WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

Исследование показало, что в Российской Федерации в 1990-е – начале 2000-х годов сформировалась и получила своё развитие такая внутренняя функция государства, как борьба с бедностью и нищетой, которая рассматривалась обществом как долговременная и устойчивая константа. Важным аргументом в пользу этого тезиса выступает опыт многих стран мира, достигших определенных успехов в подавлении бедности и контроле за ней, а также результаты анализа содержания и направленности программ борьбы с бедностью, разработанных правительствами этих государств, в том числе и Российской Федерацией.

Эффективная программа борьбы с бедностью в стране должна была содержать три блока мер:

– по общему экономическому оздоровлению;

– обеспечению общефедеральных гарантий человека в области уровня жизни;

– развитию низовой работы, связанной с оказанием адресной социальной помощи особо нуждающимся в социальной защите категориям граждан на территориях.

Реализация этих блоков мер невозможна без государственной системы борьбы с бедностью, которая не корреспондируется с раздачей средств для всех, не имеющих прожиточного минимума, а представляет собой деятельность государства по выработке мер по сокращению численности бедного населения и предупреждению его увеличения. Это и есть структурированная по группам и стратам социальная составляющая экономической политики, связанной с ростом доходов основной массы граждан государства на базе «оживления» национального производства и включением механизмов перераспределения в пользу менее обеспеченных слоёв, охранительными мерами для среднедоходных, чтобы они не пополняли численность бедных. Всё это элементы внутренней функции государства – борьбы с бедностью, а не функции «помощи бедным» и «социальной защиты».

Вырабатывая меры по борьбе с различными формами и видами бедности (экономическая, социальная, духовная и др.), государственные органы в первую очередь сосредотачивали свои усилия на:

– поиске эффективных механизмов перераспределения доходов в рамках социальной защиты населения;

– реформировании системы социальных льгот;

– восстановлении системы социального страхования, играющей важную роль в борьбе с бедностью, располагающей страховыми средствами адресной социальной направленности и более эффективной по сравнению с государством;

– реформе социальных льгот, которые представляли собой лишь распределительные пособия бедно живущим;

– работе по развитию нормативно-правовой базы в области доходов населения и реализации принятых федеральных законов (в области актуализации потребительской корзины; адресной социальной помощи малоимущим гражданам; упорядочения социальных выплат и льгот; предоставления государственных гарантий и компенсаций северянам).

Диссертационное исследование подтвердило, что государственная политика в сфере борьбы с бедностью эффективна только в том случае, если её основу составляют следующие три направления: 1) создание условий, позволяющих работающему населению зарабатывать достаточно для того, чтобы семья не пребывала в состоянии бедности; 2) создание эффективной системы поддержки социально уязвимых групп населения (престарелые, инвалиды, семьи с высокой иждивенческой нагрузкой и т. п.); 3) противостояние дискриминации бедных при доступе к бесплатным или дотируемым социальным услугам.

В третьей главе «Политико-правовое регулирование процесса социальной помощи нуждающимся и их социальной защиты в переходный период» – выделены параграфы: «Законодательное обеспечение социальной помощи» (§ 1); «Особенности реализации государством функции социальной защиты населения в условиях кризиса» (§ 2); «Реализация государственной политики в сфере безработицы и бедности работающих граждан» (§ 3).

Научное рассмотрение государственной системы социальной помощи в Российской Федерации показало, что при всём различии форм организации адресной социальной помощи в регионах существовал общий подход к решению таких вопросов, как выявление фактов реальной нуждаемости, поэтапный переход от оказания помощи отдельным категориям населения к помощи конкретным домохозяйствам с учётом проверки их нуждаемости, постепенный отказ от многообразных видов социальных льгот и выплат. Однако масштабы этой деятельности были явно недостаточны. Во многих регионах доминировал категориальный подход к распределению государственной социальной помощи. Адресные формы социальной поддержки находились в стадии становления.

Исследования показали также, что сдерживающими факторами для повсеместного введения социальной помощи малоимущим являлись:

– отсутствие чёткого разграничения предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов РФ и органами местного самоуправления в вопросах оказания социальной поддержки отдельных групп населения, в том числе по финансированию социальных выплат;

– недостаточность финансовых ресурсов, которые могли быть выделены в регионы на эти цели;

– сохранение действующей системы многочисленных социальных льгот различным категориям граждан, предоставляемых без учёта факторов нуждаемости.

Анализ различных программ Правительства РФ, органов государственной власти субъектов РФ подвёл к заключению, что перестройка собственно государственной системы помощи с категориального принципа на принцип адресности (под адресом понимался норматив дохода по бедности), от многоканальности к одноканальности с максимальным сведением многообразия форм помощи к денежному пособию по нуждаемости, была необходима в России не с начала 2000-х годов, а как минимум с 1995 года.

Политико-правовое регулирование государством процесса социальной помощи нуждающимся столкнулось в переходный период со специфическим проявлением менталитета российского населения, особенно в оценке причин бедности и путей её снижения5. Фактически в общественном сознании господствовала идеология социального иждивенчества, порожденная прошлой советской практикой 1917 – 1991 годов. Пассивность, низкая мотивация на адаптивность к рыночным переменам, убеждённость и требование к государственным органам обеспечить работой всех трудоспособных, стабильно и регулярно выплачивать зарплату, поддерживать определённый уровень благосостояния населения сопровождались в ряде регионов противоправными действиями по отношению к предпринимателям, бизнесменам, работникам частных фирм и т. п.6

Всё это влияло на рейтинг российских регионов по уровню бедности. Особенностью Российской Федерации в 1990-е – начале 2000-х годов явились возросшие территориальные контрасты в уровне жизни, которые оценивались через соотношение душевых доходов и прожиточного минимума. Уже к середине 1990-х годов регионы России разделились на два типа: «богатые» (по российским представлениям), связанные с мировой экономикой, с быстро растущим третичным сектором, и «бедные», «закрытые» регионы с внутренней экономикой и наиболее сильным экономическим спадом. Между тем единого научного подхода к типологизации регионов по уровню бедности так и не удалось достичь. В исследуемый период господствовал простейший подход – это определение рейтинга регионов по доле населения с доходами ниже прожиточного минимума.

Вопрос о том, кому в России достаются плоды от экономического роста, оказался для населения не праздным в 1990-е – начале 2000-х годов. Исследование в ряде эпизодов подтвердило выводы проводившихся ранее исследований по этой проблеме, а в отдельных случаях обобщило новые данные, факты и примеры для того, чтобы уяснить настоящее предназначение государственной системы социальной защиты в условиях перехода социалистического государства к западной, рыночной модели экономического развития.

В новых экономических условиях, как и в советское время, в группы социального риска по попаданию в разряд бедных быстрее всех определялись: неполные и многодетные семьи; одинокие пенсионеры старших возрастов; инвалиды; безработные; семьи беженцев и вынужденных переселенцев; полные семьи с 1-2 детьми, среди которых более половины имели доходы ниже прожиточного минимума; «работающие бедные»; сельские жители.

Процессы, связанные со стабилизацией социально-экономической ситуации в стране, выдвинули на первый план задачи социальной защиты и поддержки наиболее уязвимых слоёв населения в обществе. К началу 2000-х годов в стране были созданы основы полноценной системы социального обслуживания населения, сформированы необходимые предпосылки и условия для развития социальной работы в соответствии с мировыми стандартами. Исследование показало, что в Российской Федерации была создана комплексная система социальной защиты населения. Эта система практически решала многообразные задачи по: снижению социальной напряженности в обществе; созданию условий для оказания социальной помощи семьям, отдельным гражданам, попавшим в трудную жизненную ситуацию; адаптации населения к новым социально-экономическим условиям жизни, решению проблем социальной реабилитации граждан, в том числе несовершеннолетних, являющихся инвалидами; созданию благоприятных условий для людей, нуждающихся в стационарном социальном обслуживании, а также обеспечению временного приюта; созданию действенного механизма защиты прав и интересов детей и подростков, оставшихся без попечения родителей, безнадзорных детей, профилактике правонарушений среди несовершеннолетних.

Сохраняющаяся острота социально-экономической ситуации стала тем объективным фактором, который предопределил сущность перестройки и совершенствования государственной системы социальной защиты в 1990-е – начале 2000-х годов. Имеющиеся в её деятельности серьёзные недостатки и упущения особенно болезненно отразились в условиях кризиса 1995 – 1998 годов. В этот период многие нормативные правовые акты, направленные на регулирование процесса социальной защиты, не были подкреплены ни организационными, ни материально-финансовыми ресурсами. Не было в ряде случаев и эффективного механизма их реализации. Принцип системности в деятельности государственных органов социальной защиты в центре и на местах напрямую зависел от бюджетных поступлений и финансовых возможностей субъектов РФ.

Законодательная и исполнительная власть регионов для предотвращения дальнейшего роста численности бедного населения, особенно в переходный период (1992 – 2002 годы), придерживалась соблюдения нескольких правил. Во-первых, все масштабные региональные реформы проходили через процедуру экспертизы социальных последствий. В случае, если реформы приводили к ухудшению положения уязвимых категорий граждан, они не получали одобрения без наличия компенсационной социальной компоненты. Во-вторых, до тех пор, пока положительная динамика уровня жизни не приводила к существенному сокращению масштабов бедности, региональные власти воздерживались от принятия новых методологических принципов определения и измерения бедности, следствием которых являлся рост численности бедных.

Как видно из анализа нормативных правовых актов такого крупного субъекта федерации, как Санкт-Петербург, принятых за период 1996 – 2002 годов, правительство Санкт-Петербурга одним из главных направлений политики в области преодоления безработицы и бедности работающих граждан определило изменение некоторых принципов реализуемой им стратегии занятости в городе. Прежде всего это касалось проведения чёткого мониторинга регионального рынка труда в городе и области и адекватное реагирование на изменения на этом рынке через соответствующую правовую базу. Во-вторых, следовало обеспечить функционирование постоянно действующих рычагов региональной политики занятости, среди которых ключевыми становились: создание правовых, хозяйственно-экономических и иных условий, стимулирующих самозанятость населения, заинтересованность граждан в поиске рабочих мест, а руководителей разных уровней собственности – в их создании.

В заключении диссертации формулируются положения обобщающего характера, определяются перспективные направления исследования в данной области и приводятся практические рекомендации.

По теме исследования автором опубликованы следующие работы:

Научные издания

1. Государство и бедность в России в 1992 – 2002 гг.: историко-правовое исследование: Монография. СПб., 2007. 13,0 п. л.

Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных
журналах и изданиях, согласно перечню ВАК

  1. Привлечение государственных органов России к призрению бедных (конец ХIХ – начало ХХ в.): правовой аспект // Право и образование. 2007. № 5. 0,4 п. л.
  2. Бедность в России (проблемы её историко-правового анализа в постсоветском пространстве) // История государства и права. 2006.
    № 8. 0,3 п. л.
  3. Реформы 90-х годов и детская бедность в России // История государства и права. 2006. № 10. 0,2 п. л.
  4. Борьба с бедностью и востребованность опыта нормотворческой работы (Петербургские целевые программы социальной защиты населения в 1996 – 2000 годах) // История государства и права. 2007.
    № 11. 0,15 п. л.
  5. Десятилетие борьбы с детской бедностью в Санкт-Петербурге: 2001 год. Итоги нормотворческой работы // История государства и права. 2007. № 14. 0,26 п. л.
  6. Поиск путей привлечения государственных органов России к призрению бедных в конце XIX – начале XX вв. // История государства и права. 2007. № 10. 0,15 п. л.
  7. Бедность «бедных реформ» в России как данность (правовые и институциональные последствия ваучерной приватизации 1992 –
    1994 гг.) // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. 2006. № 3(31). 0,5 п. л.
  8. Проблемы измерения бедности в России в 1990-е годы (официальный подход, реальность, противоречия) // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. 2006. № 4(32). 0,5 п. л.

Статьи, тезисы докладов и сообщений на научных конференциях
и семинарах, опубликованные в иных изданиях

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»