WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     ||
|

Проблема исследования взаимосвязи языка и культуры осложняется расплывчатостью толкования последней, что, на наш взгляд, является результатом абстрактности и многогранности понятия «культура», вследствие чего различные дефиниции культуры выступают как разные варианты ее трактовки в зависимости от того или иного аспекта ее рассмотрения. В настоящее время существует более 500 различных определений культуры. В широком смысле культура понимается как «совокупность проявлений жизни, достижений и творчества народа или группы народов» [ФЭС, 1998: 229]. С лингвокультурологической точки зрения культура – это, прежде всего, хранилище безграничного опыта нации, накопленного множеством поколений. Однако культура не может быть наследована генетически, и для передачи ее потомкам необходим «проводник», в роли которого и выступает язык.

Несомненно, между языком и культурой существует прямая связь и эта связь неразрывна. Само существование языка как явления невозможно вне культуры, так же как и существование культуры немыслимо без языка. И язык, и культура являются знаковыми системами и служат для отображения мировоззрения человека. Оба явления имеют схожее «социальное» происхождение – условием функционирования обоих выступает общество.

На наш взгляд, культура и язык находятся в отношениях взаимообусловленности и взаимозависимости. Они дополняют друг друга и проникают друг в друга. Иными словами, культура выражена в языке так же, как язык в культуре.

В конце XX века возросший интерес к проблеме связи языка и культуры послужил толчком к дифференциации антропологической лингвистики и оформлению лингвокультурологии в самостоятельное направление.

Появление термина «лингвокультурология» связано с исследованиями фразеологической школы В.Н. Телия, работами В.В. Воробьева, В.А. Масловой и др. За все время существования этого направления было предложено множество определений лингвокультурологии. Суммировав все существующие точки зрения, мы пришли к выводу, что лингвокультурология – это комплексная дисциплина, целью которой является не только исследование и описание фактов культуры через факты языка, не только прочтение культурной информации, «зашифрованной» в языке, но и обеспечение успешной межкультурной коммуникации, посредством формирования культурной компетенции у не-носителей языка, которая позволяла бы им адекватно реагировать на скрытые в языке культурные смыслы. Таким образом, в задачу лингвокультурологии входит исследование всех возможных проявлений культуры в языке.

Именно лингвокультурология, являясь «преемницей» антропологической лингвистики, стремится постичь специфику мыслительной деятельности человека, выраженную в языке, выявить и распознать те культурные смыслы, которые языковой коллектив вкладывает в языковые единицы и, в итоге, очертить круг национально-значимых категорий, которые и образуют языковую картину мира этого народа.

Одной из важнейших функций языка является кумулятивная, которая позволяет накапливать и хранить в вербальной форме весь опыт нации. Не вызывает сомнения тот факт, что культура народа отражается в языке как на лексическом, так и на грамматическом уровне. Однако наиболее ярко данная функция языка проявляет себя в лексике, поскольку именно словарный состав языка отражает фрагменты социального опыта, связанные с повседневной жизнедеятельностью этноса.

Национальная специфика в семантике языковых единиц является результатом влияния экстралингвистических факторов – культурных и исторических особенностей развития народа. Каждый язык обладает определенным количеством единиц с национально-культурным компонентом значения. Впервые о национально-культурном компоненте значения упоминает русский лингвист Н.Г. Комлев (в его работах данный компонент именуется культурно-историческим, термин «национально-культурный компонент» появился позднее и принадлежит А.С. Мамонтову). Согласно его мнению, в слове помимо информации о предмете содержится и некий социальный фон, ассоциирующийся с этим словом. Некоторые слои лексики наиболее ярко выражают национальное своеобразие данной лингвокультуры. Прежде всего, это бытовая лексика, к которой и относится сфера «одежда» (наименования одежды, обуви, головных уборов и т.д.). Изучение подобного рода единиц, дает возможность выявить особенности восприятия и отражения мира носителями разных языков, поэтому настоящее исследование направлено на определение путем сопоставления того, как этническая ментальность отражена лексически и морфологически в тематической группе «одежда» в английском и русском языках.

Интерес исследователей к лексическим единицам с национально-культурным компонентом в семантике, выражается в появлении большого количества терминов для их обозначения: безэквивалентная, неполно-эквивалентная лексика (Е.М. Верещагин, В.Г. Костомаров, А.С. Мамонтов), реалии (С. Влахов, В.В. Ощепкова, Г.Д. Томахин, С. Флорин), лакуны (В.А. Муравьев, Ю.А. Сорокин), фоновая лексика (Ю.А. Воробьев, В.В. Ощепкова, Г.Д. Томахин) и др. Однако, в ходе разработки лингвокультурологической категориальной базы, возникла необходимость выделения комплексной межуровневой единицы. Под этой единицей мы вслед за большинством авторов понимаем лингвокультурему (термин был введен В.В. Воробьевым) и полагаем, что и безэквивалентная, и коннотативная, и фоновая лексика могут быть объединены одним этим понятием, поскольку это двусторонняя единица, обладающая не только неким лингвистическим значением, но и национально-культурной маркированностью.

Под культурным компонентом семантики языковой единицы понимается та часть ее значения, которая отражает связь знака и культуры и которая в конечном итоге обусловлена национальной культурой [Спиридовская, 2002: 100]. В реферируемой работе рассматриваются те наименования, в структуре которых возможно вычленить национальный компонент значения, путем синхронической реконструкции конечного словообразовательного акта, не прибегая к глубокому этимологическому анализу. На наш взгляд, именно лексические единицы такого рода представляют собой лингвокультуремы в их классическом понимании – единицы, чья двойственная природа позволяет рассматривать их и как факты языка, и как факты культуры.

Язык, как явление глубоко социальное, испытывает на себе влияние общества и в наибольшей степени специфика национального мировоззрения отражается на его лексико-семантической структуре. В основе номинативного механизма каждого языка лежит некоторый принцип выбора признаков, выступающих в качестве базиса для нового наименования. При этом можно выявить тот или иной приоритет логического и культурологического осмысления действительности, специфичного для некого языкового сообщества.

Выбор признака номинации, положенного в основу наименования, опирается на ассоциации носителей языка и, в конечном счете, формирует языковую картину мира. Анализ внутренней формы лексических единиц, выявление мотивов номинации позволяет не только проследить ассоциативные связи в том или ином языке, но и получить информацию о самом народе, его менталитете. На современном этапе развития отечественного языкознания наименования с национально-культурной семантикой изучаются как в семасиологическом, так и в лингвокультурологическом плане. Однако и в том, и в другом случае преследуется одна и та же цель – при помощи анализа структурных компонентов значения выявить, какими конкретно компонентами определяются национально-культурные особенности слова.

Во второй главе «Номинативный механизм порождения лингвокультурем-наименований одежды» дается общая характеристика теории мотивационной номинации, на которую опирается реферируемое исследование. Очерчивается круг единиц, попадающих под определение «лингвокультуремы тематической группы «одежда». Исследуемые лингвокультуремы подвергаются словообразовательному анализу, в ходе которого выявляются продуктивные модели создания наименований предметов одежды в языках исследования и формулируются основные мотивировочные признаки, участвующие в производстве данных лингвокультурем.

Отнесенность объектов к той или иной категории, определяется наличием или отсутствием в их языковом значении категориальных семантических признаков. В реферируемом исследовании критерием отбора лингвокультурем тематической группы «одежда» послужило наличие у них семантического признака «одежда». Следует отметить, что само слово одежда (clothes) неоднозначно и в английском, и в русском языке. Некоторые источники трактуют одежду только как часть предметов, надеваемых на тело, исключая обувь и головные уборы, однако в большинстве существующих определений в первое значение входит вся совокупность предметов, надеваемых на тело. Мы под лексемой «одежда» в нашем исследовании понимаем не только одежду в виде брюк, платья и т.п., но и головные уборы, обувь, белье, а также элементы декора одежды.

Познавая окружающую действительность, человек неизменно расчленяет ее на отдельные элементы. Это деление осуществляется посредством языковых единиц, характеризующихся определенной степенью абстракции. Совершенно очевидно, что отражение мира в различных языках не может быть шаблонным, т.к. общественный опыт, который участвует в семантическом членении объективного мира у носителей этих языков, не во всем совпадает.

Лексический состав любого языка – это сложноструктурированная система. Члены этой системы находятся друг с другом в неких парадигматических или синтагматических отношениях, которые являются результатом влияния на язык культуры его носителей. Однако до настоящего момента не появилось четкой дефиниции для обозначения групп лексических единиц, объединенных по какому-либо общему принципу. Помимо термина лексико-семантическое поле лингвисты используют термины лексико-семантическая группа, тематическая группа и т.п.

Мы придерживаемся мнения, что все вышеперечисленные термины соотносятся друг с другом как частное с целым и представляют собой вертикаль, на которой наиболее общим значением обладает лексико-семантическое поле. Объединяет все эти термины тот факт, что все они представляют лексику как структурированную систему, единицы которой находятся как в однолинейных парадигматических отношениях, так и в отношениях оппозиции по определенным семантическим признакам.

На формирование и стратификацию лексического состава языка оказывают влияние не только лингвистические факторы (как, например, отношение лексем друг к другу), но и экстралингвистические, определяющие функционирование слов. При этом их изолированное рассмотрение не представляется возможным.

Особую трудность представляет разграничение терминов лексико-семантическая и тематическая группа, так как любая лексико-семантическая группа, будучи составной частью того или иного тематического объединения слов, является одновременно и тематической.

Тематическая группа представляет собой лексическое объединение слов по денотативному признаку. Именно денотативная отнесенность и принадлежность всех ее членов к одной части речи отличает тематическую группу от всех остальных лексических группировок. И, если лексико-семантические группы слов состоят из родственных по смыслу единиц, то в тематической группе связи между членами определяются, прежде всего, связями между самими предметами и явлениями окружающей действительности, ими обозначаемыми.

Таким образом, парадигматические отношения между лексическими единицами тематической группы являются зеркальным отражением отношений между явлениями окружающей действительности. Особенно ярко такая экстралингвистическая обусловленность отношений выражена в блоках конкретно-предметной лексики, к которой в частности относится тематическая группа «одежда».

Названия одежды как английского, так и русского языка в синхроническом разрезе можно разделить на две группы: 1) названия первичной номинации; 2) названия вторичной номинации.

Наименования первичной номинации – это лексические образования, в структуре которых нет явных следов процессов переосмысления или семантической деривации, которые в подавляющем большинстве случаев просто стерлись в ходе исторического развития языка. Если акт первичной номинации представляет собой двучленную композицию, где один из членов – это звуковая оболочка (или словоформа), а другой – именуемый объект окружающей действительности (референт), то акт вторичной номинации – это уже трехчленная структура, где к уже имеющимся компонентам (словоформе и референту) добавляется ассоциация – образ, делающий возможным сам процесс вторичной номинации (см.: Схема 1).

Схема 1

РЕФЕРЕНТ СЛОВОФОРМА

ОБРАЗ

РЕФЕРЕНТ СЛОВОФОРМА

Как известно, первичные процессы номинации – редкое явление в современных языках. В подавляющем большинстве случаев образование нового имени происходит на базе уже существующего в языке, т.е. в процессе вторичной номинации, которая основывается на установлении ассоциативных связей между двумя или более объектами окружающей действительности.

Неотъемлемой частью теории номинации (и, прежде всего, вторичной) является теория мотивационной номинации, которая разрабатывалась в трудах отечественных лингвистов О.А. Арутюнова, О.И. Блиновой, Е.С. Кубряковой, В.Н. Телия. Мотивы номинации также изучаются западными лингвистами, преимущественно в русле когнитивной лингвистики [Jackendoff, 1986; Langacker, 1987].

Наименования вторичной номинации всегда семантически обусловлены, поскольку заключают в себе элементы значения слов, которые послужили основой для их образования. Данная семантическая обусловленность в лингвистике обозначается термином «мотивированность». В акте мотивированной номинации за основу берется один или несколько наиболее заметных признаков вещи, некая особенность, характеризующая тот или иной предмет. Такая особенность в лингвистической литературе определяется как «мотивировочный признак».

Вопрос о степени произвольности выбора мотивировочного признака выступающего в качестве основы для нового имени до сих пор остается дискуссионным. Ответ, действительно, не однозначен. Часть лингвистов сходится во мнении, что выбор мотивировочного признака случаен, однако, мы придерживаемся точки зрения, что между «наиболее броским» признаком обозначаемого и «главным» его признаком можно поставить знак равенства. Вероятно, мы могли бы говорить о некой субъективности ассоциативных признаков, которые берутся за основу образования новой единицы на этапе ее зарождения. Но если то или иное наименование становится фактом языка, то есть принимается всем языковым коллективом, мы уже не можем говорить о случайности выбора признаков для именования реалий.

Pages:     ||
|



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.