WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |

Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова

Научно-исследовательский институт и Музей антропологии

им. Д.Н. Анучина

_____________________________________________________________________

На правах рукописи

ФЕДОТОВА ТАТЬЯНА КОНСТАНТИНОВНА

СТРУКТУРА РАСПРЕДЕЛЕНИЯ РАЗМЕРОВ ТЕЛА У ДЕТЕЙ

В ПРОЦЕССЕ РОСТА

03. 00. 14 – Антропология

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора биологических наук

Москва 2008

Работа выполнена в Научно-исследовательском институте и Музее антропологии имени Д.Н. Анучина Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова

Официальные оппоненты:

- доктор биологических наук, член-корреспондент РАЕН Мартиросов Эдуард Георгиевич

- доктор биологических наук, профессор Сонькин Валентин Дмитриевич

- доктор биологических наук Саливон Инесса Ивановна

Ведущая организация – Институт этнологии и антропологии РАН

Защита диссертации состоится “3”октября 2008 г. в 14 часов на заседании диссертационного совета Д501.001.94 Московского Государственного университета им. М.В. Ломоносова по адресу: 103009 г. Москва, Моховая ул. д. 11, НИИ и Музей антропологии МГУ.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке НИИ и Музея антропологии МГУ.

Автореферат разослан “ ” 2008 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета Сухова Алла Владимировна

Актуальность исследования. Внимание отечественных и зарубежных исследователей к изучению морфологической структуры популяции неслучайно и знаменательно. Внутригрупповая устойчивость морфологической структуры популяции по существу означает устойчивость индивидуальной морфологической специфики в пределах широкого возрастного диапазона. Явление межгрупповой стабильности структуры популяций свидетельствует о специфике паттернов роста и развития отдельных популяций при сравнении их друг с другом. Таким образом, мы имеем дело с явлением канализированности процессов роста как основным механизмом динамики возрастных процессов. Понятие «канализированность» было впервые предложено генетиком Уоддингтоном (1947), и, по мнению И.И. Шмальгаузена (1964), фактически тождественно понятиям «авторегуляция» развития и, как высшее проявление авторегуляции, «автономность» развития на базе наследственных факторов.

В ауксологии термин «канализированность роста» обозначает специфику процесса роста в нормальных условиях в пределах определенного «канала» или участка перцентильной сетки (Антропологический словарь, 2003). Канализированность роста предполагает наличие генетических регуляторных механизмов, удерживающих процессы роста и развития в определенных рамках, или «эндогенность роста» (Антропологический словарь, 2003).

При методически корректном и многомерном изучении явлений устойчивости и перестроек структуры популяции мы можем нащупать подходы к долгосрочному прогнозу индивидуальной траектории онтогенетического развития и своевременной коррекции неблагоприятных перспектив. Мониторинг индивидуального роста и развития ребенка с выходом в практику педиатрии являлся актуальной задачей возрастной антропологии (ауксологии) с момента ее возникновения почти столетие назад. Его актуальность только увеличивается с течением времени в связи с нарастанием антропогенной плотности среды: экологического и информационного стрессов, двигательного голода или гиподинамии, ослабления факторов отбора в «цивилизованной» урбанизированной среде за счет успехов медицины, снимающих избирательную смертность новорожденных, и культурологгических факторов, заменяющих избирательную фертильность экономическими стратегиями планирования семьи.

Отдельные исследования, касающиеся изучения стабильности и перестроек структуры распределений морфологических признаков и причин этой стабильности (Afifi, 1985; Szczotka, 1985; Kaplovwitz et al., 1991; Пурунджан и др., 1997, 2000) представляют достаточно мозаичную картину, рассматривая ограниченные возрастные интервалы, очень лаконичный набор соматических параметров, обычно длину и массу тела, и отдельные факторы, содействующие эффекту стабильности межиндивидуальных и межгрупповых вариаций морфологического статуса. Чаще всего такие исследования проводятся с привлечением классического Т-факторного анализа, примененного к сериям продольных данных (Petersen, 1959; Szczotka, 1971, 1985; Cronk, Read, 1981; Cronk et al., 1982, Berkey, Kent, 1985; Дерябин, 2000). Основной итог этих немногочисленных исследований, касающихся детской части популяции, можно сформулировать следующим образом. Наиболее общие показатели соматического статуса детей школьного возраста, в первую очередь длина и масса тела, являются устойчивыми индивидуальными характеристиками, сохраняющими стабильный «центильный уровень» сквозь весь интервал наблюдений. Такая же устойчивость характерна и для картины межгруппового разнообразия у детей и подростков. В грудном и раннем возрасте (от 0 до 36 месяцев) индивидуальная соматическая специфика здоровых детей в значительной степени связана с такими факторами как масса тела при рождении, характер и качество вскармливания, определяющими компенсаторный характер роста, что, по-видимому, не позволяет говорить об устойчивости как доминирующем свойстве индивидуальной соматической специфики на этом возрастном интервале. При этом для детей до 6 лет с серьезными генетическими нарушениями (синдром Дауна) отмечается наличие устойчивых ростовых каналов уже с 3х-месячного возраста. Приведенные положения легли в основу методологии исследования.

В настоящей работе предпринята попытка системного исследования проблемы морфологической структуры популяции у детей. Системность подхода обеспечивается привлечением к анализу данных, охватывающих широкий возрастной диапазон, большой блок размеров тела, достаточно информативно описывающих все три компонента сомы – эндо-, экто- и мезоморфный; широкий набор факторов, способствующих формированию соматического разнообразия, большой спектр современных биометрических методов, а также рассмотрением внутригруппового и межгруппового уровня изменчивости.

В работе рассматривается широкий возрастной диапазон от рождения до 17 лет, т.е. отрезок постнатального онтогенеза от момента старта почти до достижения дефинитивного статуса. Основное внимание сосредоточено на возрастном интервале 3 – 17 лет, но ряд анализов охватывает и возраст до 3 лет. Возможно, оптимальным материалом для решения наших задач были бы сквозные продольные серии данных от 0 до 17 лет. Однако сбор такого материала ограничен как личным, так и профессиональным временем исследователей. Поэтому весь исследуемый возрастной интервал «разбит» на более узкие возрастные периоды: школьный возраст 8 – 17 лет, включающий периоды второго детства и пубертатный согласно современной возрастной периодизации, дошкольный возраст 3 – 7 лет, примерно соответствующий периоду первого детства, грудной и ранний возраст от рождения до 3 лет. Не исключено, что благодаря такому вынужденному приему «дробного» анализа мы не только не упустили некоторых важных закономерностей, но смогли более рельефно зафиксировать основополагающие механизмы онтогенеза, поскольку рассматриваемые отдельно возрастные периоды являются одновременно и качественно самостоятельными. Так, период онтогенеза от 8 до 17 лет, школьный возраст, проходит под знаком двух мощных формообразующих факторов – пубертатный скачок роста и связанные с ним гормональные перестройки и систематическая интеллектуальная нагрузка, постоянно нарастающая с увеличением антропогенной плотности среды в «цивилизованном» мире. Ростовые процессы у детей дошкольного возраста протекают на гораздо более умеренном гормональном фоне и, по крайней мере, до недавнего времени, были в определенном смысле «изолированы» от информационного стресса окружающей среды. Именно скачком в более плотное информационное школьное пространство и объяснялось полуростовое ускорение соматического развития детей при подготовке к школе и в начале школьного обучения еще в 1970-ые годы. Сегодня качественная граница между школьниками и дошкольниками или сильно размыта. В связи с усложнением школьных программ систематическая подготовка детей к школе начинается в 4 – 5 лет. Кроме того, ниша развития современных дошкольников, семейная микросреда, насыщена высокотехнологичными предметами быта и развивающими играми. В США приветствуется знакомство детей с компьютером уже с возраста 2 года (Лоу, 2004); некоторые московские старшие дошкольники, по данным нашего анкетирования родителей, проводят за компьютером иногда несколько часов в день. Таким образом, современные дошкольники становятся неофитами в информационно плотной среде.

Возраст от рождения до 3 лет является с точки зрения биологии и психологии развития настоящим «окном возможностей» (Крайг, Бокум, 2006). Он наиболее интересен с точки зрения изучения каналов роста и поиска той возрастной точки, которую уверенно можно назвать началом устойчивой онтогенетической траектории. По мнению ведущих специалистов в области ауксологии (Бунак, 1964, Таннер, 1968, Воляньски, 1976) о существовании устойчивого индивидуального канала роста следует говорить не ранее, чем в 3 – 4 года.

Объектом исследования являются данные антропологического изучения целого ряда детских выборок России и бывшего СССР, собранных продольными и поперечными методами, в широком возрастном диапазоне от 0 до 17 лет; в том числе несколько серий по детям Москвы в исторической динамике за последние несколько десятилетий (вторая половина ХХ столетия – начало Ш тысячелетия).

Цель исследования состоит в изучении явлений стабильности и перестроек структуры распределений размеров тела и определяющих их факторов.

Предметом исследования является выявление основополагающих механизмов онтогенеза, в частности, устойчивости индивидуального морфологического статуса в процессе роста или канализированности ростовых процессов.

Задачи исследования:

1. Изучить явления устойчивости и перестроек структуры межиндивидуальных распределений большого набора отдельных признаков и их комплексов на возрастном интервале 3 – 17 лет; решить аналогичную задачу для межгрупповых распределений признаков на интервале 3 – 17 лет;

2. Проанализировать специфику процессов перестройки внутригрупповых распределений скелетно-мышечных размеров тела и показателей жироотложения на интервале 3 – 17 лет;

3. Исследовать специфические закономерности возрастной динамики скелетно-мышечных размеров тела и показателей жироотложения на интервале 0 – 17 лет;

4. Изучить внутригрупповые связи соматического развития детей с набором критериев биологического возраста (половое созревание у школьников, моторный и зубной возраст у дошкольников) на интервале 1 – 17 лет на базе нескольких продольных серий данных;

5. Исследовать коррелированность внутригрупповых вариаций соматического развития детей с большим набором показателей здоровья на интервале 3 – 15 лет на базе нескольких серий данных;

6. Изучить эпохальную специфику соматического статуса современных детей Москвы 3 – 17 лет 2005 – 2006 гг. обследования в сравнении с московскими детьми, обследованными в 1960х, 1970х, 1980х т 1990х годах;

7. Изучить влияние большого набора биологических, семейных, социальных, экологических факторов на соматическое развитие детей 3 – 15 лет на модели выборки детей Москвы 2005 – 2006 гг. обследования.

Методическая основа исследования состоит в привлечении большого набора методов современной многомерной статистики, использовании оригинальных алгоритмов биометрического анализа данных продольного и поперечного обследования детей и организации собственного развернутого обследования современных московских детей для исследования основополагающих механизмов онтогенеза.

Научная новизна и практическая ценность. Впервые в отечественной и мировой литературе средствами классического Т-факторного анализа и разработанными на его основе биометрическими методами изучено явление устойчивости и перестроек структуры индивидуальных распределений большого набора соматических размеров и их комплексов у детей 3 – 17 лет в процессе роста. Таким образом, фактически описано явление канализированности как основного механизма динамики ростовых процессов как в случае отдельно рассматриваемых размеров тела, так и в случае их комплексов. Аналогичная задача решена и для анализа структуры межгрупповых распределений признаков.

Выявлена связь интегративных характеристик, описывающих явления устойчивости и ее нарушений на внутригрупповом уровне, с набором показателей биологического возраста (интегративный показатель полового созревания у подростков, построенный на базе двух частных параметров у мальчиков и четырех у девочек; зубной возраст, филиппинский тест, моторное развитие у дошкольников). Проведен подробный анализ набора показателей биологического возраста детей младше 7 лет, позволивший оценить степень их взаимной сопряженности и взаимозаменяемости. Аналогично на межгрупповом уровне изучены связи перестроек распределений размеров тела со временем наступления полового созревания.

Проанализирована связь большого блока показателей здоровья от момента беременности до момента обследования с вариациями соматического статуса детей. Выявлен кумулятивный эффект заболеваемости на процессы роста и развития, свидетельствующий, что вклад в соматический статус ребенка вносят не столько отдельные заболевания, сколько вся их совокупность (медицинский анамнез) к моменту обследования. Показана неслучайно большая коррелированность соматического развития с функциональными показателями (артериальное давление, уровень гемоглобина) сравнительно с заболеваемостью.

Проанализирована возрастная динамика асимметричности распределений большого набора соматических размеров на интервале 3 – 17 лет, описывающая перестройки распределений отдельных размеров тела. Выявлена специфика перестроек внутригрупповых распределений показателей жироотложения и скелетно-мышечного развития, а также особенности перестроек структуры распределений признаков на интервале 3 – 7 и 8 – 17 лет. Результаты хорошо совпадают с итогами Т-факторных анализов для разных признаков.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»