WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

Возможность различий в интерпретациях, заложенная даже в такой простой схеме, показаны на примере полемики между марксистами Ю. Мартовым и Ф. Череваниным, которые разошлись в объяснении политических предпочтений землевладельцев западных и центральных губерний. В объяснении Ю. Мартова определяющими были названы различия между губерниями черты еврейской оседлости и польского землевладения (поддержка правых) и великорусскими губерниями (поддержка октябристов), в объяснении Ф. Череванина – различия между губерниями с преобладанием дворянского (правые) и буржуазного (октябристы) землевладения. Важные для содержательной интерпретации политико-географических различий «запад – восток» соображения можно также обнаружить при изучении полемики начала XX века по аграрным проблемам: отчуждение или неприкосновенность частновладельческих земель, сохранение или отмена общинного строя.

Таблица 7. Модели развития капитализма в сельском хозяйстве центральных, южных и юго-восточных губерний Европейской России по В. Ленину, П. Маслову, Н. Огановскому, Н. Суханову (реконструкция).

Автор

Преобладающий процесс

Центральные губернии

Южные, юго-восточные губернии

Ленин

Дифференциация крестьян, рост товарного хозяйства

Отстающая дифференциация, меньше товарного хозяйства. «Прусский» путь развития капитализма.

Усиленная дифференциация, развитое товарное хозяйство. «Американский» путь развития капитализма.

Маслов

Борьба между капиталистической и продовольственной арендой

Временная победа продовольственной аренды, ее неизбежный кризис в будущем.

Свободное развитие капиталистических отношений, быстрый рост производительных сил

Огановский

Борьба между капиталистическим и трудовым землевладением. Увеличение интенсивности хозяйства

Успех трудового землевладения, имущественное выравнивание

Отсталые губернии, последнее убежище капитализма. Идут по пути среднерусских губерний, приближаются к ним.

Суханов

Отток капитала из сельского хозяйства в промышленность

Почти полное отсутствие товарного рынка, преобладание трудового хозяйства

Развитое товарное хозяйство, в дальнейшем будет вытесняться продовольственным

Градиент партийных предпочтений «запад – восток» («северо-запад – юго-восток») может быть сопоставлен также с моделями эволюционных районов, предложенных А. Челинцевым, Г. Баскиным, другими авторами организационно-производственного направления. Расчет индексов партийных предпочтений выборщиков по генетическим районам А. Челинцева показывает, что в черноземной полосе обнаруживается закономерная смена политических предпочтений от «передовых» районов с более интенсивной системой хозяйством (поддержка правых партий) к «отстающим» более экстенсивным районам (поддержка левых партий)29; в нечерноземной полосе такая закономерность не прослеживается. Для различий по направлению «северо-запад – юго-восток», связанных с особенностями хозяйственного развития юго-восточных губерний по сравнению с центральными земледельческими, предлагались конфликтующие интерпретации в полемике марксистов и народников о развитии капитализма в России (таблица 7).

В заключении подводятся итоги работы и предлагаются пути, каким образом разработанная методика могла бы быть использована для объяснения географических особенностей современных российских выборов.

Из трудностей, с которыми приходится сталкиваться при изучении выборов 2000-х годов, выделены две. Первая – существенные изменения, особенно заметные в сравнении с 1990-ми годами, в географии поддержки отдельных партий, прежде всего коммунистов (КПРФ). Такого рода сдвиги вряд ли можно было предвидеть (или хотя бы объяснить после того, как они произошли) в рамках двух самых популярных подходов - концепции устойчивых политико-географических районов (культур) или модели «центр – периферия». Вторая трудность – отсутствие сколько-нибудь общепризнанного деления России на политико-географические районы, несмотря на то, что вот уже полтора десятилетия, если не больше, выделение таких районов считается если не обязательным, то крайне желательным результатом исследования.

Для решения первой проблемы предлагается объяснение, связывающее сдвиги в географии голосования за КПРФ с изменением места партии в пространстве двух основных проблемных измерений (факторов), выделявшихся, по результатам факторного анализа, на всех думских выборах. КПРФ постепенно смещалась от измерения «демократы – коммунисты (реформаторы – консерваторы)» к измерению «конформизм – протест», превращалась из конформистской в протестную, что неизбежно сказалось на географии голосования за партию (рисунок 12)30.

По второй проблеме выход видится в том, чтобы признать, что географическое пространство России лучше поддается описанию в виде структурных схем, упорядоченных градиентами и контрастами, а не совокупности районов. Наиболее разработанные исследования по географии выборов в России приводили именно к такому результату31, так что нужно только выбрать теорию, которая подходила бы к сложившейся практике, а не противоречила ей. Такому требованию, на мой взгляд, отвечает предлагаемая концепция социально-политической структуры пространства.

Рисунок 12.. Партии в пространстве основных проблемных измерений на выборах в Государственную думу 1993-2007 годов.

В приложении приводятся справочные материалы о партийном составе членов Думы и губернских выборщиков, которые могут быть полезными для других исследователей, готовых продолжить изучение географии или истории думских выборов начала XX века.

По теме диссертационного исследования опубликованы следующие работы:

1. Методы электоральной географии 1990-х годов: работают ли они в 2000-е годы // Политическая социология (ред. В. Римский и др.) /Российская ассоциация политической науки. – М.: РОССПЭН, 2008. – 0,4 п. л.

2. Партийная система России начала XX века в пространстве проблемных измерений и в географическом пространстве // Политическая наука. – 2005. – N 2 (Избирательный процесс в России и Франции). – 0,6 п. л.

3. Электоральный ландшафт России и выборы в Государственную думу 2003 г.: пространственно-временной анализ электоральной динамики // Известия РАН. Серия географическая. – 2004. – N 3 (соавт. с Н. Петровым). - 0,5 п. л.

4. Электоральный ландшафт России // Демоскоп Weekly / Центр демографии и экологии человека Института народнохозяйственного прогнозирования РАН. – 2004. – N 157-158; N 159-160 (соавт. с Н. Петровым). – 1,2 п. л.

5. Россия 2000-х годов: новая партийная система, новая политическая география // Пути России: существующие ограничения и возможные варианты (ред. Т. Ворожейкина) / Московская высшая школа социальных и экономических наук; Интерцентр. - М.: МВШСЭН. – 2004. – 0,3 п. л.

6. Политическое поведение города и села в начале и в конце XX века // Город и деревня в Европейской России: Сто лет перемен (ред. Т. Нефедова, П. Полян, А. Трейвиш) / Институт географии РАН. – М.: ОГИ, 2001. – 1,1 п. л.

7. Электоральный ландшафт // Регионализация в развитии России: процессы и проблемы (ред. А. Трейвиш, С. Артоболевский) /Институт географии РАН. – М.: Эдиториал УРСС, 2001 (соавт. с Н. Петровым). – 1,6 п. л.

8. Образы регионов в российском массовом сознании // Полис (Политические исследования). - 1999. – N 3. – 0,6 п. л.

9. Избирательная система России начала XX века // Ваш выбор. – 1995. – N 3-4. – 0,6 п. л.

Содержание работы.

Введение.

Глава I. Структурный подход в социально-политической географии.

1.1. Объяснение в социально-политической географии. Социально-политическая структура пространства.

1.2. Системный подход, структурализм и пространственный анализ.

1.3. Географическое пространство и пространство признаков: поиск общей структуры.

1.4. Время и повествование в географическом объяснении.

1.5. Культурно-средовой подход как альтернатива структурному.

Глава II. Социологические и политологические основания социально-политической географии.

2.1. Социально-политическая география и основные дилеммы социологической теории.

2.2. Социальная морфология, социальное пространство, модели социальной топологии.

2.3 Отношения «центр – периферия»: разнообразие подходов к объяснению.

2.4. Конфликт интерпретаций и идеологии в социально-политической географии.

2.5. Партийная система как часть социально-политической структуры пространства.

2.6. Модель С. Липсета и С. Роккана, шкала «право – лево» и модель «центр – периферия».

2.7. Культурно обусловленные схемы географического пространства, их место в социально-политической географии.

Глава III. Структура пространства Европейской России в географическом и политическом измерениях.

3.1. Партийная система России начала XX века: основные параметры, проблемные и социальные измерения.

3.2. Структура пространства Европейской России: партийная и географическая составляющие.

Глава IV. Социально-экономические измерения социально-политического пространства Европейской России начала XX века.

4.1. Взаимосвязи между политическими и социально-экономическими показателями по губерниям Европейской России начала XX века.

4.2. Социальный и партийный состав выборщиков и депутатов. Выборы по избирательным разрядам.

4.3. Политико-географические объяснения в работах авторов начала XX века

4.4. Аграрный кризис в Европейской России начала XX веков в политико-географическом измерении.

Заключение.

Приложение. А. Реконструкция партийного состава I и II Думы.

                        Б. Партийный состав губернских собраний выборщиков.


1 Такая постановка задачи предполагает прямое сравнение дореволюционных или ранних послереволюционных выборов с современными, выявляющее устойчивость и изменчивость территориальной структуры политических предпочтений в условиях крайне длительного, в несколько десятилетий, перерыва в практике многопартийных выборов. Образцом подобного подхода стали работы Н. Петрова (Petrov N. Dos necrolgсias de Rusia: un studio comparativo de la geografia electoral de 1917 y 1989 / Estudios geogrficos. – 1991. – N 204) и В. Колосова (Территориально-политическая организация общества (Дис. … д-ра геогр. наук). – М.: 1992). Самый большой вклад в решение такой задачи внесли на сегодняшний день работы А. Перепечко (Perepechko A. Spatial change and continuity in Russia's political party system: Comparison of the Constituent assembly election of 1917 and parliamentary election of 1995 (Ph. D. dissertation). – Seattle: 1999; Perepechko A., Kolossov V., ZumBrunnen C. Remeasuring and rethinking social cleavages in Russia: Continuity and changes in electoral geography 1917–1995 // Political Geography. – 2007. – N 2). Представляемая работа начиналась с похожей постановки задачи, но по ходу исследования она существенно изменилась.

2 Эволюция электорального ландшафта (ред. А. Сидоренко). – М.: 2005; Белов А. Факторы территориальной дифференциации электорального поведения населения России (Дис. … канд. геогр. наук). – М.: 2005.

3 Подробная библиография работ, посвященных выборам в Государственную думу, собрана в издании: Институт выборов в России: Библиографический указатель (сост. Ю. Веденеев, В. Луговой и др.). – Калуга, 2002.

4 Томсинский С. Борьба классов и партий в 1-й Государственной Думе. - Ростов-на-Дону, Краснодар: 1924; Томсинский С. Борьба классов и партий во второй Государственной Думе. - М.: 1924; Emmons T. The Formation of Political Parties and the First National Elections in Russia. Cambridge, London: 1983; Dahlmann D. Die Provinz whlt: Rulands Konstitutionell-Demokratische Partei und die Dumawahlen 1906-1912. Kln: 1996.

5 Селунская Н., Тоштендаль Р. Зарождение демократической культуры: Россия в начале XX века. – М.: 2005; Кирьянов И. Российские парламентарии начала XX века: новые политики в новом политическом пространстве. – Пермь: 2006.

6 См.: Алескеров Ф. и др. Влияние и структурная устойчивость в Российском парламенте (1905 – 1917 и 1993-2005 гг.). – М.: 2007; Ковальченко И. Аграрный строй России второй половины XIX – начала XX вв. – М.: 2004.

7 Термин Л. Смирнягина (Районирование общества: теория, методология, практика (Дис. … докт. геог. наук). – М.: 2005), обозначающий «очевидность или затрудненность выявления территориальных частей страны».

8 Терминология А. Зимохи (Сравнительный анализ закономерностей электоральной географии в странах разного типа (Дис. … канд. геогр. наук). – М.: 2006).

9 Термины П. Савицкого (Географические особенности России. – Прага, 1927).

10 См.: Смирнягин Л. Районирование общества: теория, методология, практика (Дис. … докт. геогр. наук). – М.: 2005.

11 См.: Родоман Б. Позиционный принцип и давление места // Вестник МГУ. Серия географическая. – 1979. - N 4.

12 «Поле политики утверждает себя в качестве того, кто призван говорить, что есть социальный мир. Ставкой в дискуссии двух политиков <…> является представление своего мира как обоснованного» (Бурдье П. Поле политики, поле социальных наук, поле журналистики // Социанализ Пьера Бурдье. – М.: 2002).

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»