WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |

Уровень образования родителей во всех возрастных группах детей положительно скоррелирован со многими размерами тела их детей. Дети родителей, имеющих высшее образование, имеют в среднем большие уровни этих признаков. В основном это проявляется для продольных скелетных размеров тела и обхвата головы, но характерно также и для жировых складок и обхватов сегментов конечностей. Насколько это можно судить по материалам настоящего исследования, величина этих различий нарастает с возрастом от 0.2 0.3 средних квадратических отклонений признаков у дошкольников 3 7 лет до 0.5 0.8 "сигм" у подростков 12 15 лет.

Социальная принадлежность родителей обнаруживает целый ряд неслучайных связей с размерами тела их детей. В целом, эти различия сводятся к несколько меньшим значениям продольных размеров тела у детей, родители которых являются рабочими и увеличению этих признаков у детей служащих. Для мальчиков-дошкольников обнаруживается увеличение поперечного развития тела у детей, матери которых являются работницами. Повторное проведение такого рассмотрения, в котором одновременно учитывался уровень образования родителей, в целом подтвердило эти результаты.

При рассмотрении множественной связи размеров тела с комплексом признаков, включающим возраст родителей, порядковый номер родов и наличие детей в семье, неслучайные связи обнаруживаются главным образом с последним показателем. Единственный ребенок в семье имеет в среднем несколько большие продольные и поперечные размеры тела по сравнению с детьми, имеющими братьев и сестер. Грудное вскармливание на первом году жизни ассоциировано у мальчиков 3 – 7 лет с несколько большими средними уровнями длины корпуса, обхватов бедер и бедра сравнительно с «искусственниками». Различия составляют 0,2 – 0,3 внутригрупповых «сигмы». Для девочек аналогичная картина противоположна. Одновременно искусственное вскармливание кратковременно стимулирует некоторую акцелерацию роста мальчиков в возрасте 1 – 1,5 года, для девочек подобный эффект не выявлен.

У детей дошкольного возраста наличие своей комнаты положительно, но слабо связано с длиной и массой тела, обхватными размерами и жировыми складками. У детей 8 11 лет наличие своей комнаты не обнаружило биологически содержательных ассоциаций с размерами тела Пассивное курение в случае курящих членов семьи у дошкольников ассоциировано с небольшим, но неслучайным уменьшением скелетных размеров тела (обхвата головы у мальчиков и длины голени у девочек), сочетающимся с усилением характеристик жироотложения. Использование компьютера у девочек 3 11 лет ассоциировано с уменьшением некоторых продольных и поперечных размеров тела. Для мальчиков-дошкольников аналогичный эффект не выявляется, тогда как в возрасте 8 11 лет проявляется также ассоциация этой формы досуга с уменьшением скелетных размеров тела.

Связи с размерами тела характера посещаемых детьми дополнительных, кружков, секций, студий и др., обнаруживаются для девочек 3 11 лет. У дошкольниц, посещающих спортивные секции, по сравнению с остальными категориями дошкольниц выявлены меньшие значения продольных размеров тела, обхвата предплечья и массы тела. У школьниц 8 11 лет обнаружено, что внешкольные занятия спортом ассоциированы с пониженным уровнем жировых складок, тогда как занятия с репетитором или посещение музыкальной или художественной школы сочетается с увеличенным жироотложением. Девочки 8 11 лет «интеллектуального склада», из школьных дисциплин предпочитающие иностранный язык, математику и физику, отличались в целом несколько большими значениями обхвата плеча и некоторых жировых складок по сравнению со школьницами, предпочитавшими физкультуру и труд.

Для московских девочек 3 – 7 лет, живущих в относительно экологически благоприятных условиях Восточного округа, обнаруживается несколько увеличенное развитие признаков, отражающих независимую от жирового компонента вариацию соматических свойств, тогда как само подкожное жироотложение у них развито несколько меньше по сравнению с дошкольницами из зоны сильного загрязнения микрорайонов Южного округа (рис. 17). Для двух аналогичных групп московских мальчиков сходная картина различий соматических признаков проявляется менее отчетливо. Устранение возможного дополнительного влияния на соматический статус детей из разных округов социального статуса их семей не изменило полученные результаты. Обнаруженные эффекты в целом сходны с найденными связями размеров тела детей и факта пассивного курения.

Рисунок 17. Значения нормированных разниц соматических признаков в группах мальчиков (1) и девочек (2), различающихся по уровню экологической загрязненности места их проживания. Обозначения: 1 – длина тела, 2 – длина ноги, 3 – длина плеча, 4 – длина предплечья, 5 – ширина плеч, 6 – ширина таза, 7 – обхват головы, 8 – обхват груди, 9 – обхват талии, 10 – обхват бедер, 11 – обхват плеча, 12 – обхват предплечья, 13 – обхват бедра, 14 – обхват голени, 15 – показатель общей величины обхватных размеров конечностей, 16 – "обезжиренная" величина показателя общей величины обхватов конечностей, 17 – жировая складка под лопаткой, 18 – жировая складка на трицепсе, 19 – жировая складка на бицепсе, 20 – жировая складка на груди, 21 – жировая складка на талии, 22 – жировая складка на животе, 23 – жировая складка на бедре, 24 – жировая складка на голени, 25 – показатель общей величины жироотложения, 26 – масса тела, 27 – обезжиренная масса тела. Знаком S отмечены неслучайные при Р < 0.05 различия.

ОСНОВНЫЕ ВЫВОДЫ

  1. Индивидуальная устойчивость морфологического статуса, отражающая стабильность внутригрупповой структуры распределений размеров тела, является основной чертой этих распределений на возрастном интервале от 3 до 17 лет, которой соответствует до 90% вариации отдельных признаков. Это приводит к приблизительному сохранению места, занимаемого отдельными детьми в распределениях признаков среди хронологических сверстников в течение всего периода 3 – 17 лет. Некоторое увеличение доли вариации признаков, описываемых фактором устойчивости, на интервале 8 – 17 лет свидетельствует о возрастном увеличении стабильности распределений и усилении с возрастом лимитированности индивидуального онтогенетического канала.
  2. Относительная стабильность индивидуального морфологического статуса дополняется явлениями, связанными с неодинаковой скоростью роста у отдельных детей в разные моменты времени. Наиболее важной особенностью этих дополнительных воздействий для рассмотренных размеров тела на интервале 3 – 17 лет является стохастическое влияние большого числа причин, модифицирующих со временем индивидуальный морфологический статус, что приводит к сдвигу места в распределении признаков в сторону больших значений при индивидуальном ускорении ростовых процессов и в сторону меньших при ретардации роста. Монотонные модификации индивидуального морфологического статуса на интервале 8 – 17 лет дополняются циклическими изменениями, хронологически связанными с пубертатным периодом и лишь временно изменяющими место отдельного индивида в распределении признаков. К концу подросткового периода морфологический статус восстанавливается практически без существенных изменений по сравнению с допубертатным состоянием. Участие процессов, модифицирующих морфологический статус индивида и приводящих к перестройкам структуры распределений признаков, выражается очень небольшими долями суммарной изменчивости признаков и должно быть признано второстепенным на фоне явлений стабильности.
  3. При изучении согласованности для разных размеров тела закономерностей стабильности и возрастных перестроек их распределений на интервале 3 – 17 лет выявлено, что важнейшей закономерностью является коррелированность стабильного для разных возрастных точек уровня размеров тела, отражающих развитие костно-мускульной системы. На возрастном интервале 8 – 17 лет величина этих уровней обнаруживает связь с признаками полового созревания. Аналогичная корреляция выявлена для развития признаков подкожного жироотложения, но в этом случае на интервале 8 – 17 лет не обнаруживается существенных связей с уровнем полового созревания. Возрастные перестройки распределений признаков также происходят согласованно для нескольких комплексов признаков: для жировых складок на всем интервале 3 – 17 лет, для размеров скелетно-мышечной системы на интервале 8 – 17 лет согласованно с уровнем полового созревания. Возрастные перестройки структуры распределений размеров тела на интервале 3-7 лет менее коррелированны, чем на интервале 8 – 17 лет, в частности, имеют противоположное направление для длин корпуса и нижней конечности.
  4. Возрастная стабильность структуры межгрупповых распределений размеров тела, как и внутригрупповых, является основным свойством этих распределений и описывает до 95-96% изменчивости вариации отдельных размеров тела детей 3 – 17 лет. Стабильные черты межгрупповых распределений большинства скелетных, обхватных размеров и массы тела на возрастном интервале 8 – 17 лет оказываются значительно скоррелированными. Эта закономерность межгрупповой корреляции связана в наибольшей степени с расовыми различиями, а на интервале 3 – 7 лет и с эпохальными различиями, и проявляется сходно для двух полов. Для мальчиков 8 – 17 лет обнаружена коррелированность перестроек межгрупповых распределений длин тела и руки, плечевого и тазового диаметров, обхвата плеча, массы тела. Важнейшей причиной этой коррелированности является время наступления пубертатного периода. Для девочек выявлена аналогичная связанность перестроек межгрупповых распределений длин тела, корпуса, руки, ноги, ширины плеч и таза, обхватов груди, плеча, бедра, массы тела. Перестройки структуры межгрупповых распределений обобщенных соматических характеристик на возрастном интервале 3 – 7 лет имеют, по-видимому, преимущественно случайный характер.
  5. Для большинства рассматриваемых размеров тела за исключением жировых складок динамика накопленных уровней нормированных скоростей ежегодных приростов признаков демонстрирует на интервале 0 – 17 лет картину роста с постепенно и монотонно уменьшающимися приростами. Для жировых складок картина накопленных нормированных приростов на интервале от рождения до 7 лет имеет немонотонный характер с некоторым увеличением уровня этих признаков до возраста 1 – 2 года, после чего начинается постепенное его уменьшение до возраста примерно 6 лет. На интервале 8 – 17 лет динамика накопленных нормированных приростов для жировых складок имеет непостоянный и не вполне монотонный характер и сводится к небольшому увеличению средних уровней жировых складок; суммарные нормированные приросты составляют 0 – 25% соответствующих значений для длины тела. Немонотонный характер роста жировой ткани на интервале от 0 до 17 лет свидетельствует о повышенной лабильности этого компонента сомы сравнительно со скелетно-мышечным, а взрывной характер роста подкожного жироотложения на интервале от рождения до 1 – 2 лет, создающий буфер между организмом и средой, можно рассматривать как проявление защитной эволюционной функции жировой ткани.
  6. Возрастная динамика коэффициента асимметрии скелетных, обхватных размеров тела, его массы и диаметров на интервале 8 – 17 лет соответствует S-видной модели, описывающей перестройки морфологической структуры популяции, связанной с пубертатными процессами. Для правосторонней асимметричности жировых складок на интервале 8 – 17 лет у двух полов наблюдается разное направление возрастной динамики в пубертатном периоде. У мальчиков величина асимметрии увеличивается, у девочек уменьшается, что может быть связано с различной у двух полов внутригрупповой структурой изменчивости возрастных процессов увеличения подкожного жироотложения. На возрастном интервале 3 – 7 лет для скелетных размеров тела, особенно характеризующих его поперечное развитие, в отдельных поло-возрастных группах выявлено существование заметной и неслучайной правосторонней асимметрии, связанной со спонтанным неупорядоченным краткосрочным увеличением приростов размера у отдельных детей на фоне высоких скоростей роста выборки в целом. Для распределений признаков, связанных в своей вариации с развитием подкожного жироотложения, во всех возрастных группах выявлено наличие ненулевой правосторонней асимметрии, которая с возрастом несколько увеличивается. Величина асимметрии у мальчиков выше, чем у девочек. Нарастание асимметричности распределений может быть связано с тем, что уменьшение величины подкожного жироотложения, имеющее место в возрасте 3 – 5 лет, для индивидов с большим развитием жировой клетчатки выражено слабее сравнительно с основной массой детей. Выявленные закономерности свидетельствует о значительной автономности роста жирового и скелетно-мышечного компонентов сомы на возрастном интервале 3 – 17 лет
  7. Эпохальная специфика соматического статуса современных московских детей сравнительно с детьми 1960-х, 1970-х, 1980-х и 1990-х гг. обследования состоит в значительном усилении уровня развития жироотложения, сочетающимся с отсутствием отчетливой достоверной динамики скелетно-мышечного компонента телосложения, описывающего развитие локомоторного аппарата. Эта устойчивая сквозь весь интервал 3 – 17 лет межгрупповая специфика современной московской популяции сильнее выражена у детей школьного возраста. Ее причины следует искать в усилении уровня антропогенного стресса в мегаполисе начала III-го тысячелетия
  8. Специфика индивидуального соматического статуса на интервале 1 – 17 лет обнаруживает неслучайные связи с темпами биологического созревания. На возрастном интервале 8 – 17 лет для большинства соматических признаков исключая жировые складки наблюдается положительная коррелированность с интегративным показателем полового созревания (ИПСС), оцененным в разных возрастных группах. В подростковый период теснота корреляций заметно увеличивается, достигая максимума в середине интервала; далее величина связей постепенно ослабевает и достигаем минимальных уровней к возрасту 17 лет, наиболее отчетливо последняя особенность проявляется для девочек. На возрастном интервале 3 – 6 лет соматическая акцелерированность связана с укоренными темпами биологического созревания – зрелостью зубной системы в 6 лет, измерительной модификацией филиппинского теста, моторным и зубным возрастом на первом году жизни, что в наибольшей степени проявляется для скелетных размеров тела. На возрастном интервале 1 – 3 года дети с ускоренно формировавшейся в грудном возрасте двигательной активностью имеют несколько увеличенные значения скелетных размеров тела в сочетании с уменьшенным подкожным жироотложением; акцелерированность в развитии молочной зубной системы на первом году жизни позже связана с несколько большим развитием скелетного, жирового, возможно, и мышечного компонентов сомы.
    Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»