WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     ||
|

В диссертационном исследовании прослеживается происхождение ПС, проблема их качественного и количественного состава в различные исторические периоды (старославянский, новоболгарский). Изучение ПС в исторической перспективе важно для понимания современных процессов, т.к. «…развитие союзов представляет собой лакмусову бумажку, показывающую откуда язык черпает свои средства и в каком направлении он совершенствуется» [Ф.П.Филин 1981]. Состав ПС изменялся, одни исчезали, новые появлялись, происходили изменения в их функциях. Иногда «изменения затрагивали всю систему союзов» [ГСБКЕ 1983, Т. 2]. Рассматривается происхождение союзов, относящихся к общеславянскому фонду – а, но, пък, обаче [Т.М.Николаева 1997; ЭССЯ], заимствованных из других языков – ама (турецкого) и ала (греческого), ами (происхождение остается спорным), собственно болгарских само, само че, прослеживается специфика их употребления вплоть до современного состояния болгарского языка. Качественный и количественный состав ПС в старославянском языке определялся неоднозначно. В грамматике старославянского языка [Граматика на старобългарски език 1993] к сопоставительно-противительным союзам относят союзы , , (только для связи условного сложного предложения с предыдущим предложением), ////@, , , //\, //... , \... , ... . С их помощью выражались сопоставительные отношения (подчеркивалось различие между явлениями), и, как частный случай, противоположность между явлениями. Отмечено также, что наречия и (дублетная форма \) употреблялись в союзной функции для уточнения событий и явлений. ПО выражались союзами ////@ и . Сложный союз и соотносительный //... , \... , ... выражали градационные отношения. В других источниках к ПС относят союзы a, , , и a| [Старославянский словарь по рукописям X – IX вв. 1994], при этом утверждается, что a| в основном употреблялся в значении соединительного союза или частицы. Г.А.Хабургаев [1976] ограничивает круг ПС союзами,,,, причем употреблялся только в функции союза для выражения наиболее сильного противопоставления. Союз позиционируется как союз соединительный с оттенком противопоставления. В вопросительном предложении в соединении с частицей союз «выступал как показатель более сильного противопоставления с оттенком вопроса, недоумения» [Г.А.Хабургаев 1976]. Наиболее употребительным в старославянском языке был союз (близкий к «да только», с оттенком ограничения), противительное значение для которого не частотно. Вместо союза в других старославянских текстах мог употребляться союз. Частица употреблялась «со значением противопоставления и для выделения какого-либо члена предложения» [Г.А.Хабургаев 1976]. Союз/союз-частица обычно использовался для

7

перевода др.-греческого в функции подчеркивания противопоставления и в функции нарративной частицы [Е.Дограмаджиева 1968]. Г.А.Хабургаев указывает на особую функцию отрицательной частицы, которая в сочетании с может выражать противопоставление, сопоставление – () «нежели вам = чем вам» [Г.А.Хабургаев 1976]. Е.Дограмаджиева к числу ПС относит союзы,, (в основном в функции возместительного противопоставления) и . Союз использовался для перевода др.-греческих наречий с уступительным значением, но функционирующих как союзы – («а, но, онако»), («но, однако»). И особое место занимает союзное сочетание @..., которое «противопоставляет явления на основе различной степени значимости» [Е.Дограмаджиева 1968]. Общее у конструкций с ПС – их обязательная двучленность (бинарность). В дамаскинах (новоболгарский период), активное исследование синтаксиса которых начинается с 2000 г., в работах болгарской исследовательницы В.Мичевой [2005] на материале Тихонравовского дамаскина (XVIII в.) выявлены типичные адверсативные союзы в системе соединительных предложений: нъ, ами, ато, и сложные (составные) союзы ни пак, нито пак, и пак, которые могут выражать как чисто копулятивные (соединительные), так и копулятивно-адверсативные отношения, т.е. объединение и противопоставление. Часть ПС является заимствованными – ами, ала [В.Мичева 2005]. Значения в синтаксисе «организованы иерархически» [Н.Ю.Шведова 1974]. «Эта организация начинается с самого абстрактного категориального значения. Для предложения – это грамматическое значение» [Н.Ю.Шведова 1974] как неотъемлемая составляющая формы. Выразителями грамматического значения являются предикативные единицы, а их формальными показателями – союзы. С одной стороны союз маркирует грамматическое значение сложного предложения, с другой стороны вносит тот или иной оттенок значения. Как все служебные слова союзы «лишены номинативных значений, свойственных знаменательным словам (не называют предметов, признаков, свойств, действий), а их «лексическое значение абстрагировано от отношений, которые они выражают в предложении», союзы обладают не семантической общностью (как знаменательные слова), а грамматической функцией [ЛЭС 2002]. При таком подходе значение слова мыслится не как семантически автономная сущность, а как определяемая из контекста. Проблема семантики союза. По вопросу о семантике союзов существует две противоположные точки зрения. Согласно первой, союз имеет значение не сам по себе, а является «выразителем того или иного сочетания как словесное обнаружение такого сочетания» [А.А.Шахматов 1941], «формой связывания» [М.Лилов 1969]. Согласно второй, союз «направляет в фокус внимания именно своё, то, что согласуется с его собственной семантикой» [Н.Н.Холодов 1975]. Ю.А.Левицкий полагает, что «истина находится где-то посередине: союз имеет собственное значение, которое накладывается на остальные

8

компонентные значения предложения» [Ю.А.Левицкий 2001]. Е.Дограмаджиева [1968], К.Чолакова [1954], Г.В.Крылова [1981], С.Петрова [1995] понимают союзы как лексико-грамматические единицы, в семантике которых отражается тот или иной тип отношения. От союза зависит характер отношения между частями предложения [Е.Дограмажиева 1968]. Совокупность значений и употреблений союза образует его «семантическую парадигму» [С.Петрова 2001] или «семантическую структуру» [В.Ю.Апресян 1967]. В ГСБКЕ значения союзов определяются как синтаксические и смысловые отношения, вследствие этого союзы «обладают абстрактным значением, которое не поддается точному определению» [ГСБКЕ 1983, Т. 2]. Вне соединяемых компонентов союз дает в самом общем виде информацию о характере отношения, которое он способен обозначать, и это можно назвать его основным или категориальным значением. «В рамках этого более общего значения развиваются смысловые градации при различном лексико-грамматическом наполнении связываемых единиц. Они могут быть названы его частным значением» [Г.В.Крылова 1981]. Общее значение ПС – противительность, частное – ограничение, уступка, возмещение. В лингвистике существуют два основных подхода к понимаю значения союза: 1) значение союза – это функция и 2) значение союза заключается в его специфике – в уточнении типа отношения, т.е. в индексации. В диссертационном исследовании, принимается точка зрения, согласно которой значение союза заключается в особом его проявлении – выражении не только синтаксического отношения, но и того или иного типа отношения, т.е. для ПС значение общее понимается как противительность, значение частное – как различные типы ПО. Основная функция ПС – связующая, т.е. соединение предикативных единиц в сложносочиненном противительном предложении. Типология противительных отношений. Выявляется проблема дефиниции противительного отношения, определяемого как «синтаксическое значение, выраженное адверсативными словами» [О.С.Ахманова 2004], а противопоставления как «противоположение», служащее для синтаксического соединения противопоставляемых или разграничиваемых членов предложения или целых предложений. В свою очередь противоположение определяется как «то же, что и противопоставление», понимаемое «как парадигматическое различие или несовпадение в ассоциативном ряду» [ЛЭС 2002]. Определение противопоставления, привнесенное из логики в лингвистику, не считается удовлетворительным [О.Ю.Инькова-Манзотти 2000] и поэтому требуется его уточнение, при котором противительность/ПО понимается как нарушение нормального положения вещей, неожиданность, случайность следствия, обманутое ожидание [А.М.Байдуж 1987; Л.Карлсон 1986]. Противопоставление регулярно реализуется на основе антонимии, антитезы [И.Недев 1991; О.С.Ахманова 2004], «семантической оппозиции» [К.Викторова 1985; Ц.Табакова-Бушева 1992] и отрицания [И.М.Богуславский 1980]. Характер противопоставления зависит от конкретной семантики соединяемых частей и

9

от союза/коннектора. По своей сути ПО – это отношения, возникающие между предикативными единицами, а союзы являются средствами, выражающие грамматическое значение всего предложения [А.А.Пешковский 1956; А.А.Шахматов 1941]. Противительность («противительная семантика») формирует приватную оппозицию противительности/непротивительности внутри сложносочиненного предложения и создает «смысловое поле», вокруг которого организуется система средств выражения: союзы, скрепы [Н.В.Гатинская 2000]. Таким образом, противопоставление следует понимать не только как противоположение и контрастное противопоставление [О.С.Ахманова 2004, E.Rudolph 1996], но и как «такое, выбранное говорящим построение, с помощью которого представляет два положения вещей (простых и сложных) как несовместимые, т.е. содержащие соответственно предикацию и её «отрицание», которое может быть выражено как синтаксически, так и лексическими средствами» [О.Ю.Инькова-Манзотти 2000]. Противопоставление – это «точка зрения, перспектива, которую выбрал говорящий для описываемых положений вещей» [О.Ю.Инькова-Манзотти 2000]. Такое определение позволяет выстроить парадигму противительных отношений, начиная с собственно противопоставления и противительного сопоставления (противительно-сопоставительные отношения) и заканчивая типами отношений, основывающихся на несовместимости, противоречии (противительно-ограничительные, противительно-уступительные, противительно-присоединительные, противительно-возместительные). В результате анализа приведенных классификаций типов ПО на материале разных языков (русского, болгарского, чешского, французского, испанского) у Я.Светлика [1966], Е.Дограмаджиевой [1968], Н.Н.Холодова [1967], А.Хинковой [1986], И.Н.Кручининой [1988], А.В.Супруна [1990], С.Брезинского [1995], Ю.Н.Здориовой [1999], О.Ю.Иньковой-Монзотти [2000] и на основе классификаций, представленных в «Русской грамматике» [1980, Т. 2], в Словаре поэзии Николы Вапцарова [1998], в САТГ [1986] определяются и описываются типы ПО, применяемые в диссертационном исследовании. Под собственно противительным отношением в диссертационном исследовании понимается логическое (контрастное или полярное) противопоставление [О.С.Ахманова 2004; Ю.Н.Здорикова 1999] как различие компонентов, поддерживаемое лексической антонимией (предикативных единиц), как противопоставление по утверждению/отрицанию, как несовместимость действий или явлений вплоть до резкого их прекращения [А.Лазарова 1981; О.Ю.Инькова-Монзотти 2000], как неожиданный результат и обманутое ожидание [R.Lakoff 1971; Л.Карлсон 1986; Ю.А.Левицкий 2001]. Противительно-сопоставительное отношение поддерживается синтаксическим параллелизмом противопоставляемых предикативных единиц, антонимией предикатов и отрицанием в одной из противопоставляемых частей и указанием на наличие/отсутствие явления. Противительно-ограничительное отношение

10

Pages:     ||
|



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.