деятельное, несущее угрозу существованию «цивилизованного мира».

Нужно отметить, что арабы, также как и греки, очень редко, почти никогда не наблюдали русов в их «естественной среде» - в большинстве случаев эти встречи происходили на чужой земле и только в двух ипостасях – как торговцев или воинов.

Главным отличием позиции Востока от Византии является то, что она гораздо менее ориентирована на религиозное восприятие. Имея достаточно четкое представление об их нравах, о политических аспектах и даже о географии Руси они знают сравнительно немного, да и эти сведения достаточно смутны.

С XI в., с изменением политической ситуации русы все реже появляются в восточных пределах и поток сведений о них сходит фактически на нет, так что русы пропадают из поля зрения мусульманских авторов на достаточно длительное время.

Во втором параграфе «Русские земли в Монгольской империи глазами мусульманских восточных авторов» мы рассматриваем представления о Русских землях в составе Монгольской империи, сложившиеся у мусульман в этот период.

Баланс в геополитической системе Восточной Европы менялся не только «изнутри, но и «из вне», Восточная Европа оказалась вовлечена не только в крестовые походы Запада, но в и монгольское нашествие.

Изменения в политике, религии, международных отношениях, вызванные походами монголов, были колоссальными и всесторонними. На глазах у одного поколения складывалась новая мировая система. Русские земли оказались включены в эту новую систему, причем положение в ней Руси самим способом включения и происхождением ее правителей было крайне незначительным. Завоевание Русских княжеств не рассматривалось и самими монголами и восточными авторами, описавших их походы как нечто катастрофическое или даже сверхординарное событие. Источники почти никак не оценивают ни победителей, ни побежденных, зачастую ограничиваясь достаточно скупым и сухим перечислением действий, переходов, сражений и жертв, никак не комментируя их. Поход видится восточным автором большим грабительским набегом кочевников на оседлые территории.

Восточные мусульманские авторы не интересуются традициями и религиозными пристрастиями русских. Религиозная доминанта временно отходит на задний план. Для монголов нет, по большому счету, мусульманина или православного, но есть подданные всемирной империи. Вообще же отношение монголов к религии радикально отличалось от западного и восточного. Монголы в рамках мировой империи стремились создать новую общность, основанную не на религиозном, а исключительно на имперском факторе.

Древняя Русь как часть общеевропейского мира чем дальше, тем больше переставала существовать. Русские земли включались в новую имперскую систему, реальное действие которой сказывалось до конца XIV века. Русские перестают существовать как самостоятельное политическое образование, способное проводить независимую и четкую внешнюю, а подчас и внутреннюю политику. Русь теряет статус полностью самостоятельного субъекта мировой геополитической системы и начинает рассматриваться как часть вновь созданной монгольской системы.

Все эти изменения были достаточно непривычны и сильно принижали авторитет правителей Руси, привыкших быть независимыми государями, но на тот момент Русь ничего не могла противопоставить складывающемуся порядку.

Древнерусские земли сохранили православное вероисповедание, но потеряли самостоятельность как фактическую, так и в представлениях окружающих ее пространств. Они все больше отдалялись от Запада, становясь для большинства современников частью монгольской системы, потеряв самостоятельную государственность и превращаясь в подданных империи и рабов монгольского хана. В глазах Запада они переставали быть частью христианского мира, в глазах же Востока они продолжали оставаться «неверными», то есть «не-мусульманами».

В заключении подведены итоги исследования и сформулированы основные выводы. За период с IX по конец XIII вв. Русь прошла огромный путь от племенных союзов восточнославянских племен, выплачивающих дань соседним государствам до крупнейшей средневековой державы Восточной Европы. Но гораздо больший путь, чем в реальном мире, Древняя Русь проделала в сознании и идеологических построениях окружающих ее народов. Наиболее значимые трансформации представлений о Руси в период Средневековья проходили, в основном, по линиям «язычество – христианство», «варварство – цивилизация», «подчинение – независимость». Все эти три фактора во взаимодействии образовывали целостную средневековую «систему восприятия». Текущая политическая ситуация учитывалась средневековыми авторами избирательно. Исходя из этих принципов, Русь воспринималась книжной традицией через призму стереотипов, касавшихся всех сфер общественной и духовной жизни. На основании традиционного восприятия мы можем выявить две основные трансформации представлений о Руси (IX – X и XIII вв.), отмеченные окружавшими ее сверхполитическими конфессиальными пространствами. Мы можем говорить о последовательной эволюции трех «систем представлений» Руси в сознании ее соседей: первый набор представлений о Руси (IX – X вв.): варварское языческое «внешнее» внесистемное общество; второй образ Руси (XI –XII вв.): христианская (православная) цивилизационная системная, одноуровневая, внутренняя страна; третий образ Русских земель (начинает формироваться в XIII в.): схизматические, изолированные, внесистемные, зависимые. Стереотипы отношений к Руси последовательно существовали на протяжение в среднем 200 лет, сменяясь через определенный «период трансформации» другим набором, который отличается от предыдущего во многих существенных чертах.

Основные положения диссертационного исследования представлены в следующих публикациях:

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»