WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 |

На правах рукописи

Филатова Инга Владимировна

Орнаментальные традиции нижнеамурского неолита

Специальность 07.00.06. – археология

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Новосибирск – 2008

Работа выполнена в отделе археологии каменного века

Института археологии и этнографии

Сибирского отделения Российской академии наук

Научный руководитель: доктор исторических наук

Виталий Егорович Медведев

Официальные оппоненты: доктор исторических наук

Сергей Павлович Нестеров,

Институт археологии и этнографии СО РАН

кандидат исторических наук

Александр Николаевич Попов,

ГОУ ВПО «Дальневосточный

государственный университет»

Ведущая организация: ГОУ ВПО «Алтайский государственный

университет»

Защита состоится 22 декабря 2008 г. в 12.00 часов на заседании диссертационного совета Д 003.006.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора исторических наук при Институте археологии и этнографии Сибирского отделения Российской академии наук по адресу: 630090, Новосибирск, проспект Академика Лаврентьева, 17.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института археологии и этнографии Сибирского отделения Российской академии наук.

Автореферат разослан « » ноября 2008 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор исторических наук С.В. Маркин

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Нижнее Приамурье – территория долины р. Амур от низовьев р. Уссури до устья – выступало в древности зоной активного культурогенеза [Медведев, 2006, с. 288]. В настоящее время в археологии Нижнего Амура выделены пять неолитических культур: осиповская, мариинская, малышевская, кондонская и вознесеновская. Данные стратиграфии и радиоуглеродного датирования позволили соотнести осиповскую культуру (XII – IX тысячелетие до н.э.) с начальным, мариинскую (VIII – VI тысячелетие до н.э.) – с ранним, малышевскую (VI – V – середина III тысячелетия до н.э.) – с ранним – средним, кондонскую (вторая половина IV – середина III тысячелетия до н.э.) – с ранним () – средним, вознесеновскую (середина III – последняя четверть II тысячелетия до н.э.) – с поздним неолитом [Медведев, 2005, с. 234-259; 2006, с. 288-291].

В исследованиях древних миграций и культурных контактов значительная роль нередко отводится керамике как материалу серийному, обладающему сложным комплексом характеристик, которые могут быть использованы для сравнительного и иных видов анализа [Жущиховская, 1997; 2003]. При этом орнаментация – сфера гончарства, которая отличается наибольшей динамикой, восприимчивостью к внешним воздействиям и способностью к саморазвитию [Она же, 1998, с. 6]. Памятники малышевской, кондонской и вознесеновской культур характеризуются представительными коллекциями керамики с богатым и разнообразным декором. В свете изложенного выбранная нами тема с акцентом на изучение орнаментальных традиций населения Нижнего Амура в эпоху неолита представляется актуальной.

Цель исследования – выявить динамику орнаментальных традиций в гончарстве населения Нижнего Амура в эпоху неолита.

Для достижения поставленной цели решались следующие задачи: 1) проследить историю формирования источниковой базы по гончарству нижнеамурского неолита; 2) изучить историографию проблемы орнаментальных традиций нижнеамурского неолита; 3) проанализировать орнамент на керамике как систему со своей структурой и функциями (в том числе, семантической); 4) вычленить, систематизировать и обобщить признаки орнамента на керамике малышевской, кондонской и вознесеновской неолитических культур Нижнего Приамурья; 5) дать сравнительную характеристику и раскрыть взаимосвязи орнамента на керамике названных культур; 6) выявить семантику орнамента на керамике названных культур на основе разработанной модели; 7) провести сравнительный анализ орнамента на керамике малышевской, кондонской и вознесеновской неолитических культур Нижнего Приамурья с материалами сопредельных территорий.

Территориальные рамки исследования включают Нижнее Приамурье (Нижний Амур), под которым подразумевается зона нижнего течения р. Амур с притоками от места впадения р. Уссури до устья. В границах этой территории выделяется два ареала с довольно существенными природно-географическими различиями: юго-западная часть и северо-восточная части. Используются также материалы памятников сопредельных территорий российского (Средний Амур, Приморье, Сахалин) и зарубежного Дальнего Востока (Китай, Япония).

Хронологические рамки исследования определяются диапазоном существования малышевской, кондонской и вознесеновской культур в рамках VIII тысячелетия до н.э. – последняя четверть II тысячелетия до н.э.

Методология и методы. Теоретико-методологическую основу диссертации составили исследования Э.С. Маркаряна, который под культурной традицией понимал «выраженный в социально организованных стереотипах групповой опыт, который путем пространственно-временной трансмиссии аккумулируется и воспроизводится в различных человеческих коллективах» [1981, с. 80]. Средствами фиксации, хранения, преобразования и передачи информации, помимо собственно «человеческого языка», могут выступать и так называемые «языки культуры – совокупность культурных объектов, обладающая внутренней структурой (комплексом устойчивых отношений, инвариантных при любых преобразованиях), явными (формализованными) или неявными правилами образования, осмысления и употребления ее элементов и служащая для осуществления коммуникативных и трансляционных процессов (производства культурных текстов)» [Культурология, 1997, т. 2, с. 215]. На наш взгляд, одним из таких «языков культуры» в архаичном обществе являлся орнамент, в том числе и на керамике. По мнению И.Г. Глушкова культурные традиции в керамике могут быть представлены двумя совершенно независимыми традициями: декоративной и технологической [1996, с. 117]. Декоративная традиция более мобильна, рефлексивна. Орнаментальный «текст» зависит, в первую очередь от общекультурного стиля. Г.С. Кнабе, сравнивая декоративный и технологический аспекты археологического материала, отмечал большую обособленность декоративных характеристик по сравнению с технологическими, слабую связь их с развитием производства [1959, с. 248]. Именно это, по мнению автора, делает их более предпочтительными индикаторами в реконструкции этнокультурных явлений.

В работе использовались системный метод для характеристики структуры и функций, а также семиотический – для разработки модели описания семантики орнамента на керамике. Применялись также традиционные для археологии сравнительно-исторический, типологический и картографический методы. Кроме того, привлекался контент-анализ для статистической обработки керамики как массового материала, данные естественных наук (радиоуглеродное датирование).

Источниками исследования послужили различные археологические материалы (керамика, изделия из глины (пряслица, чуринги и т.п.), скульптурные и наскальные изображения). Основная часть проанализированных археологических материалов достаточно полно отражена в публикациях исследователей: А.П. Окладникова, А.П. Деревянко, В.Е. Медведева, В.Е. Ларичева, А.К. Конопацкого, З.С. Лапшиной, И.Я. Шевкомуда и др. Довольно существенная часть источников – материалы, полученные в результате работ на Нижнем Амуре (пос. на о-ве Сучу) и в Приморье (пос. на сопке Булочка), в которых автор диссертации принимал непосредственное участие. Часть источников – материалы коллекций, хранящихся в фондах Института археологии и этнографии СО РАН, г. Новосибирск (пос. Малышево, Иннокентьевское, Вознесенское, Кондон-Почта, Калиновка); краеведческих музеев гг. Комсомольск-на-Амуре, Амурск, музеев с. Нижняя Тамбовка, Верхняя Эконь Комсомольского р-на, с. Кондон Солнечного р-на Хабаровского края. В ходе работы использовался метод сплошной выборки орнаментированной керамики (пос. Малышево-1, 2, Иннокентьевское, Вознесенское, Кондон-Почта, Калиновка). В тех случаях, когда привлекались данные публикаций, учитывались все отраженные в таблицах материалы (пос. Гася, на о-ве Сучу, Кольчем-2, 3 и др.). Другой источник – радиоуглеродные даты – представлен в различных публикациях. Всего на начало 2008 г. получено 60 радиоуглеродных дат неолитических памятников Нижнего Приамурья. Все даты откалиброваны.

Научная новизна исследования. Впервые детально вычленены, систематизированы и обобщены признаки орнамента на керамике малышевской, кондонской и вознесеновской неолитических культур Нижнего Приамурья; дана их сравнительная характеристика, раскрыты взаимосвязи. На основе разработанной модели выявлена семантика орнамента на керамике названных культур. Проведен сравнительный анализ орнаментики нижнеамурских неолитических культур с материалами сопредельных территорий (Средний Амур, Приморье, Сахалин, Китай, Япония).

Практическая значимость. Материалы исследования могут быть использованы при создании обобщающих трудов по археологии Восточной Азии, в высшей школе при разработке курса «Археология», спецкурсов «Археология Дальнего Востока», «Археология неолита Дальнего Востока».

Апробация. Основные положения диссертации представлены в монографиях (в соавторстве), научных статьях (в том числе, в соавторстве), в докладах на научных и научно-практических конференциях (октябрь 1994 г., г. Комсомольск-на-Амуре), регионального (октябрь 1995 г., г. Комсомольск-на-Амуре, март 2007 г., г. Комсомольск-на-Амуре – г. Хабаровск), всероссийского (декабрь 2002 г., г. Комсомольск-на-Амуре) и международного (апрель 2002 г., г. Комсомольск-на-Амуре) статуса, а также в выступлениях на VI итоговой сессии ИАЭт СО РАН (1998), г. Новосибирск, на сессии в рамках проекта по обмену специалистами в Государственном исследовательском Институте культурного наследия, Республика Корея (2003).

II. СТРУКТУРА И ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ диссертации

Структура работы. Диссертационное исследование состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной литературы в количестве 222 наименований, списка сокращений и приложений: Приложение 1 – рисунки и фотоматериалы (116 таблиц); Приложение 2 – таблица радиоуглеродных дат неолитических культур Нижнего Амура, таблицы количественных показателей выборки орнаментированной керамики неолитических культур Нижнего Амура.

Во введении обозначена актуальность исследования, сформулированы цели и задачи, определены территориальные и хронологические рамки, теоретико-методологическая основа и методы исследования, дана характеристика источников, раскрыты научная новизна и практическая значимость диссертации.

Первая глава «Орнаментальные традиции нижнеамурского неолита: проблема исследования» – содержит характеристику истории и историографии проблемы, методику исследования.

Первый раздел посвящен истории формирования источниковой базы, начавшейся в середине XIX – начале ХХ вв. Такими учеными, как Г. Пфейфер, Б. Лауфер, В.К. Арсеньев, Л.Я. Штернберг, М. Красовский, С.М. Широкогоров и др., было открыто довольно значительное число неолитических памятников, но в силу того, что они не исследовались специалистами, сложилось мнение о неперспективности археологического изучения Дальнего Востока вообще, и Приамурья, в частности. Однако работы 1920–1930-х гг. (в том числе и Амурская экспедиция под руководством А.П. Окладникова (1935)) показали необходимость дальнейшего исследования этого района.

В 1950-е гг. изыскания на Нижнем Амуре продолжились трудами Дальневосточной (ДВАЭ), позже Северо-Азиатской комплексной (САКАЭ) археологической экспедиции под руководством А.П. Окладникова, затем – А.П. Деревянко. Почти за пятидесятилетний период работ экспедиции (1953–2002) было открыто и исследовано значительное количество памятников неолитического времени, накоплен большой объем вещественных материалов.

С 1980-х гг. в работе по формированию источниковой базы нижнеамурского неолита принимали участие археологические отряды, организованные на базе краеведческих музеев, ВУЗов гг. Хабаровска, Комсомольска-на-Амуре, Николаевска-на-Амуре, а также Институтом истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО АН СССР.

Таким образом, к настоящему времени в археологии нижнеамурского неолита благодаря работам А.П. Окладникова, А.П. Деревянко, В.Е. Медведева, А.К. Конопацкого и других исследователей создана крупная источниковая база, включающая самый разнообразный материал. Коллекции с памятников насчитывают тысячи единиц керамики, включая целые и археологически целые сосуды, обломки верхних и нижних частей. Обнаружены также изделия из глины (типа чуринг, пряслиц и пр.), скульптурные изображения из глины и камня, наскальные рисунки.

Второй раздел освещает развитие взглядов исследователей на орнаментальные традиции нижнеамурского неолита. Первый этап приходится на середину XIX – начало ХХ в., когда ученые-этнографы (Л.И. Шренк, Р. Маак, Б. Лауфер, Л.Я. Штернберг, Р.Е. Шнейдер и др.), изучая культуру аборигенного населения Приамурья, использовали археологические материалы (петроглифы, керамику и пр.), не ставя цели их специального исследования.

Pages:     || 2 | 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»