WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Второй (первая половина – середина ХХ вв.) и третий (середина – вторая половина ХХ в.) этапы связаны с деятельностью А.П. Окладникова и его учеников (А.П. Деревянко, В.Е. Медведева, А.К. Конопацкого). По мнению А.П. Окладникова, орнамент на неолитической керамике Нижнего Амура является одним из основных диагностирующих культурную и стадиальную принадлежность признаков: выделенные в нижнеамурской неолитической культуре хронологические этапы характеризуются определенным типом керамики. А.П. Деревянко актуализировал вопрос о корреляции орнамента на керамике с развитием неолита Нижнего Амура. По его мнению, три этапа, выделенные А.П. Окладниковым, соответствуют трем сменяющим друг друга культурам (малышевской, кодонской, вознесеновской), каждой из которых свойственен свой комплекс керамики. В последующих публикациях А.П. Деревянко и В.Е. Медведева дана общая характеристика орнамента на керамике названных культур. В работах А.К. Конопацкого типологические характеристики керамики служат для уточнения периодизации, культурной и хронологической принадлежности комплексов. Оценивая второй и третий этапы изучения орнаментальных традиций неолита Нижнего Амура, отметим, что они были направлены не только на создание источниковой базы, но и на анализ, интерпретацию и обобщение обнаруженного в ходе работ материала.

Четвертый – конец ХХ – начало XXI вв. – этап изучения орнаментальных традиций нижнеамурского неолита связан с деятельностью А.П. Деревянко и В.Е. Медведева, а также следующего поколения археологов. На этом этапе в силу существенного увеличения источниковой базы, формирования качественно новой методологии изучения вещественного материала (керамика – предмет специального изучения И.С. Жущиховской, Л.Н. Мыльниковой), расширяется проблематика исследований. В частности, предпринимаются попытки решить проблемы генезиса и эволюция нижнеамурских неолитических культур (И.Я. Шевкомуд). Как обобщающую характеристику традиций неолита Нижнего Приамурья в сфере искусства, включая и вопросы, связанные с орнаментом на керамике, следует рассматривать работы В.Е. Медведева за последние десять лет (1995; 1999; 2000; 2001; 2003; 2005, 2007). В целом, этот этап исследований орнаментальных традиций нижнеамурского неолита, можно оценить как период поиска наиболее адекватных приемов и способов изучения орнамента на керамике в соответствии с требованиями, которые предъявляются современной археологией.

Таким образом, по ряду вопросов рассматриваемой нами проблемы в настоящее время накоплен значительный теоретический багаж: четко обозначены позиции авторов исследований в вопросе культурно-стадиальной и территориальной принадлежности той или иной керамики, высказаны определенные точки зрения по вопросу генезиса и взаимосвязи керамических комплексов между собой. Однако ряд вопросов остался нерешенным.

Третий раздел посвящен методике исследования орнаментальных традиций нижнеамурского неолита. В современной науке орнамент является объектом специального изучения исследователей разного профиля: искусствоведов, культурологов, семиотиков, этнографов, археологов и пр. При описании структуры орнамента достаточно традиционным является выделение трех составляющих: элемента, мотива, композиции. На наш взгляд, в структурной характеристике орнамента на керамике, одинаково важными являются как его декоративные, так и технические составляющие. Технические составляющие определяются способом создания орнамента. Декоративные составляющие – формальными признаками: построение (простые, сложные), форма (замкнутые, разомкнутые), характер очертаний (прямолинейные, криволинейные), метр, ритм, симметрия.

Как всякая организованная по определенным правилам система знаков, орнамент фиксирует, кодирует, сохраняет и передает информацию, т.е. выступает в качестве специфического текста. В этом проявляется его основная функция – семантическая. Орнамента как текст, на наш взгляд, состоит из трех компонентов: фона (внешней поверхности сосуда), мотива (простейшей единицы сюжетного развития) и разграничительной линии, которая отмечает сорасположение мотива и фона, а также различных мотивов. При выявлении и формулировке семантического содержания компонентов орнамента мы учитываем: во-первых, значимость позиций компонентов в рамках композиционного целого; во-вторых, что перед нами знаки-копии, которые в силу техники своего воспроизведения (примитивизм, схематизм), обнаруживают признаки знаков-индексов, а в некоторых случаях, возможно, трансформируются в индексы; в-третьих, компоненты фиксируют важные актуальные реалии окружающего мира; в-четвертых, семантика таких знаков может быть описана преимущественно через абстрактные категории; в-пятых, не каждый отдельный элемент орнамента семантичен. Нами предлагается модель, которая предполагает описание по следующим позициям: 1) название мотива; 2) разновидности (указываются в случае их наличия, каждый описывается отдельно); 3) чем образован; 4) количество повторений; 5) место расположения (венчик, тулово, днище); 6) ориентация (вертикальная, горизонтальная, неопределенная); 7) выступает ли самостоятельно или с другими мотивами; 8) мотивы-контактеры; 9) мотивы-дистантеры; 10) ориентация контактеров и дистантеров в пространстве; 11) наличие фиксированной позиции; 12) инварианты (бордюр, сетка, розетка); 13) функция фона. Информация, которую орнамент передавал при помощи специального кода, могла носить магический или же опознавательный (идентифицирующий) характер. Помимо этого представляется, что в рамках семиотического аспекта орнамент выполнял функцию трансляции межпоколенного опыта в рамках данной культуры, а в случае межкультурного взаимодействия – передачи культурного кода данной традиции, индикатора культурной или этнической принадлежности. Помимо семантической функции, не менее важной на наш взгляд, выступает эстетическая функция орнамента. Средствами эстетической организации орнамента выступают симметрия / асимметрия, контраст / нюанс / тождество, динамичность / статичность. Однако орнамент на глиняном сосуде не всегда выполнял только эстетическую функцию; зачастую нанесение его на поверхность изделия становились такой же технологической операцией в изготовлении керамики, как подготовка глины, приготовление формовочных масс, лепка, обработка поверхности и обжиг. Поэтому еще одной функцией орнамента можно считать техническую.

Таким образом, орнамент представляет собой целостную систему с четко выраженной иерархичной структурой, неоднозначными внутренними и внешними связями, определенными функциями.

Во второй главе «Орнаментальные комплексы нижнеамурских неолитических культур: структурно-типологический анализ» – дана характеристика орнамента на керамике малышевской, кондонской и вознесеновской неолитических культур Нижнего Приамурья.

В первом разделе представлен структурно-типологический анализ орнаментального комплекса малышевской культуры раннего – среднего неолита Нижнего Амура. Орнамент основывался на создании рельефных изображений, в которых доминировала негативная разновидность рельефа, а позитивная служила дополнением. Использование плоскостного орнамента отличается некоторой спецификой: краской покрывалась в основном верхняя, реже нижняя части сосудов. Создавался негативный рельеф различными способами, ведущим из которых было штампование. Типична многосоставная «рецептура» орнамента. Штампованием наносились не только вдавления зубчатого штампа, но и круглые, овальные, прямоугольные, ромбовидные и пр. оттиски. Эти и другие технико-декоративные элементы компоновались в мотивы, которые можно считать характерными для малышевской орнамента: прямые горизонтальные линии, волнистые горизонтальные линии, меандр. На основе разнообразных метрических и ритмических порядков составлялись композиции, по преимуществу, бордюрного типа. Сравнительно реже использовались такие принципы построения, как сетка и розетка. Структура орнамента, в основном, концентрическая.

Результаты структурно-типологического анализа материалов коллекций различных памятников малышевской культуры позволяют сгруппировать последние в три основные группы: 1) пос. Шереметьево, Бычиха, Амурский Санаторий, Малышево-1; 2) пос. Гася, Иннокентьевское, Вознесенское; 3) пос. Калиновка, на о-ве Сучу, Малая Гавань. Обособление их имеет, на наш взгляд, территориальную и хронологическую обусловленность. Характерные специфические признаки орнаментального комплекса малышевской культуры обусловлены, по-видимому, его внутренней логикой развития.

Во втором разделе представлен структурно-типологический анализ орнаментального комплекса керамики кондонской культуры раннего () – среднего неолита Нижнего Амура. Единственным принципом декорирования кондонской керамики выступает рельеф (негативный и позитивный) при доминировании углубленной разновидности. Негативный рельеф создавался различными способами, но ведущим было штампование. В этой технике наносились отпечатки зубчатой «гребенки», оттиски различных форм. Позитивный рельеф получали налепливанием и защипыванием. Типична как одно-, так и многосоставная «рецептура» орнамента. Названные элементы лежат в основе наиболее характерных для декора кондонской керамики мотивов (прямой горизонтальной линии, горизонтального зигзага, волнистой линии, сетки-«плетенки»). Характерны бордюр, бордюр + сетка. Структура декора, по преимуществу, концентрическая, сетчато-концентрическая, радиально-концентрическая. Отметим складывание в гончарстве кондонской культуры «стандартных рецептов» оформления сосудов.

Названные специфические признаки имеют, по-видимому, хронологическую обусловленность. По-видимому, в орнаменте на керамике кондонской культуры можно говорить о наличии трех временных групп: архаичной, развитой и поздней. Специфика источниковой базы названной культуры позволяет только приблизительно наметить территориальные группы: 1) юго-западная (пос. Шереметьево, Амурский Санаторий, Бычиха-1, Казакевичево-2, Князе-Волконское-1); 2) центральная (пос. Иннокентьевское (пункты I, II), Кондон-Почта, Кондон-5, 9, 13, 17, 20); 3) северо-восточная (Гуга-1, Гырман и др.). В целом, характерные специфические признаки орнаментального комплекса кондонской культуры обусловлены в первую очередь характером его формирования и развития.

В третьем разделе представлен структурно-типологический анализ орнаментального комплекса керамики вознесеновской культуры позднего неолита Нижнего Амура. Декор основывался, в первую очередь, на создании рельефных изображений, в которых негативная и позитивная разновидности задействовались сравнительно одинаково. Плоскостные изображения, как правило, сочетаются с рельефным декором. Создавался негативный рельеф главным образом прокатыванием, протаскиванием, штампованием, накалыванием, позитивный – налепливанием и защипыванием, плоскостной – окрашиванием. Ведущие технико-декоративные элементы – оттиски гребенчатого штампа, зубчатого колесика разнообразных форм, линии, желобки, прямые и волнистые валики. Сложные геометрические мотивы (зигзаг вертикальный и горизонтальный, спираль, меандр), а также личины разной степени стилизации – наиболее характерные составляющие вознесеновского орнаментального комплекса. Основными типами построения композиций были сетка, бордюр + сетка, бордюр + розетка, сетка + розетка, бордюр + сетка + розетка. Структура декора преимущественно концентрическая.

Результаты структурно-типологического анализа орнамента на керамике не позволяет сгруппировать местонахождения вознесеновской культуры в четко обособленные в территориальном отношении группы. В материалах памятников юго-западной (пос. Шереметьево, Казакевичево, Амурский Санаторий, Малышево-2, 3), центральной (пос. Вознесенское, Кондон-Почта) и северо-восточной частей Нижнего Приамурья (пос. на о-ве Сучу, Кольчем-2, 3, Сусанино, Малая Гавань, Тахта, Старая Какорма и др.) зафиксированы образцы изделий, которые могут быть отнесены как к развитым, так и поздним группам. Выделение ранней группы орнаментального комплекса керамики названной культуры является проблематичным, т.к. анализ основной части материалов коллекций показывал наличие уже вполне сложившихся декоративных признаков. Как сравнительно архаичные (по декору и, отчасти, формам) можно рассматривать изделия, оформленные исключительно вертикальным зигзагом. В целом, характерные специфические черты орнаментального комплекса вознесеновской культуры обусловлены, скорее, характером ее формирования.

В третьей главе«Орнаментальные комплексы нижнеамурских неолитических культур: сравнительная характеристика, семантика, корреляция с материалами сопредельных территорий» – дана сравнительная характеристика и выявлена семантика декора рассматриваемых культур на основе разработанной модели; проведен сравнительный анализ орнамента на керамике неолитических культур Нижнего Приамурья с материалами сопредельных территорий.

В первом разделе представлен сравнительный анализ орнаментальных комплексов керамики малышевской, кондонской и вознесеновской культур нижнеамурского неолита. Сходные признаки, обозначенные нами как «культурно-стадиальные», т.е. характерные для орнаментики нижнеамурской неолитической керамики в целом, и «культурные», специфические для той или иной культуры, фиксируются на всех уровнях структуры орнамента рассматриваемых культур. Черты сходства в культурных признаках орнамента малышевской и кондонской керамики наличествуют только на низшем и среднем уровне структуры декора. Сходные культурные признаки в малышевской и вознесеновской керамике отмечены на низшем и среднем уровнях структуры орнамента. В орнаментальных комплексах кондонской и вознесеновской керамики сходных культурных признаков не выявлено.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»