WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 |

На правах рукописи

Пашкова Татьяна Владимировна

Народные названия болезней в карельском языке

Специальность 10.02.22 – Языки народов зарубежных стран

Европы, Азии, Африки, аборигенов Америки и

Австралии (финно-угорские и самодийские языки)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

кандидата филологических наук

Петрозаводск

2008

Работа выполнена на кафедре карельского и вепсского языков факультета прибалтийско-финской филологии и культуры Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Петрозаводский государственный университет»

Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор

Зайков Пётр Мефодьевич

Официальные оппоненты: доктор филологических наук

Зайцева Нина Григорьевна

кандидат филологических наук

Жаринова Ольга Михайловна

Ведущая организация: Институт языка, литературы и истории

Коми научного центра

Уральского отделения РАН

Защита состоится 22 октября 2008 года в 16 часов на заседании диссертационного совета КМ 212.190.05 по присуждению ученой степени кандидата филологических наук в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Петрозаводский государственный университет» по адресу:

185910, г. Петрозаводск, ул. “Правды”, д. 1, ауд. 314

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Петрозаводский государственный университет».

Автореферат разослан “18” сентября 2008 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат филологических наук Н. М. Гилоева

В народной медицине сложились свои, «простонародные» названия болезней, но по мере интенсивного развития науки усваиваются и входят в массовое употребление научные термины. Постепенное вытеснение из обихода устаревших понятий вообще характерное для бытования языка явление. Однако многие из старинных терминов сохранились до сих пор; звучат они уже непривычно, отчужденно, архаично. Имеется и ещё одно очень важное обстоятельство: народная медицина, в связи с исторически обусловленным несовершенством её диагностики, часто оперирует широкими, подчас расплывчатыми понятиями (pahku ‘опухоль’, lihoradku ‘лихорадка’ и др.), определяющими, в сущности, лишь ведущие признаки самых различных по происхождению заболеваний, которые в научной медицине разделены на группы.

В основе народной классификации болезней лежат почти исключительно их симптомы и отчасти те причины, которыми, с точки зрения людей, обусловливаются их происхождение. Благодаря этому, группировка болезней и сами их названия получают в высшей степени неопределённый и общий характер, очень часто объединяя заболевания, по своему существу совершенно разнородные. Нередко выяснить по народно-медицинским названиям, какие конкретно заболевания имеются в виду, можно лишь приблизительно. Собственно, такое выяснение – это уже задача научной медицины, которая, издавна вбирая в свой арсенал лучшее из народной практики, дает ему свое толкование и свои термины.

Актуальность темы определяется необходимостью системного изучения лексики карельского языка. Народные названия болезней в карельском языке до настоящего времени не подвергались специальному исследованию. Тематические и этнографические исследования позволяют наилучшим образом раскрыть лексические особенности языка, выявить его внутреннее богатство и структурную многогранность, дополнить отдельные лингвистические дисциплины новыми данными.

Цели и задачи исследования. Целью данного исследования является наиболее полное описание одной из лексико-семантических групп карельского языка – народных названий болезней. Данная цель предполагает решение ряда задач:

идентификация и систематизация народных названий болезней, собранных из различных источников;

обобщение представленных в различных источниках этимологий относительно происхождения того или иного народного названия болезни;

определение основных принципов номинации карельских народных названий болезней, выявление случаев семантических изменений;

установление наиболее типичных словообразовательных моделей.

Предметом настоящего исследования является лексика карельского языка, а именно народные названия болезней в карельском языке.

Методы исследования. Решение поставленных в исследовании задач проводилось с применением сопоставительного, сравнительно-исторического и этнолингвистического методов. В работе представлены диалектные варианты народных названий болезней в карельском языке, а также соответствия в прибалтийско-финских и финно-угорских языках, что позволяет сделать выводы сравнительно-исторического характера. В работе использован также сравнительно-сопоставительный метод. При определении происхождения той или иной лексемы принимались во внимание данные неродственных языков.

Теоретической и методологической основой работы явились труды отечественных и зарубежных лингвистов, посвящённые вопросам описательной и исторической лексикологии прибалтийско-финских и финно-угорских языков и этнолингвистики.

Материал для исследования. Объектом анализа являются 114 народных названия болезней, извлеченных из словарей карельского языка, образцов карельской речи, фольклорных произведений и этнографических исследований. Кроме того, в диссертации использован материал, собранный автором в полевых условиях в период с 2005 по 2007 гг.

Научная новизна данной работы определяется тем, что в ней впервые осуществлено комплексное исследование отдельной лексико-семантической группы карельского языка, а именно народных названий болезней. Проведена классификация народных названий болезней рассматриваемого языка по признакам, лежащим в основе их номинации; рассмотрены словообразовательные модели в составе лексики народной медицины в карельском языке.

Теоретическое и практическое значение работы. Системное описание народных названий болезней, сравниваемых с названиями в близкородственных языках, позволяет углубить знания о лексике карельского языка в целом. Результаты исследования могут быть использованы в преподавании университетских курсов карельского языка, при чтении теоретических курсов лексикологии, истории и диалектологии карельского языка.

Апробация работы. Основные положения и результаты работы были изложены в двух докладах на республиканских и международных конференциях, а также в четырёх научных статьях.

Структура диссертационного исследования. Диссертация состоит из предисловия, введения, двух глав, заключения, списка использованной литературы, приложений, принятых сокращений и регистра народных названий болезней.

Общий объём диссертации составляет 167 страниц компьютерного текста.

Содержание работы и результаты исследования

В предисловии обосновывается выбор темы, ее актуальность, определяются цели и задачи, научная новизна, практическая и теоретическая значимость, указываются методы исследования, сообщается об апробации основных результатов.

Введение представляет собой обзор литературы и характеристику источников диссертационного исследования. Проведенный анализ позволяет сказать о том, что проблема, которой посвящена данная работа не служила ранее предметом специального исследования.

Народные названия болезней в прибалтийско-финских языках изучены довольно слабо. M-Л. Хейкинмяки в одной из своих статей исследует происхождение финских и карельских названий болезней цыпки и веснушки с точки зрения так называемой “народной этимологии” (т.е. верований людей)1.

A. Tюнни рассматривает историю происхождения сочетаний ns~sn в середине лексем kns~ksn ‘бородавка’2.

Семантический анализ лексем toppa, akka, retu, raiska, rietta, rikki, er в карельском, финском и других прибалтийско-финских и финно-угорских языках проводит Р. E. Нирви3. Каждая словарная статья ориентирована на раскрытие всех значений и происхождения определенной лексемы (в том числе и в составе сложных слов) в наречиях карельского языка, в диалектах финского и эстонского языков, в саамском и коми языках и др.

M. Лянсимяки характеризует все варианты финских названий болезни ‘эпилепсия’ (сложные слова, заимствования, отглагольные существительные, словосочетания), напр. epilepsia, kaatumatauti, lankeavatauti, pyrtyvtauti, pahanlytv tauti, virmatauti и др.4. Аналогичные по звучанию и происхождению лексемы используются и в карельском языке (напр., pahataudi, langiejutaudi), что делает эту статью ценным источником для нашего исследования.

Проблема народных названий болезней в эстонском языке затрагивается B. Шамардиным5. Автор уделяет внимание таким болезням как ревматизм, тиф, бронхит, трахома, скарлатина, сифилис, дизентерия, коклюш, чесотка и приходит к выводу, что в основе большинства народных названий болезней лежит их симптом.

Названия болезней в финском языке, способы лечения заболеваний, историю появления и развитие народной медицины исследует А. Форсиус в сборнике “Очерки об истории медицины”6. Каждая статья сборника представляет собой характеристику определённого заболевания или целой группы болезней. Например, в статье “Болезни от дьявола и их лечение” рассматриваются заболевания, которые, по верованию финнов, насылаются на человека силами зла (эпилепсия, психическое расстройство, сильный испуг и др.), и способы их лечения (обереги, знахарство, магические действия). Статья “Проблема наименования болезней” посвящена вопросу возникновения некоторых финских названий болезней в сравнении с английскими, французскими, немецкими. Большинство статей ориентированы на раскрытие какого-либо одного заболевания (сначала даётся этимологическая характеристика народного названия болезни, затем причины появления заболевания и способы лечения), напр. “История болезни грипп”, “Коклюш”, “Оспа”, “Скарлатина”, “Ночница”, “Рахит”.

В первой главе “Мотивационные признаки номинации народных названий болезней в карельском языке” излагаются теоретические предпосылки исследования: рассматриваются основные положения теории номинации, механизмы и типы языковой номинации.

История мышления народа отражена в его языке. Именно в языке и через язык дано нам всё богатство народных знаний, верований и представлений. Моделирование эволюции знания для каждой семантической группы требует разносторонних сведений из этнографии, лингвистики, археологии и др. Наибольшую ценность имеют факты, извлечённые из истории отдельных слов, и анализ истории целостных лексико-семантических групп. Именно история лексико-семантических групп даёт возможность воссоздать эволюцию народного знания в той или иной области материальной или духовной культуры с древнейших времён до наших дней. В процессе реконструкции народного мышления особое значение приобретают данные этимологии и сравнительно-исторической лексикологии7.

Каждое семантическое поле (лексико-семантическая группа) характеризуется двумя показателями: присущими ему и воплощёнными в его лексике мотивационными моделями и теми мотивационными моделями, в которых составляющие его слова участвуют в качестве мотивирующих по отношению к лексике других семантических полей (или, что то же самое, набором и типом других полей, в которые входят слова, мотивированные словами данного поля)8.

В семасиологии различают три вида мотивированности слова: морфологическую, семантическую и фонетическую. О морфологической мотивированности слова говорят в тех случаях, когда существует определённая связь между значением данного слова и его морфологической структурой. Переход от одного наименования к другому осуществляется в этих случаях с помощью словообразовательных средств, напр. rygie ‘кашлять’ ryvitys ‘кашель’, ummoittuo ‘крепить’ ummotus ‘запор’, raipata ‘схватить (о боли в пояснице)’ raippuandu ‘прострел’, mustu ‘чёрный’ mustelmu ‘синяк’, kevt ‘весна’ kevtti ‘веснушка’.

Под семантической мотивированностью подразумевают релевантную для данного среза языка обусловленность значения данного наименования значением имени другого предмета, т.е. наличие в слове образности, основанной на метафорических, метонимических и тому подобных явлениях. В данном случае переход от наименования одного предмета к наименованию другого предмета осуществляется с помощью семантической, а не морфологической деривации, напр. ji ‘лёд’ ji ‘бельмо’, kubu ‘зоб (у птицы)’ kubu ‘зобная опухоль (увеличение щитовидной железы)’, pahka / pahku ‘нарост, кап на дереве’ pahka / pahku ‘шишка’.

Между двумя названными видами мотивированности существует переходный тип – семантико-морфологическая мотивированность, когда в образовании наименования участвуют оба вида деривации – семантическая и морфологическая, напр. kevt ‘весна’ kevtti ‘веснушка’, kez ‘лето’ kezakko ‘веснушка’.

Под фонетической мотивированностью слова подразумевают наличие определённой связи между значением этого слова и его звучанием. В принципе звучание слова не имеет и не может иметь ничего общего с природой обозначаемого словом предмета или явления, так как в противном случае не было бы возможным ни существование различных языков, ни изменение звуковой стороны языка в процессе его развития. Говорящему, однако, присуще стремление обнаружить определённую корреляцию между звучанием слова, развивающимся в соответствии с фонетическими законами данного языка, и значением этого слова. В этом случае мы имеем дело с явлением, функционально сходным с так называемой “народной этимологией”: и там, и здесь говорящий стремится найти “какой-либо бросающийся в глаза признак предмета, чтобы сделать его представителем этого предмета” и тем самым хотя бы частично устранить произвольность связи между звучанием и значением слова9, например, khkeh, khkytes ‘кашель’, n’uhu ‘насморк’, ripuli ‘понос’, hky ‘колики, острая колющая боль (в животе, груди, боку), колотьё’.

Pages:     || 2 | 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»