WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |


На правах рукописи

Титков Алексей Сергеевич

СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА

ПРОСТРАНСТВА ЕВРОПЕЙСКОЙ РОССИИ НАЧАЛА XX ВЕКА

(по материалам выборов

в государственную думу 1906-1912 годов)

Специальность 25.00.24

Экономическая, социальная и политическая география

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата географических наук

Москва

2008

Работа выполнена в Институте географии Российской академии наук

Научный руководитель:

доктор политических наук

Бусыгина Ирина Марковна

Официальные оппоненты:

доктор географических наук

Колосов Владимир Александрович

доктор географических наук

Смирнягин Леонид Викторович

Ведущая организация:

Российский университет дружбы народов (Москва)

Защита состоится 30 мая 2008 г. в 12-00 часов

на заседании диссертационного совета Д.002.046.01 по специальности 25.00.24 «Экономическая, социальная и политическая география» при Институте географии РАН

по адресу: 119107, Москва, Старомонетный пер., 29. Факс (495)959-00-33

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института географии РАН.

Автореферат разослан «___» _________ 2008 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат географических наук

Бородина Т. Л.

I. Общая характеристика работы.

Актуальность темы. Обращение к теме географии выборов начала XX века было вызвано запросом на изучение устойчивости и преемственности территориальной структуры политических предпочтений, возникшим в сообществе политико-географов в начале 1990-х годов1. Законченная работа, ее выводы и результаты обращены, в первую очередь, к специалистам по политической географии в ее нынешнем состоянии, которое за эти полтора десятилетия изменилось не так сильно. Сами политико-географические реалии, которые она призвана изучать, поменялись гораздо больше. Методы и концепции, помогавшие политико-географам в прошлом десятилетии, теперь приходится пересматривать заново. Проверка накопленных в географии выборов методик анализа и теоретических подходов на новом, во многом непривычном материале выборов начала XX века, должна помочь в решении этой задачи.

Цель работы – изучить и объяснить основные особенности и закономерности географии партийных предпочтений избирателей (выборщиков) на выборах в Государственную думу 1906-1912 годов в их связи с расстановкой политических сил и характером социально-экономического развития России в начале XX века.

Основные задачи, которые нужно было последовательно решить для достижения цели работы:

- обнаружить и описать упорядоченность в географическом распределении партийных предпочтений;

- статистическими и картографическими методами выявить взаимосвязь между географией партийных предпочтений и географическим распределением социально-экономических характеристик, объясняющих различия в политических предпочтениях;

- предложить содержательные (качественные) объяснения, раскрывающие причинно-следственные связи между местными особенностями социально-экономического развития и географией партийных предпочтений.

Объектом исследования были географические различия в партийных предпочтениях избирателей (выборщиков) на думских выборах в губерниях Европейской России начала XX века.

Предметом изучения выбрана географическая упорядоченность партийных предпочтений избирателей (выборщиков) в Европейской России начала XX века, рассматриваемая во взаимосвязи с социально- и экономико-географическими характеристиками изучаемой территории. Для обозначения данного предмета исследования мной был предложен термин «социально-политическая структура географического пространства», смысл и содержание которого объясняется в теоретической части работы.

Теоретические основы и методы исследования. Предложенная в работе концепция социально-политической структуры географического пространства и основанная на ней методика политико-географического анализа выборов опираются на идеи и разработки следующих научных направлений:

- пространственного анализа в географии (Ф. Шефер, У. Бунге, П. Хаггет, Д. Харви и др.) и географической теории районирования (А. Фортунатов, А. Челинцев, Г. Баскин, Б. Книпович, Д. Уиттлси, Д. Григг, Т. Калашникова, Д. Замятин, Л. Смирягин и др.);

- политической науки в части изучения многопартийности, партийных систем и их количественной оценки, социального и проблемного измерений партийных систем (М. Дюверже, С. Липсет, С. Роккан, А. Лейпхарт, Р. Таагепера, К. Джанда и др.);

- социологических теорий К. Маркса, Э. Дюргкейма, Р. Парка, П. Сорокина, К. Манхейма, Т. Парсонса, Э. Шилза, Р. Дарендорфа, П. Бурдье и др. в их частях, посвященных изучению социальных противоречий и политических конфликтов и анализу общества как социального пространства (социальной топологии).

- структурализма и постструктурализма в социальных и гуманитарных науках (Ф. Соссюр, К. Леви-Строс, Р. Барт, У. Эко и др.);

- теоретического изучения повествовательных объяснений (нарративов) в истории и других гуманитарных науках (Х. Уайт, Ф. Анкерсмит, А. Данто, П. Рикёр, П. Вен, Л. Минк, Р. Козеллек, Ф. Джеймсон и др.).

Концепция социально-политической структуры географического пространства предполагает:

во-первых, представление об изучаемой территории как о некотором единстве, связанном и упорядоченном общим набором закономерностей (структура);

во-вторых, двойственную (социально-политическая) природу изучаемого явления. Политическая составляющая рассматривается здесь как зависимая переменная, которая должна быть объяснена через определение ее взаимосвязей с явлениями из социально-экономической плоскости.

Первое положение, о географическом пространстве как структуре (или упорядоченном поле), представляет собой альтернативу отношению к нему как к набору районов или культур. Кроме того, принятое в данной работе определение структуры как упорядоченности, характерной для какого-либо определенного момента времени (синхрония), позволяет отказаться от задачи выявления устойчивости во времени (диахронии), которая была бы ключевой в рамках системного (системно-структурного) подхода.

Второе положение рассматривает социально-экономические и политические явления как два разных уровня социальной реальности, связанные отношениями «причины (социально-экономические) – следствия (политические)». Задача исследователя состоит в том, чтобы правильно подобрать социально-экономическое содержание, которое объяснило бы природу географического распределения изучаемых политических показателей. Политико-географическое объяснение в таком случае понимается как интерпретация, которая будет неизбежно неоднозначной, ведущей к конфликту интерпретаций.

Отличие такого подхода от системно-структурного в его привычной трактовке особенно наглядно проявляется в отношении к модели «центр – периферия». Системно-структурный подход задает отношение к району (культуре) как к своего рода организму, в котором одни части являются объективно более важными, управляющими («ядро»), другие – менее важными, подчиненными («периферия»). Задача исследователя состоит в том, чтобы обнаружить и описать эту объективную реальность. В концепции социально-политической структуры пространства предполагается, что отнесение какой-либо части территории к «центру» и «периферии» будет заведомо неоднозначным, оно оказывается предметом спора между соперничающими политическими картинами мира.

Подход к политическим различиям как переменной, зависящей от социально-экономических различий, расходится также и с концепцией районов (культур), в которой связи между явлениями разной природы рассматриваются в качестве равноправных составляющих, сочетание которых создает особый облик данного района (культуры), а не в терминах причины и следствия, как в данной работе.

В каждой из обозначенных альтернатив (см. таблицу 1) выбор в пользу концепции социально-политической структуры пространства вряд ли будет предпочтительным всегда, во всех случаях. Для целей данной работы достаточно показать ограничения традиционных подходов и преимущества предложенной концепции для единственного случая с заданными хронологическими и географическими рамками – для думских выборов начала XX века в губерниях Европейской России. Для характеристик изучаемой территории, представляющей собой плоскую равнину с преимущественно сельским населением, однородным по языку и культуре, модель структуры географического пространства как упорядоченного поля работает лучше, чем модель районов (культур). Для обстоятельств изучаемого периода, когда изменение в 1907 году закона о выборах привело к большим подвижкам в географии влияния партий, изучение синхронной упорядоченности в рамках партийной системы (электоральной эпохи) оказывается более подходящей задачей, чем изучение устойчивости и изменчивости в географии поддержки отдельных политических сил.

Таблица 1. Основные расхождения между концепцией социально-политической структуры пространства и традиционной теоретической основой географии выборов (системно-структурный подход, районирование, «центр – периферия»).

Традиционные теории:

Районирование, культуры

Системно-структурный подход

Соц.-политическая структура геогр. пространства:

Структура

Единая упорядоченность набор районов (культур, кластеров)

Упорядоченность в данный момент (электоральную эпоху) устойчивость во времени

Два уровня («социальный политический»)

Отношения «причина – следствие» равноправные компоненты культуры (района)

Конфликт интерпретаций объективность центра и периферии района (социума, культуры)

Важные особенности исследования связаны также со значительной удаленностью изучаемых событий от сегодняшнего дня. Столетний отрыв во времени достаточно велик для того, чтобы исследователь почувствовал, как сильно ему не хватает повседневных знаний о политических, экономических, географических реалиях начала XX века, которыми располагали современники. Как следствие, более острыми, чем обычно, оказываются проблемы содержательного объяснения результатов статистического и картографического анализа. Важно также, что в начале XX века география выборов как научная дисциплина еще не сложилась, поэтому основной литературой, на которую приходится опираться, оказывается политическая публицистика, включающая в себя элементы политико-географических объяснений. Работа с такими источниками заставляет задуматься над проблемой научной объективности и политической нейтральности политико-географических объяснений вообще. Такая проблема существует и для современных выборов, но в случае с выборами начала XX века она выражена гораздо более наглядно.

Основные сходства и различия между методикой исследования, построенного на концепции социально-политической структуры пространства, и традиционной методикой географии выборов представлены в таблице. 2.

Общность двух подходов проявляется на третьей стадии исследования, относящейся собственно к географии выборов. Задача первой стадии скорее политологическая, хотя обычно политико-географам все равно приходится ей заниматься. Вторую стадию можно считать общей для всех отраслей географии, четвертую – общей для всех научных дисциплин, использующих повествовательные объяснения (нарративы). Вопросы, относящиеся к четвертой стадии, лучше всего разработаны историками, логиками, аналитическими философами, идеи и выводы которых могут быть использованы в том числе и в географии.

Таблица 2. Методика изучения социально-политической структуры географического пространства в сравнении с традиционной методикой географии выборов.

Стадии анализа

Традиционная методика географии выборов

Социально-политическая структура пространства

1. Поиск политической упорядоченности

Группировка (кластеризация) политических сил

Определение проблемных измерений партийной системы

2. Поиск географической упорядоченности

Районирование

Выявление упорядоченности поля (градиентов, потенциалов)

3. Поиск социально-политических взаимосвязей

Поиск статистических связей и географических (картографических) совпадений между политическими и социально-экономическими явлениями

4. Составление содержательных объяснений

Интуитивный выбор в пользу интерпретации, показавшейся самой правдоподобной или единственно возможной

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»