WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Несмотря на то, что в теории и практике уголовного процесса в течение длительного времени велась дискуссия о необходимости вообще фигуры подозреваемого на предварительном расследовании, Уголовно-процессуальный кодекс Республики Армения от 1 июля 1998г. признал необходимым функционирование такой процессуальной фигуры.

Длительность существования процессуальной фигуры подозреваемого в армянском уголовном судопроизводстве свидетельствует о том, что наличие ее и в настоящее время является объективно необходимым.

Современное состояние правового статуса подозреваемого и воз­можности реализации им своих прав находятся на наиболее высоком уровне по сравнению с предшествовавшим законодательством, но, тем не менее, требу­ют его дальнейшего совершенствования на новом уровне, с учетом на­ционального и мирового опыта, признания человека, его прав и свобод, наи­высшей ценностью.

Во втором параграфе данной главы делается вывод о том, что основания признания лица подозреваемым и основания применения к нему задержания или меры пресечения различаются, так как в том и другом случаях присутствуют неодинаковые цели и назначение. Однако по своей природе, по мнению диссертанта, основания задержания лица бывают равнозначными с основаниями признания лица подозреваемым, что нельзя сказать относительно оснований применения меры пресечения. Отсюда выводы о том, что:

  • основания задержания лица, предусмотренные ст. 129 УПК РА, могут быть основаниями признания лица подозреваемым;
  • основания же применения мер пресечения могут возникнуть лишь после наделения лица процессуальным статусом подозреваемого (или обвиняемого), т. е. таковые носят производный характер, о них имеет смысл говорить только уже при наличии подозреваемого.

Предлагается, под материальными (уголовно-правовыми) основаниями признания лица подозреваемым понимать наличие в деянии лица объективных признаков преступления, предусмотренного Уголовным кодексом.

Процессуальным основанием признания лица подозреваемым следует признать доказательства, а также сведения, способные стать доказательствами по уголовному делу (в стадии возбуждения уголовного дела), на основе которых в деянии лица выявляются объективные признаки конкретного преступления (устанавливаются материальные основания признания лица подозреваемым) и возникает подозрение о причастности лица к совершению преступления.

Кроме материальных и процессуальных оснований признания лица подозреваемым необходимо также разграничить так называемые “документальные основания”, под которыми следует понимать выносимые органами уголовного преследования процессуальные документы, ставящие лицо в процессуальное положение подозреваемого. Разграничение последних от процессуальных оснований признания лица подозреваемым, по мнению диссертанта, продиктовано в первую очередь необходимостью решения вопроса о том – с какого момента лицо, подозреваемое в совершении преступления, приобретает процессуальный статус подозреваемого Представляется, что о процессуальных документах привлечения лица в качестве подозреваемого необходимо еще и объявить заинтересованному лицу. Только с момента объявления такого процессуального акта орган, осуществляющий производство по делу, приобретает возможность производства в отношении данного лица конкретных следственных или иных процессуальных действий, а лицо наделяется процессуальными правами, дающими возможность для защиты от уголовного преследования

Из следственной практики должны быть исключе­ны случаи выполнения следственных действий с лицом, как со свидетелем, в отношении которого имеются материальные и процессуальные основания признания его подозреваемым. Для этого предлагается расширить в законе перечень юридических фактов, ставящих лицо в процессуальное положение подозреваемого, включая в числе таковых а) возбуждение уголовного дела в отношении конкретного лица; б) вынесение постановления о признании лица подозреваемым при условиях, если:

  1. уголовное дело возбуждено по факту совершения преступления, а не в отношении конкретного лица;
  2. отсутствуют основания задержания лица;
  3. существуют материальные и процессуальные основания признания лица подозреваемым;
  4. необходимо допрашивать лицо по поводу его личного участия в совершении преступного деяния, либо наложить арест на его имущество;
  5. необходимо применить в отношении лица меру пресечения.

Кроме того, предусмотренное п. 10 ч. 5 ст. 86 УПК РА право свидетеля являться в орган, осуществляющий уголовное производство с адвокатом, по мнению диссертанта, нуждается в дальнейшем усовершенствовании, поскольку в п.10 ч. 5 ст. 86 УПК РА рассматриваемое право свидетеля предоставлено ему в универсальном смысле (не ограничивая возможность реализации такового с конкретным следственным действием), в том случае, когда в ст. 206 УПК РА («Допрос свидетеля») установлена возможность свидетеля воспользоваться этим правом лишь при его допросе.

Однако участие адвоката может понадобиться также при производстве других следственных действий с участием свидетеля, в частности, при проведении очной ставки, обыска, выемки и т. д. К тому же, предусмотренные ч. 6 ст. 206 права адвоката, которыми он может воспользоваться при участии в производстве допроса свидетеля, по мнению диссертанта, не достаточны для оказания полноценной юридической помощи свидетелю, поскольку в соответствии с ч. 6 ст. 206 УПК РА адвокат, участвующий в производстве допроса свидетеля с целью оказания юридической помощи, не имеет право задавать допрашиваемому вопросы, а также не вправе давать консультации своему «подзащитному». Не имея возможности напоминать своему «подзащитному» его прав, а также задавать вопросы с целью защиты его прав и законных интересов, адвокат не сможет оказать реальную помощь свидетелю. Следовательно, представляется необходимым сделать следующие законодательные изменения в УПК РА. Во-первых, статья 188.1 УПК РА («Общие правила проведения следственных действий») дополнить частью 5 следующего содержания: «При производстве следственных действий с участием свидетеля может присутствовать приглашенный им адвокат, который пользуется правами, предусмотренными пунктами 4 и 11 части 1 статьи 73 настоящего Кодекса6». Во-вторых, пункт 4 части 1 статьи 73 УПК РА сформулировать следующим образом: «при участии в производстве следственного действия, в рамках оказания юридической помощи своему подзащитному защитник вправе давать ему в присутствии следователя краткие консультации, задавать с разрешения следователя вопросы допрашиваемым лицам. Следователь может отвести вопросы защитника, но обязан занести отведенные вопросы в протокол». В третьих, часть 6 статьи 206 УПК РА предлагается сформулировать следующим образом: «Если свидетель явился на допрос с адвокатом, приглашенным им для оказания юридической помощи, то адвокат присутствует при допросе и пользуется правами, предусмотренными пунктами 4 и 11 части 1 статьи 73 настоящего Кодекса». Аналогичные положения необходимо предусмотреть также в статьях 216 («Очная ставка») и 227 («Лица, присутствующие при обыске и выемке»).

В заключении второго параграфа сформулировано следующее определение подозреваемого: подозреваемый это лицо, задержанное по подозрению в совершении преступления, либо лицо, в отношении которого органом уголовного преследования возбуждено уголовное дело или вынесено постановление о признании подозреваемым.

В процессуальном положении подозреваемого лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело, или вынесено постановление о признании подозреваемым, может находиться до предъявления обвинения (а в случаях прекращения уголовного преследования в отношении подозреваемого – до вынесения об этом постановления), за исключением случаев, когда после вынесения постановления о возбуждении уголовного дела или признании лица подозреваемым в отношении подозреваемого применялась мера пресечения. В последнем случае, с точки зрения диссертанта, разумным сроком применения в отношении лица меры пресечения будет 10 дневной срок с момента объявления постановления о применении меры пресечения.

Во второй главе диссертации «Процессуальные права подозреваемого и их обеспечение в уголовном процессе Республики Армения» рассмотрены проблемные аспекты реализации отдельных прав подозреваемого, а также проблемы обеспечения прав подозреваемого при производстве следственных действий в уголовном процессе РА.

В первом параграфе данной главы диссертант делает вывод о том, что понятия «права» и «законные интересы» однопорядковые и нередко совпадают по своему содержанию. Их следует рассматривать как самостоятельные по отношению друг к другу в случаях, когда законные интересы не опосредованы соответствующими субъективными правами, т. е. не оформлены нормативно в качестве таковых.

Рассматривая проблемные аспекты реализации отдельных прав подозреваемого диссертант приходит к следующим теоретически обоснованным и практически значимым выводам:

  1. Право подозреваемого знать, в чем он подозревается, должно подразумевать, что он вправе знать в совершении какого именно (с указанием установленных к этому моменту места, времени, способа совершения, характера и размера ущерба, причиненного преступлением, иных обстоятельств, индивидуализирующих данное деяние, а также соответствующей статьи уголовного закона (части, пункта)) преступления его подозревают. Поскольку уведомленность о содержании подозрения является необходимой предпосылкой для реализации остальных прав подозреваемого, следовательно, реализацию указанного права подозреваемого, по мнению диссертанта, необходимо обеспечить с самого начала привлечения лица в процесс в таком процессуальном качестве – это момент объявления лицу процессуального документа, ставящего его в процессуальное положение подозреваемого.
    Причем разъяснение подозреваемому сущности подозрения и вручение ему письменного уведомления о своих правах и их разъяснение необходимо обеспечить всем подозреваемым, независимо от оснований, по которым он стал фигурировать в деле в качестве подозреваемого. В этих целях предлагается положение пункта 2 части 2 статьи 63 УПК РА сформулировать в следующем содержании: «непосредственно с момента объявления ему протокола задержания, постановления о признании его подозреваемым или постановления о возбуждении в отношении него уголовного дела получать от органа дознания, следователя или прокурора письменное уведомление о сущности подозрения и о своих правах, а также их разъяснение».
  2. При свидании задержанного подозреваемого с законным представителем передача сведений между ними должна производится в конфиденциальных условиях, т. е. без голосового или визуального контроля, руководствуясь при этом предписаниями п. 3 ч. 1 ст. 77 УПК РА, несмотря на то, что Законом РА «О порядке содержания задержанных и заключенных под стражу» не предусмотрено требование конфиденциальности свиданий подозреваемых со своими законными представителями.
  3. Объяснения подозреваемого, данные им на его допросе, являются частью его показаний. В этом смысле всякое объяснение может быть названо показанием, но не всякое показание может быть названо объяснением. Причем право подозреваемого давать объяснения реализуется не только при его допросе. Реализацию этого права необходимо обеспечить до допроса подозреваемого и после этого. В частности, при задержании подозреваемого он вправе давать объяснения, которые подлежат занесению в протокол задержания. Он может воспользоваться этим правом также при участии в производстве следственных действий, проводимых после его допроса.
  4. Права подозреваемого знакомиться с материалами следственных и других процессуальных действий, произведенных с его участием, и подавать на них замечания, предусмотренные в п. 15 ч. 2 ст. 63 УПК РА, по мнению диссертанта, не являются частным проявлением любого участника следственного действия по окончании его проведения знакомиться с протоколами следственного действия, в котором он принимал участие, делать замечания о его уточнении и дополнении. Представляется, что эти права подозреваемого являются предпосылкой для реализации права на защиту, следовательно, думается, что они присущи исключительно подозреваемому и обвиняемому и их защитникам и могут быть реализованы им в любой момент производства по делу, с составлением об этом отдельного протокола.

В целях устранения коллизий в правовых нормах, определяющих
ряд прав подозреваемого, более полной регламентации порядка их
реализации, диссертант в 1 и 2 параграфах второй главы предлагает внести в действующее уголовно-процессуальное законодательство следующих основных изменений и дополнений:

  1. Для обеспечения реализации права подозреваемого знать правовые последствия избранной им позиции ст. 63 УПК РА необходимо дополнить положением о том, что «при согласии подозреваемого дать показания он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и при его последующем отказе от этих показаний, за исключением случаев, когда показания подозреваемого, данные в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, не подтверждаются им в суде».
  2. Для исключения случаев безосновательного отклонения заявленных подозреваемым (а также другими участниками процесса) ходатайств, обеспечения реализации прав подозреваемого, а также интересов следствия представляется необходимым ст. 199 УПК РА дополнить следующим положением: «подозреваемому или обвиняемому, его защитнику, а также потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику или их представителям не может быть отказано в допросе свидетелей, производстве судебной экспертизы и других следственных действий, если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, имеют значение для данного уголовного дела».
  3. Принимая во внимание то обстоятельство, что подозреваемый достаточно кратковременная фигура в уголовном процессе (особенно при задержании), имеющая ограниченный промежуток временны для реализации своих прав, представляется необходимым в законодательном порядке установить кратковременный срок разрешения его ходатайств путем дополнения ст. 199 УПК РА следующим положением: «ходатайства, заявленные подозреваемым, подлежат рассмотрению немедленно, но не позднее 24 часов с момента их поступления».
  4. Исходя из необходимости законодательного закрепления права подозреваемого на обжалование непосредственно в суд действий и решений органов уголовного преследования (в том числе и незаконного задержания) без предварительного обжалования таковых прокурору, представляется целесообразным в ч. 1 ст.
    Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»