WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Средний возраст пациентов составил 32,4 ± 8,7 года (преобладали (p<0,05) мужчины в возрасте 19-29 лет), средняя продолжительность эректильного расстройства - 34,1 ± 20,2 мес. (в основном (p<0,001) лица с длительностью сексуальной дисфункции от 13 до 36 месяцев). 32,5% пациентов имели сексуальные проблемы с самого начала половой жизни, 77,5% ранее безуспешно получали лечение. Преобладали мужчины (p<0,001) с высшим и неполным высшим образованием. По профессиональному статусу большинство составляли финансово-экономические (33,3%) и инженерно-технические (20,0%) работники. По семейному положению среди пациентов преобладали неженатые и разведенные мужчины (p<0,001). 80,8 % больных имели личностные акцентуации тревожного (44,2%), педантичного (20,8%), эмотивного (8,3%) и дистимического (7,5%) типов. У основной части пациентов установлен ослабленный вариант средней половой конституции (p<0,001).

Для реализации задач исследования пациенты были распределены на 3 терапевтические группы по 40 человек. Пациентам первой группы лечение проводилось одним из ингибиторов фосфодиэстеразы 5-го типа – варденафилом гидрохлоридом, пациентам второй группы – когнитивно-поведенческой психотерапией, а пациентам третьей группы - сочетанием психотерапевтических методов и варденафила гидрохлорида. Препарат назначался в дозе 5 – 20 мг за 1-2 часа до полового акта не реже 1 раза в неделю и не чаще 1 раза в сутки. В начале лечения варденафил гидрохлорид применялся в средней терапевтической дозе - 10 мг в сутки, при наличии выраженных побочных явлений дозу снижали до 5 мг в сутки, при неэффективности - повышали до 20 мг в сутки. Сеансы психотерапии проводились с частотой 2 раза в неделю. Продолжительность одного сеанса – от 45 до 90 минут.

Таблица 1. Тактика психотерапевтической коррекции

Основные точки приложения
психотерапевтического
воздействия

Тактика

психотерапевтического воздействия

и используемые методы психотерапии

1

2

а) отставание в сроках станов­ле­ния сексуальности по дан­ным сексологического анам­неза;

б) трудности в установлении и поддержании коммуникаций с лицами противоположного пола;

в) инфантильные взгляды на ин­тимные отношения людей.

1) формирование у пациента адекватных представлений о выборе сексуального парт­нера и гармоничных интимных отно­шениях;

2) поэтапная практическая реализация мо­дели интимного сближения с постоян­ной партнершей (от платонического уха­живания до эротических ласк, петтинга и коитуса).

а) опасения неудачи при кои­тусе или страх, заставляющий укло­няться от половых кон­тактов;

б) появление или усиление пси­хических и соматических прояв­лений тревоги в интим­ных си­туациях либо при одних только мыслях о половой близости;

в) убежденность в собствен­ной сексуальной несостоя­тельности;

г) неадекватные и ригидные установки, ожидания, преду­беж­дения пациента в отноше­нии раз­личных сторон интим­ной жизни.

1) коррекция автоматических мыслей;

2) обнаружение и последовательная кор­рекция когнитивных ошибок;

3) опровержение иррациональных убежде­ний;

4) эмпирическая проверка реалистично­сти;

5) устранение гиперконтроля коитуса и обучение пациента ассоциированному вос­приятию половой близости: тактика мни­мого запрета; секс-терапия в виде 5 после­дователь­ных этапов (эротическое наслаж­дение без эрекции, эрекция без оргазма, экстраваги­нальный оргазм, интроитус без оргазма, коитус).

а) выраженные различия в сек­суальных предпочтениях партне­ров;

б) неадекватное выражение од­ним или обоими партнерами своих чувств и переживаний по поводу половой близости (уп­реки, обвинения, угрозы, без­различие).

1) выяснение индивидуальных сексу­альных предпочтений партнёров, совмест­ное обсуж­дение, планирование и после­дующая реализа­ция оптимальных для них вариантов сексу­ального взаимодействия;

2) сексотерапевтические приёмы (по
У. Мастерсу и В. Джонсон, Х. Каплан);

3) использование обучающих видеофиль­мов.

Длительность наблюдения в период терапии составила 8 недель и 3-12 месяцев после завершения лечения.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Клиническая характеристика больных

Сексуальные дисфункции у всех пациентов, включенных в исследование, проявлялись в виде затруднения в наступлении или поддержании эрекции, достаточной для удовлетворительного проведения полового акта, при отсутствии признаков органической патологии сексуальной сферы, что соответствовало критериям МКБ-10, «отсутствие генитальной реакции», (F52.2).

Невротические нарушения, наблюдавшиеся у этих больных, возникали как реакции на эректильное расстройство. Было прослежено взаимодействие ряда негативных факторов, участвующих в формировании половых дисфункций у исследованных больных. В их числе повторные сексуальные срывы, первоначально обусловленные ситуационно. Среди ситуационных факторов наиболее часто выступали неблагоприятные условия для проведения полового акта в связи с невозможностью полного уединения или опасениями быть застигнутыми врасплох, страх перед нежелательной беременностью партнёрши, заражением венерическим заболеванием, физическая усталость и психическое переутомление, алкогольное опьянение. Нередко сексуальные срывы возникали после межличностных конфликтов в паре, неадекватного поведения женщины, которая открыто проявляла недовольство партнёром либо вела себя подчёркнуто холодно. У части пациентов (32,5 %) сексуальные срывы отмечались в дебюте половой жизни из-за опасений несоответствия ожиданиям женщины, возможной сексуальной несостоятельности, а также в результате затянувшихся предварительных ласк. У этих мужчин в переживаниях после сексуального срыва превалировали болезненные воспоминания о предшествующих сексуальных неудачах, навязчивые опасения по поводу своей способности удовлетворить женщину, тревога и страх перед возможной неудачей при половой близости из-за потери эрекции. Если даже часть пациентов со временем при регулярных встречах (в основном в браке) адаптировалась к половой жизни, то эти проблемы возникали при встрече с любой новой партнершей. В свою очередь, повторные неудачи при попытках коитуса вызывали у больных опасения оказаться несостоятельными при очередной близости, беспокойство достигало своего максимума в интимных ситуациях, формируя своего рода «порочный круг».

По шкале МИЭФ эректильная дисфункция у пациентов, входящих в исследование, была распределена на три степени тяжести. Преобладающая часть мужчин имела тяжелую степень расстройства эрекции (p<0,001), что было обусловлено отягощенностью сексуальной дисфункции невротическими нарушениями.

Лишь четверть пациентов, вошедших в исследование, состояли в браках, отношения в которых по тесту «Удовлетворенность в браке» были расценены как неудовлетворительные. Отсутствие доброжелательных взаимоотношений и регулярной половой жизни у личностей тревожного и эмоционального типов, с характерной для них нерешительностью и неуверенностью, делали их уязвимыми в любой непривычной ситуации с большой вероятностью возникновения функциональных сексуальных расстройств и болезненного на них реагирования.

Невротические расстройства, выявленные у 77,5 % больных к моменту обращения, возникали лишь в контексте интимных отношений, характеризовались тревожным ожиданием или страхом новых неудач при половом акте в сочетании с вегетативными проявлениями (повышенная потливость, учащенное сердцебиение, ощущение дурноты и др.) и дезавтоматизацией генитальных реакций в виде ослабления либо отсутствия эрекции при интроитусе. Эти нарушения в соответствии с диагностическими категориями МКБ-10 были квалифицированы как тревожно-фобическое расстройство (F40).

Данные, полученные по опроснику Спилбергера-Ханина показали, что пациенты с тревожно-фобическим расстройством демонстрировали высокий уровень как ситуативной тревожности (51,6 + 6,9 баллов), так и личностной тревожности (45,4 + 10,9 баллов), это указывает на то, что большинство ситуаций, в которых оказываются эти мужчины, воспринимаются ими как угрожающие собственному престижу или самооценке. Поведение, взаимодействие с окружающими регулируется, прежде всего, эмоциями. Высокая эмоциональная чувствительность сочетается с повышенной ранимостью, обидчивостью. Замечания окружающих воспринимаются такими пациентами как порицание, оскорбление, конфликтные ситуации или избегаются, или вызывают чувство собственной вины. Неудачи часто переживаются ими как «трагедия» и надолго приковывают внимание, снижая активность, необходимую для их анализа и преодоления. Наличие высокого уровня личностной тревожности у пациентов позволяет говорить об определённой предиспозиции, способствующей возникновению как сексуальных дисфункций, так и невротического реагирования на них. Средний балл по шкале Гамильтона для больных с тревожно-фобическим расстройством составил 6,0 + 1,1 и складывался преимущественно за счет пунктов, характеризующих тревожную симптоматику.

У 22,5% пациентов невротические расстройства не ограничивались ситуациями, непосредственно связанными с сексуальным функционированием. Высокий уровень психотравматизации, обусловленный половой дисфункцией, приводил к прорыву индивидуального барьера психической адаптации и генерализации невротических нарушений.

Эти состояния были квалифицированы как расстройства адаптации (F43.2), поскольку имеющаяся у больных психопатологическая симптоматика самым непосредственным образом была связана с нарастающими проблемами в половой жизни. Наблюдалась тесная временная взаимосвязь (в сроки от 2 до 4 недель) между развитием симптомов расстройства адаптации (депрессивного настроения, тревоги, беспокойства, чувства неспособности справиться с ситуацией, сниженной продуктивности в повседневных делах, склонности к драматическому поведению, вспышек агрессивности) и непосредственно предшествующей им сексуальной дисфункции. Расстройство адаптации у 10,8% больных проявлялось пролонгированной депрессивной реакцией (F43.21), а у остальных 11,7% смешанной тревожной и депрессивной реакцией (F43.22). К особенностям расстройства адаптации у данного контингента больных следует отнести сочетание собственно тревожной и/или депрессивной симптоматики, и навязчивых опасений сексуальной неудачи, страхов перед интимной близостью, ипохондрических проявлений, адресованных половой сфере, реже - конфликтного, агрессивного поведения в сочетании со злоупотреблением алкоголя.

Наличие депрессивных проявлений в клинической картине смешанной тревожной и депрессивной реакции подтверждалось данными шкалы Гамильтона (13,1 + 2,1 баллов), что соответствовало депрессии легкой степени выраженности. По шкале Спилбергера-Ханина у этих больных была выявлена умеренно выраженная личностная тревожность (32,7 + 12,0 баллов) и достигающая верхней границы умеренной степени ситуативная тревожность (41,4 + 10,9 баллов), что подтверждало наличие в клинической картине явлений тревоги.

У больных с пролонгированной депрессивной реакцией наличие депрессивных проявлений также подтверждалось данными шкалы Гамильтона (14,0 + 1,2 баллов), соответствующими депрессии легкой степени выраженности. Ситуативная тревожность приближалась к нижней границе умеренной степени (32,8 + 7,5 баллов), что объясняло отсутствие выраженной тревожной симптоматики в клинической картине расстройства.

Таким образом, невротическая симптоматика у пациентов, включенных в исследование, носила выраженный характер, не ограничиваясь сферой интимных отношений. Существовала тесная временная связь между участившимися у мужчин неудачными попытками близости, резким ухудшением супружеских или партнёрских отношений и возникновением на этом фоне невротических расстройств. Возникшие невротические нарушения, в свою очередь, ухудшали не только психическое состояние пациентов, но и усугубляли клинические проявления половых дисфункций.

В результате проведенного статистического анализа были установлены факторы, способствующие формированию невротических расстройств у больных. Значимая корреляционная связь установлена со следующими факторами: отсутствием брака (r=0,62, р<0,01); дисгармоничным сексуальным взаимодействием с партнершей (r=0,74, р<0,001); ее негативной реакцией на сексуальные неудачи мужчины (r=0,71, р<0,001); молодым возрастом больных (r=0,42, р<0,01); взаимным безразличием либо частыми конфликтами между партнерами (r=0,58, р<0,01); высокой личностной значимостью интимных отношений (r=0,36, р<0,05); иррациональными убеждениями о норме в половой жизни (r=0,39, р<0,05); эмотивными, тревожными, дистимическими и педантичными типами личности (r=0,35, р<0,05); ослабленными вариантами половой конституции (r=0,31, р<0,05).

Выраженность у пациентов таких личностных свойств как замкнутость, отчуждённость, пессимизм и недоверчивость в сочетании с подавленностью, впечатлительностью, ранимостью, нерешительностью и неуверенностью в своих силах, озабоченностью, ипохондричностью, склонностью всё усложнять, повышенной тревожностью, в определённой степени предрасполагала к возникновению как сексуальных проблем, так и реакций невротического уровня. В формировании невротических расстройств играли роль молодой возраст и высокая значимость половой жизни в иерархии личностных ценностей у большинства больных, поэтому сексуальные неудачи, вызывая у этих мужчин крайне болезненное эмоциональное реагирование, подвергались невротической фиксации. Важным отрицательным фактором являлась как семейно-сексуальная неустроенность большинства больных (74,2%), делающая их уязвимыми к возникновению ситуационно обусловленных сексуальных дисфункций, так и негативная (обвиняющая, насмешливо-уничижительная и т. п.) либо подчеркнуто-безразличная реакция большинства женщин на сексуальные неудачи мужчин. В связи с этим, почти 3/4 пациентов, состоящих в браке, охарактеризовали собственные супружеские (партнёрские) отношения как неудовлетворительные либо конфликтные.

Клиническая эффективность различных вариантов терапии

Различия между терапевтическими группами проявлялись при оценке всех исследуемых параметров.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»