WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Важно отметить, что правоотношение – это норма права, именно в действии, поэтому его признаки проявляются через практическую деятельность субъекта, и совершенно неуловимы вне ее. Особенностью деятельности органов внутренних дел, как властного института, функционирующего в условиях построения правового государства, является ее выражение в основном в правовых формах, как нормативного, так и индивидуального характера.

В научной литературе до настоящего времени нет общепринятой позиции: видом или разновидностью общественных отношений являются правовые и управленческие отношения Ю. Г. Ткаченко и Р. С. Хакимов, характеризуя соответственно правовые и управленческие отношение через предмет деятельности, приходят к пониманию данных категорий лишь как разновидностей общественных отношений, вместе с тем последние – категория многогранная, уловить сущность которой невозможно с одной позиции. По нашему мнению правовые и управленческие отношения характеризуются как виды общественных отношений не с точки зрения предмета деятельности (т. к. под этим углом они просто пронизывают многообразную деятельность человека, не раскрывая свою сущность), а по критерию функционального предназначения.

Таким образом, значение правоотношений как главных средств, обеспечивающих функционирование норм права, является всеобщим. Реализация всех юридических норм неизбежно проходит стадию правоотношения, т.е. субъективных юридических прав и обязанностей, находящихся в нераздельном единстве. В этом смысле деятельность органов внутренних дел как предмет правового регулирования – та часть их деятельности вообще, которая осуществляется в рамках правоотношений.

Осуществляя функции управления те или иные субъекты вступают в многочисленные отношения друг с другом, которые получили название «управленческие». Несмотря на достаточно широкое использование термина «управленческие отношения», в литературе пока не сложилось единого понимания его сущности и содержания, и как следствие отсутствует адекватное определение этой управленческой категории. Вместе с тем, очевидно, что объективной основой проявления принципов, использования управленческих методов и реализации функций в управленческой деятельности выступают именно управленческие отношения. В наиболее общем представлении, характеризующем все его возможные проявления, управление сводится к обеспечению согласованности и упорядоченности в действиях всех структурных элементов системы различного функционального назначения в соответствие с единой программой.1

Социальное управление осуществляется в рамках особого рода отношений между людьми, именуемых управленческими. Тот факт, что всеми без исключения исследователями они причисляются к отношениям общественным, означает, что им присущи эти свойства. Ясно и другое, общественные и управленческие отношения – не тождественны. Отношения управления – это те общественные отношения, которые порождаются особой деятельностью, сводимой к оказанию управленческого воздействия. Представляя собой, способ ее осуществления, они иначе как при осуществлении функций управления не возникают, именно здесь заключен их источник.

Особенность управленческих отношений предопределяется свойствами управленческой деятельности. Ее относительная самостоятельность и вторичность по отношению к другим видам общественно значимой деятельности унаследуется порождаемыми ею отношениями. Они обретают подчиненное, вспомогательное положение в общей системе общественных отношений, сводимое к обеспечению их эффективного функционирования.

Не менее важно учитывать распространенность управленческой деятельности, а значит и управленческих отношений. Если средой проявления какого-либо вида общественных отношений выступает конкретная область осуществления соответствующей им деятельности, то управленческие отношения, в силу повсеместности труда по управлению, пронизывают все без исключения общественные сферы. Поэтому они имеют межвидовой характер2, причастны к каждому из видов общественных отношений. В этом они схожи с сущностью правоотношений.

Для управленческих отношений так же, как и для правоотношений характерно присутствие субъекта и объекта, предмета, содержания, которые имеют свою специфику. Управленческие отношения направлены исключительно на упорядочивание общественных связей и отношений, и в этом смысле они в чем-то похожи на правовые. К тому же по аналогии с правоотношениями, полагаем, что управленческие отношения имеют все же и собственный предмет (интерес), заключающийся в их совершенствовании, «оттачивании» мастерства управления. Иначе как объяснить тогда существование науки социальное управление.

Объект и субъект управления однородны, в отличии от таковых в правоотношении. Составляя две взаимодействующие между собой подсистемы единой системы управления, они предстают структурированными организациями, социальными образованиями людей, а в межличностных управленческих отношениях – их индивидуальными представителями. В то же время субъекту и объекту управления присущи особенности по отношению друг к другу. Субъект управления – это та сторона управленческого отношения, которая в рамках его имеет преимущественно распорядительные права и, реализуя их в процессе осуществления управленческих функций, оказывает целенаправленное воздействие на управляемый объект. В свою очередь, последний предстает той стороной управленческого отношения, у которой преобладают обязанности по исполнению воздействующей на нее управляющей воли, исходящей от субъекта управления.

Таким образом, одно из главных свойств управленческих отношений, отражающих их сущность, заключается в их субъектности. Оно означает, что в качестве субъектов управления выступают социальные общности, как, в прочем, и в качестве объектов.

Рассмотрев понятие, признаки и сущность управленческих отношений, необходимо сделать следующие выводы:

Первый состоит в том, что в науке управления существуют разные подходы к управленческим отношениям не совпадающие в деталях, но, тем не менее, базирующихся на определенных ключевых позициях. Так, по общему правилу под управленческими отношениями чаще всего понимают «отношения, возникающие между управляемой и управляющей системами, а также в рамках последней по поводу обеспечения эффективного воздействия субъекта на объект управления…»3.

Во-вторых, управленческие отношения имеют устоявшиеся признаки, которые, как правило, не подвергаются сомнению в научной литературе. Другое дело, что некоторые авторы предпочитают в качестве базовых одни признаки, а другие придерживаются несколько иных позиций. В свете диссертационного исследования это не имеет принципиального значения, так как наша задача сводится к освещению соотношения управленческих и правовых отношений.

Наибольшую соотносимость правовых и управленческих отношений можно проследить на примере функционирования органов исполнительной власти, частью которых являются органы внутренних дел. Органы исполнительной власти, Правительство России осуществляют общее руководство (управление) различными сферами жизни общества. Одной из таких сфер является охрана правопорядка, профилактика и борьба с преступностью. Следовательно, третий вывод будет состоять в том, что правовой порядок, как состояние урегулированности общественных отношений правом – нечто иное, как целенаправленное управляющее воздействие государства, в котором мы можем наблюдать синтез права и управления. Применительно к этой сфере (правоохрана) управленческие отношения, как правило носят правовой характер.

Во второй главе – «Взаимосвязь правовых и управленческих отношений» - освещаются такие вопросы, как: соотношение правовых и управленческих отношений в нормотворческой деятельности; соотношение правовых и управленческих отношений в правоприменительной деятельности; совершенствование правовых и управленческих отношений.

Соотношение правовых и управленческих отношений в нормотворческой деятельности предполагает исследование нормотворческих отношений.

Для того чтобы ясно представить роль нормотворчества в качестве одной из юридических форм государственного управления, следует рассмотреть динамику этого процесса на примере органов внутренних дел. В соответствии с законодательством4, регулирующим правовые основы организации и деятельности органов внутренних дел в России, МВД РФ и его органы на местах наделены правом ведомственного правового регулирования отдельных сторон и направлений функционирования системы органов внутренних дел.

Деятельность органов внутренних дел, в виду специфики выполняемых ею функций, носит преимущественно управленческий характер, о чем было сказано в первой главе. Следовательно, собственно процесс ведомственного нормотворчества является неотъемлемым элементом руководства, формой управления. В конце концов, применительно к теме нашего исследования, нормотворческая деятельность является той сферой, в которой происходит как бы сочетание правовых и управленческих отношений. Именно таким образом МВД России осуществляет управление подчиненными органами и организует их работу на основе и во исполнение Конституции РФ, законов, указов Президента и постановлений Правительства Российской Федерации.

Совершенно очевидно, что общие нормы не в состоянии охватить все стороны жизни общества, находящегося в непрерывном развитии. Именно поэтому они и носят характер наиболее общих правил, нуждающихся в конкретизации в соответствующих областях государственной деятельности, до стадии их применения.

Естественно, что подобная конкретизация и детализация и вместе с ними организационное обеспечение как действия законов, так и деятельности подчиненных служб, подразделений и работников по своей сути не изменяют смысла (идеи, духа) общих правил, но преследуют цель тщательного учета условий места и времени, обеспечивают гибкое и эффективное проведение в жизнь требований действующих норм права.

Абстрагируясь от особенностей управленческой деятельности тех или иных органов, можно назвать следующие элементы внутренней структуры управления, перечень которых, естественно, окажется неполным или, наоборот, отдельные элементы могут не иметь значения для некоторых видов (подвидов) управления: действия по разработке и принятию нормативных (нормотворчество) и индивидуальных (правоприменение) правовых актов, различные материально-технические, оперативно-организационные, консультативные и т. п. действия. Эти действия как в количественном, так и в качественном отношении, естественно, не одинаковы у различных органов. Первые две группы действий являются правовыми, а остальные хотя и входят в структуру управленческой деятельности, но не являются правовыми по своей природе.

Нормотворческие отношения не только исполнительно-распорядительных, но и чисто нормотворческих органов (Государственная Дума Российской Федерации, законодательные органы субъектов России) являются управленческими. Ведь так или иначе, социальное управление – это целенаправленное воздействие на сознание субъекта. Не вызывает сомнений, что нормотворческие отношения, программирующие по своей природе, оказывают такое целенаправленное воздействие.

Не подлежит сомнению, что право используется в качестве основного канала управляющего воздействия государства на общество. Поэтому на правотворческую деятельность необходимо смотреть несколько шире.

Традиционная юридическая точка зрения на правотворчество такой возможности не дает. Есть все основания полагать, что именно правотворческая деятельность, представляет собой материализацию управляющего воздействия государства. Правотворчество является определяющим, поскольку устанавливает границы, принципы и формы всех других видов правоуправляющего воздействия государства: правоприменения, правоохраны, правореализации. В условиях формирования правового государства, гражданского общества нормы закона можно рассматривать как управленческие решения макроуровня.

В юридическом механизме управления, наряду с нормотворческой, важное место занимает правоприменительная деятельность, так как во многих случаях через нее реализуются социально-полезные свойства права. Правоприменительную деятельность правомерно рассматривать в качестве процесса, включающего определенные стадии, опосредуемые правоприменительными отношениями. С одной стороны каждую стадию правоприменительного процесса можно рассматривать как систему, состоящую из более мелких стадий, которые охватываются соответствующими стадиями управления. С другой стороны процесс государственного управления в широком смысле – это система, в которой правоприменительная деятельность является составной частью.

Правоприменительное отношение, субъективные права и обязанности его сторон обеспечивают трансформацию правовых норм в права и обязанности управляемых, вызывают обязательную (принудительную или добровольную) реализацию данных прав и обязанностей, а в итоге – желаемое для государства и общества поведение управляемых, создание того или иного общественно полезного результата.

Таким образом, правоприменительные отношения служат универсальной формой конкретных правоотношений по управлению со стороны государства деятельностью персонально определенных лиц, подобно тому, как принятие конкретных решений является универсальным способом управления людьми в конкретных жизненных ситуациях. В них раскрываются особенности государственного управления, осуществляемого методом распорядительства, точнее, принятия властных правовых решений индивидуального характера.

Выяснение поставленных вопросов правоприменительного отношения необходимо не только для повышения эффективности и законности управленческих решений индивидуального значения, но и для совершенствования тех звеньев механизма управления обществом, которые занимаются применением правовых норм.

С правовой точки зрения правотворчество и правоприменение относятся к разным объектам правовой действительности. Вместе с тем, в рассматриваемом нами аспекте, нетрудно заметить, что и правотворчество, и правоприменение оказывают организующее воздействие на общественные отношения. С помощью правотворчества опосредованно осуществляется общенормативное (абстрактное) организующее воздействие на типичные общественные отношения, а с помощью правоприменения – индивидуальное (казуальное) правовое воздействие на персонально определенных участников конкретных общественных отношений.

Таким образом, с позиции социального управления правотворчество и правоприменение выступают его формами и их можно рассматривать как однородные явления. Однородность их обуславливается единым целеполаганием и нацеленностью на общий результат – регулирование общественных отношений.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»