WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

Политические предпочтения избирателей начала XX века были сведены в шкалу «правые – левые» (таблица 5). Размерность шкалы (семь баллов) и относительное расположение партий на шкале согласуются, с одной стороны, с результатами количественного анализа (расчеты эффективного числа партий, факторный анализ), с другой – с реконструкцией основных проблемных измерений партийной системы, сделанной на основе анализа литературы о политических партиях начала XX века (таблица 6). Шкала «правые – левые» (вернее, партийная система, которую она отображает) рассматривается как состоящая из отдельных парных оппозиций, или проблемных измерений, каждый из которых связан с определенным набором социально-экономических различий и, как следствие, с тем или иным рисунком географического распределения. Для двух проанализированных массивов данных (члены Государственной думы, выборщики губернских собраний) результаты статистического анализа несколько различаются, но и в том, и в другом случае обнаруженная политическая упорядоченность может быть отображена с помощью шкалы «правые – левые» (рисунок 3).

Рисунок 3. Фракции, группы во II Думе и основные партийные группы губернских выборщиков на выборах во II Думу в пространстве основных факторов (главных компонент): а) члены Думы; б) выборщики.

Таблица 5. Шкала политических предпочтений «левые – правые» для партийной системы России начала XX века25

Баллы

1

2

3

4

5

6

7

Партии,

группы

Соц.-дем.

Соц.-рев.

Левые

Трудовики

Нар.-соц.

Кадеты

Прогрес-сивные

Прогрес-систы

Нац. Группы

Октяб-ристы

Умеренные

Умер.-правые

Нацио-налисты

Правые

Таблица 6. Проблемные измерения партийной системы России начала XX века

Проблемные измерения / Партии

Правые

Умеренно-правые, националисты

Октябристы

Кадеты, прогрессисты

Эсеры, трудовики

Социал-демократы

Самодержавие (+) - представительное правление (-)

+

-

-

-

-

-

Господство русской нации (+) - национальное равноправие (-)

+

+

-

-

-

-

Неприкосновенность собственности (+) - отчуждение излишков земель (-)

+

+

+/-

-

-

-

Переход к подворному владению (+) - сохранение общины (-)

+/-

+

+

-

-

+/-

Сохранение политического строя (+) - демократическая революция (-)

+

+

+

+/-

-

-

Сохранение экономического строя (+) - социалистическая революция (-)

+

+

+

+

-

-

Наложение на карту средних баллов партийных предпочтений выборщиков и депутатов показывает, что основной географической закономерностью в их распределении был градиент «запад – восток» (или «северо-запад – юго-восток»): при перемещении с запада на восток более правые политические предпочтения сменяются более левыми (рисунок 4). Заметно выражены также различия между широтными полосами, прежде всего между нечерноземной и черноземной, между черноземной и степной.

Для отображения основных характеристик географического пространства Европейской России в работе была предложена модель в виде прямоугольной решетки, которая показывает преобладающее значение широтной и меридиональной упорядоченности (рисунок 8)26. В такой модели важны не столько границы между полосами, проведенные подчеркнуто условно, сколько градиенты, различия от полосы к полосе.

Предшественниками такой модели можно считать геометрическое деление А. Фортунатова, в котором Европейская Россия делится на четыре части по параллели меридиану Москвы, и схему Европейской России, предложенную В. Семеновым-Тян-Шанским27. Расчет партийного состава губернских выборщиков и членов Думы по квадратам геометрического деления А. Фортунатова позволяет вывести самую общую и, наверно, самую наглядную схему географии политических предпочтений в Европейской России начала XX века (рисунок 6).

Одной из причин для выбора модели-«решетки» стали результаты сравнения сеток экономического районирования, предложенных авторами конца XIX – начала XX веков. В ходе анализа выяснилось, что районируемость территории оказывается существенно разной в западной, центральной и восточной частях Европейской России, причем такая неравномерность тоже может быть выражена зональным градиентом: в западной полосе районы «зрелые», сложившиеся, с понятными границами, дальше на восток они становятся все более размытыми и слабо выраженными (рисунок 9).

Рисунок 4. Партийные предпочтения членов I-IV Дум в измерении по шкале “левые - правые” (в баллах, в среднем по всем созывам, изолинии).

Рисунок 5. Факторные значения социально-экономического фактора “Юго-Восток (+) – Северо-Запад (-)” по губерниям Европейской России.

Примечание. Показатели с высокими факторными нагрузками по фактору “Юго-Восток (+) – Северо-Запад (-)”: размер крестьянского надела, посевы зерновых на душу, обеспеченность лошадьми, овцами, поденная плата сельскохозяйственным рабочим, доля мусульман (+) – доля евреев, белорусов (-).

Рисунок 6. Политико-географическая интерпретация предложенной А. Фортунатовым схемы геометрического деления Европейской России.

Рисунок 7. Схема пространства Европейской России по А. Скворцову и В. Громану (реконструкция).

Рисунок 8. Структура пространства Европейской России: широтно-меридиональная решетка

Рисунок 9. Сопоставление схем районирования Европейской России в 1870-х - 1910-х годах.

Рисунок 10. Собственные и позиционные (расчетные) значения индекса партийных предпочтений выборщиков во II-III Думы по ячейкам геометрического деления Европейской России.

Важность учета широтных и меридиональных характеристик в географии партийных предпочтений начала XX века доказывается сравнением реальных значений средних баллов партийного состава (по семибалльной школе «правые – левые») по ячейкам модели-«решетки» с расчетными позиционными значениями, которые вычислялись как среднее арифметическое между значениями индекса для широтной и меридиональных полос, пересекающихся в данной ячейке. Настоящие и расчетные значения, а также закономерности их распределения оказываются в большинстве случаев очень близкими друг к другу (рисунок 10)28.

Четвертая глава посвящена поиску социально-экономических (точнее, социально- и экономико-географических) объяснений выявленным закономерностям географии партийных предпочтений. В ней рассматриваются статистические взаимосвязи между результатами голосования и основными социально-экономическими показателями, а также особенности результатов выборов по отдельным избирательным разрядам (куриям) – землевладельческому, крестьянскому и городскому.

Факторный и корреляционный анализ обнаруживает значимую статическую связь между проблемным измерением «правые – левые» и социально-экономическим фактором «северо-запад – юго-восток», показывающим различия между экстенсивным преимущественно крестьянским хозяйством в слабо заселенных губерниях юго-востока и северо-западных губерний с противоположными характеристиками (рисунок 5).

Черноземная полоса в политическом измерении отличается пониженной поддержкой кадетов, в социально-экономическом выражении она выделяется как зона аграрного кризиса («оскудения центра»): крестьянское малоземелье, обостряющееся из-за высокого естественного прироста населения и высоких ценами на аренду земли, низкая обеспеченность крестьянских хозяйств лошадьми и другим рабочим скотом, слабое развитие отхожих промыслов. Центральная меридиональная полоса (Петербург – Екатеринослав) русских земледельческих губерний характеризуется повышенной поддержкой октябристов и кадетов. Различия “город - село” оказываются значимыми для кадетов и социал-демократов: обе партии – “городские”.

Выборы по отдельным избирательным разрядам (куриям) отличаются друг от друга особенностями партийной расстановки, но в каждом из разрядов неизменно проявляются широтные и меридиональные закономерности. Подобная ярко выраженная зональность, хорошо заметная даже на выборах в городских избирательных разрядах, напрямую связана с преимущественно аграрным характером страны и, как следствие, с преобладанием аграрной проблематики в политической повестке начала XX века. География политических предпочтений объясняется, во многом, сельскохозяйственной географией также и на выборах по городским избирательным разрядам, таких же «зональных» по своему географическому рисунку (рисунок 11).

Содержательные объяснения названных закономерностей в объяснениях современников сводились, в конечном счете, к различиям в характере развития сельского хозяйства и промышленности, к местным культурно-историческим особенностям и межнациональным проблемам. В представленной работе анализ объяснений авторов-современников проведен только на выборочных примерах и, скорее всего, не дает достаточно полной картины. Даже такая небольшая выборка из нескольких авторов подтверждает выводы теоретической части об особенностях культурно-обусловленных моделей географического пространства, включающих в себя бесспорную, разделяемую большинством авторов схему географического пространства, и оспариваемые конфликтующие интерпретации.

Рисунок 11. Значения факторов (главных компонент) для выборщиков от съездов землевладельцев (фактор «правые - октябристы») и от второго городского разряда (фактор «левые - прогрессивные») на выборах в III Думу.

Важнейшими чертами разделяемой схемы пространства Европейской России выделяются меридиональные («западные губернии – центральные и восточные губернии») и широтные («черноземные губернии – нечерноземные губернии») различия, вместе создающие рисунок (рисунок 6), похожий на геометрической деление А. Фотрунатова.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»