WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |

При этом соотносительные по образованию фразеологизмы, обозначающие деятельность человека, могут обозначать: 1) деятельность человека, направленную на кого–либо: водить за нос (кого–либо) вождение за нос (кого–либо), выжимать пот (из кого–либо) выжимание пота (из кого–либо), 2) деятельность человека, не направленную на кого–либо: бить в колокола и барабаны битье в колокола и барабаны, закладывать фундамент под здание закладывание фундамента под здание; 3) речемыслительную деятельность: попадать в яблочко попадание в яблочко; 4) деятельность, обозначающую развитие (прогресс или регресс): выдвигать на первый план выдвижение на первый план, забегать вперед забегание вперед.

Соотносительные фразеологизмы обозначают следующие состояния:

1) эмоциональное: ломать руки ломание рук, шарахаться из одной стороны в другую шараханье из одной стороны в другую; 2) нравственное: подгребать под себя подгребание под себя, копаться в грязном белье копание в грязном белье; 3) психическое: застегнуться на все пуговицы застегнутость на все пуговицы, щекотать нервы щекотание нервов; 4) переход из одного состояния в другое: возвращаться с того света возвращение с того света, уйти из жизни уход из жизни.

Групповое значение у производных фразеологизмов, называющих лицо, – «лицо, производящее действие» (название по профессии или по временному занятию): изобретать/изобрести велосипед изобретатель велосипеда – «человек, пытающийся открыть, доказать что-либо давно открытое, известное всем»; коптить небо коптитель неба – «человек, живущий бесцельно, без пользы для других, не делающий ничего полезного»; открывать/открыть вечный двигатель открыватель вечного двигателя – «человек, занимающийся заведомо бесполезным делом», подгребать под себя подгребатель под себя – «стяжатель».

Морфологическим изменениям во фразеологизме как едином языковом образовании может подвергаться один его ударный компонент или оба, что зависит от типа синтаксической модели.

Категория рода у предметных фразеологизмов-дериватов представляет собой семантико-грамматическую категорию, которая свойственна каждой единице и является одним из грамматических средств выражения предметности в ней. Род в предметных фразеологизмах-дериватах присущ всей фразеологической единице, из скольких бы компонентов она ни состояла, но форма рода выражается тем компонентом, который изменил свою частеречную принадлежность и одновременно является носителем и выразителем категориального предметного значения. Наличие определений у предметных фразеологизмов служит большему опредмечиванию.

Второй грамматической категорией, оформляющей предметность, является категория числа, которая также принадлежит всей единице. Выражается эта категория в основном флексией грамматически главного компонента. Данные нашей картотеки показали, что 608 производных единиц из 631 употреблены только в форме единственного числа, что составляет 96%. Такие фразеологизмы-дериваты обозначают недискретное количество предметов – отвлеченных понятий: залезание в карман, обкуривание фимиамом, сотрясение воздуха, предание анафеме. Коррелятивные формы числа, по нашим данным, имеют только 3% дериватов: переоценка ценностей – переоценки ценностей, передергивание фактов – передергивания фактов, игра в прятки – игры в прятки, выход на арену – выходы на арену. Все производные предметные фразеологизмы, называющее лицо, способны образовать коррелятивные формы числа: изобретатель велосипеда - изобретатели велосипеда, коптитель неба – коптители неба, подгребатель под себя – подгребатели под себя.

Третьей грамматической категорией, оформляющей предметную семантику фразеологизмов-дериватов, является падеж. Грамматически характер категории падежа производных фразеологических единиц-дериватов обнаруживается так же, как и у собственно предметных фразеологизмов: одна и та же фразеологическая единица образует набор падежных форм, оставаясь тождественной самой себе семантически. По данным нашей картотеки, 586 производных предметных фразеологизмов-дериватов (93%) не имеют полной падежной парадигмы: сползание вниз, обретение себя, мельтешение перед глазами и, соответственно, только 45 фразеологизмов-дериватов (7%) имеют полную падежную парадигму: заглаживание вины, запас прочности, наведение порядка, проверка ценностей, разрешение вопросов, сведение счетов.

Производящие фразеологизмы способны образовать варианты дериватов, имеющие некоторые расхождения в своем фразеологическом составе (фонетические и словообразовательные особенности, грамматическое оформление, стилистическую характеристику), но непременно обладающие общей образной основой, формирующей собственно фразеологическое значение.

Самым продуктивным среди описываемых единиц является морфемное варьирование, которое представлено варьированием суффиксов грамматически главного компонента: биение в грудь битье в грудь, вынесение сора из избы вынос сора из избы, деление шкуры неубитого медведя дележ шкуры неубитого медведя, промывание мозгов промывка мозгов и варьированием суффиксов грамматически зависимого компонента: виляние хвостом виляние хвостиком, перемывание костей перемывание косточек; при компонентном варьировании один компонент заменяется другим, но каких-либо изменений в смысловом содержании фразеологизма не происходит: бросание вызова бросание перчатки, изобретение велосипеда изобретение колеса, копание в душе копание в себе; количественное варьирование трактуется как сокращение компонентного состава: взгляд с другой стороны взгляд со стороны, копание в грязном белье копание в белье, толчение воды в ступе толчение воды; морфологическое варьирование представлено изменением предложной формы зависимого компонента: пожимание плеч пожимание плечами. Тождественность фразеологизмов-вариантов подтверждается их одинаковым значением, отнесенностью к одному и тому же типу семантики, равнозначной сочетаемостью и тождественной синтаксической функцией.

Второй по продуктивности способ внутреннего фразообразования – омонимия фразеологизмов. Ему посвящена третья глава «Омонимия как способ внутреннего фразообразования». Омонимические отношения фразеологизмов определяются их фундаментальными свойствами: внешней раздельнооформленностью и семантической цельностью. Фразеологизмы- омонимы появляются в результате разделения производящей фразеологической единицы на две и более; в таком разделении проявляется динамичность фразеологического состава русского языка.

Характерной чертой фразеологической омонимии является существование омонимических отношений между единицами разных языковых уровней. В соответствии с этим в современном языкознании выделяется два вида омонимии: внутрифразеологическая (звуковое совпадение двух и более фразеологизмов) и межуровневая (совпадение фразеологизма и свободного сочетания слов).

Специфика семантических отношений в случае межуровневой омонимии обнаруживает себя в том, что одно из двух сочетаний с тождественным компонентным составом имеет номинативное цельное значение и является фразеологизмом, а другое – имеет аналитическое грамматическое значение, все слова в нем сохраняют лексическую самостоятельность и являются свободной синтаксической конструкцией: играть первую скрипку «быть руководящим, самым влиятельным лицом в чем-либо» – играть первую скрипку (муз.) «исполнять что-либо на музыкальном инструменте»; снимать стружку (с кого-либо) «сильно бранить» – снимать стружку (мех.) «стирая, срезая, сдирая и т.п., удалить что-либо, покрывающее какую-либо поверхность или составляющее верхний слой чего-либо».

Во фразообразовании большую роль играет внутрифразеологическая омонимия. Омонимичные фразеологизмы появляются вследствие распада многозначной единицы, утраты общей семы между ее значениями. Механизм образования фразеологических омонимов связан с процессом разделения ядра лексического значения и объединения от отделившейся части ядра таких сем, которые до разделения находились на периферии значения слова. В новом цельном фразеологическом значении формируется новое понятийной ядро на основе сохранившихся после утраты компонентами своих семантических ядер специфических семантических признаков.

Одноуровневая омонимия представлена двумя типами: 1) омонимичные фразеологизмы с одним категориальным значением: как стеклышко «чист» (призн.) – как стеклышко «трезв» (призн.); до последней капли крови «стойко, упорно, самоотверженно» (кач.-обст.) – до последней капли крови «всегда» (кач.-обст.); показывать/показать нос (кому) – «дразнить» (проц.) – показывать/показать нос (кому) – «появляться/появиться» (проц.);

2) омонимичные фразеологизмы с разными типами категориального значения: с иголочки «модно, по-современному (одеваться)» (кач.-обст.) – с иголочки «модный, современный, новый (костюм)» (призн.); под рукой «в непосредственной близости» (кач.-обст.) – под рукой (кого, чего) (фразеологический предлог).

Фразеологизмы-омонимы с одним категориальным значением (внутрикатегориальные омонимы) возникли вследствие разошедшейся полисемии, а фразеологизмы с разными типами категориального значения (межкатегориальные омонимы) – вследствие формального совпадения единиц с разным категориальным значением.

Внутрикатегориальные фразеологические омонимы имеют тождественную форму, общие семы в структуре индивидуального значения, но разные, несовместимые ядра значений. Образование межкатегориальных фразеологических омонимов сопровождается изменением синтаксической функции фразеологизма, синтаксической и лексико-семантической сочетаемости, характером связи между членами предложения.

Так, в следующих примерах употреблены внутрикатегориальные фразеологизмы-омонимы с процессуальным типом значения: Аграфена развела руками: - И кто это тебе, девка, голову закрутил Да по-моему никого в поселке лучше Алешки нет. (К.Седых). Нету с тобой никакого сладу. Как раз тебе только и ездить, в твои семьдесят лет. Все Игнатий Мусиевич тебе крутит голову. (К.Паустовский). Приведенные фразеологизмы являются омонимами в силу того, что в первом предложении крутить/закрутить голову (кому) имеет значение «влюблять/влюбить в себя, увлекать /увлечь», а во втором предложении значение фразеологизма крутить голову (кому) квалифицируется как «запутывать, сбивать с толку».

Межкатегориальные фразеологизмы, находящиеся в омонимических отношениях, способны организовать ряды, включающие в свой состав от двух до пяти единиц; наиболее представлен двучленный ряд единиц, относящихся к разным семантико-грамматическим классам. В нашем материале это ряд «призначный фразеологизм – качественно-обстоятельственный фразеологизм» (120 рядов из 149): Меня раздражает твое постоянное хождение из угла в угол! – говорит мне Ника. – Сядь и успокойся. (И.Лавров). Игорь ходит из угла в угол, ерошит белокурые волосы, явно волнуется. (И.Лавров). В первом предложении единица из угла в угол характеризует существительное хождение, имеет значение «беспрестанное, бесцельное», следовательно, это призначный фразеологизм; во втором предложении эта же единица примыкает к глаголу ходит, обозначает признак действия и реализует значение «беспрестанно, бесцельно», что позволяет квалифицировать фразеологизм как качественно-обстоятельственный.

Остальные ряды фразеологических омонимов либо менее представлены, либо единичны.

Четвертая глава «Экспликация как способ внутреннего фразообразования» посвящена способу образования фразеологизмов, связанному с изменением количественного состава компонентов уже имеющегося в языке фразеологизма.

Динамизм фразеологической системы обусловливает стремление фразеологических единиц, с одной стороны, к увеличению числа компонентов, с другой, – к уменьшению компонентного состава, что проявляется, по словам В.М.Мокиенко, в борьбе двух разнонаправленных тенденций: эксплицитности и имплицитности. Экспликация и импликация как способы образования производных единиц иллюстрируют возможности фразообразования при количественных изменениях компонентного состава фразеологизма. Изменение внешнего облика предполагает семантическое обновление, что и подтверждается нашим исследованием.

Имеющийся в нашей картотеке фразеологический материал позволил охарактеризовать экспликацию как продуктивный способ фразообразования, механизм которого проявляется в том, что производная единица, меньшая по количеству компонентов, присоединяет к себе лексему или лексемы, наиболее часто сочетающиеся с данной единицей. Присоединяясь к исходному фразеологизму, лексема (-ы) становится компонентом нового фразеологизма, его неотъемлемой частью. В соединении с закрепленным (-и) компонентом (-ами) новый фразеологизм получает новое категориальное значение, новое индивидуальное значение, выполняет новую синтаксическую функцию в языке и речи. Таким образом, экспликация в сфере фразеологии – это способ образования новой фразеологической единицы на базе имеющейся путем увеличения компонентного состава. Две единицы – исходная и образованная на базе исходной – рассматриваются как производящая, мотивирующая, и производная, мотивированная, между ними – производные (экспликационные) отношения. Производная единица, большая по количеству компонентов, квалифицируется как эксплицированная (фразеологизм-экспликат).

Экспликация может проявляться как между единицами одного семантико-грамматического класса, так и между разными классами: по душе (призн.) не по душе (призн); финишная прямая (предм.) выходить/выйти на финишную прямую (проц.); по поводу (чего) (фразеологический предлог) – по поводу того что (фразеологический союз). Две фразеологические единицы, вступающие в экспликационные отношения, сосуществуют в языке, но при этом количественно и качественно отличаются друг от друга, что свидетельствует о наличии двух разных единиц.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»