WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |
Языкознание и литературоведение в синхронии и диахронии и методика преподавания языка и литературы» (Тамбов, 2007); «Исследования по семантике и прагматике языковых единиц: межвузовский сборник научных трудов (Уфа, 2007); в статьях и докладах на научных конференциях: зарубежных: «Инновации в исследованиях русского языка, литературы и культуры» (Пловдив, 2007); «Мир русского слова и слово в русском мире» (Варна, 2007); международных: «Актуальные проблемы русского языка» (Челябинск, 2005); «Информационный потенциал слова и фразеологизма» (Орел, 2005); «Языковые и культурные контакты различных народов» (Пенза, 2006); «Проблемы славянской культуры и цивилизации» (Уссурийск, 2006); «Бодуэновские чтения» (Казань, 2006); «Aus Sibirien – 2006» (Тюмень, 2006); «Актуальные проблемы современных наук: теория и практика – 2006» (Днепропетровск, 2006); «Изменяющаяся Россия: новые парадигмы и новые решения в лингвистике» (Кемерово, 2006); «Межкультурное взаимодействие: проблемы и перспективы» (Кострома, 2006); «Язык и межкультурная коммуникация» (Санкт-Петербург, 2006); «Межкультурные коммуникации в сфере международного и регионального туризма в историческом городе» (Тобольск, 2006); «Проблемы межкультурной коммуникации в теории языка и лингводидактике» (Барнаул, 2006); «Проблемы семантики языковых единиц в контексте культуры (лингвистический и лингвометодический аспекты» (Кемерово, 2006); «Лингвистические и культурологические традиции образования. Межкультурная коммуникация: теория и практика» (Томск, 2006); «Общетеоретические и практические проблемы языкознания и лингводидактики» (Екатеринбург, 2006); «Языковое образование XXI века: проблемы и перспективы» (Хабаровск, 2007); «В.А.Богородицкий: научное наследие и современное языкознание» (Казань, 2007); «Татищевские чтения: актуальные проблемы науки и практики» (Тольятти, 2007); «Проблемы славянской культуры и цивилизации» (Уссурийск, 2007); «Диалог культур – культура диалога» (Кострома, 2007); «Русский язык в поликультурном пространстве» (Астрахань, 2007); «Континуальность в языке и речи» (Краснодар, 2007); «Современная филология: актуальные проблемы, теория и практика» (Красноярск, 2007); всероссийских и региональных: «Ядерно-периферийные отношения в области лексики и фразеологии» (Новгород, 1991), «Виноградовские чтения» (Тобольск, 2001, 2005); «Современная языковая ситуация и совершенствование подготовки учителей-словесников» (Воронеж, 2006); «Языки и культуры в современном мире. Психолого-педагогические аспекты методики преподавания языков» (Тюмень, 2006); «Язык и стиль современных средств массовой информации» (Москва, 2007).

Диссертация обсуждена на заседании кафедры русского языка и МПРЯ Челябинского государственного педагогического университета.

Структура работы. Диссертация объемом 420 страниц состоит из введения, двух частей, включающих в себя девять глав, заключения, списка библиографического списка использованной литературы, насчитывающего 498 позиций, списка словарей, списка источников, послуживших материалом для исследования.

Содержание работы

Во Введении обосновывается выбор темы, актуальность диссертационного исследования, определяется цель работы, раскрывается ее научная новизна, теоретическая и практическая значимость.

Первая часть «Фразообразование в сфере фразеологии» состоит из шести глав, которые посвящены разным способам образования фразеологизмов в современном русском языке, производящей базой для которых являются фразеологические единицы, уже имеющиеся в языке.

В первой главе «Фразообразование в сфере фразеологии современного русского языка» рассматриваются этапы становления фразообразования как лингвистического раздела, обосновывается сущность терминов, связанных с понятиями «фразеологизм», «фразообразование», «внешнее фразообразование», «внутреннее фразообразование», «способы фразообразования». В лингвистике неоднократно подчеркивалось отсутствие общепринятого истолкования этих терминов, тем не менее специальное теоретическое осмысление и обобщение фразоообразования в сфере фразеологии не осуществлялось. На современном уровне роль терминологии, связанной с процессами образования новых фразеологизмов, не уменьшается, а наоборот, приобретает все более важное значение, так как в современном языке наблюдается ярко выраженная тенденция к еще большей активации процесса образования фразеологических единиц на базе уже имеющихся в языке фразеологизмов.

Анализ исследований, посвященных проблеме фразообразования в сфере фразеологии, позволил сделать вывод о том, что фразеология современного русского языка – это динамичная, постоянно развивающаяся система, а фразообразование – это сложное языковое явление, для которого характерны свои способы, закономерности и результаты.

Исследования способов образования фразеологических единиц на базе уже существующих фразеологизмов показали, что внутреннее фразообразование осуществляется пятью способами. Анализ этих способов в современных исследованиях еще не получил достаточно системного освещения, хотя некоторые вопросы о механизмах внутреннего фразообразования поднимаются и решаются в отдельных работах.

Во второй главе «Деривация как продуктивный способ внутреннего фразообразования» рассматривается самый продуктивный из способов внутреннего фразообразования – деривация (от лат. derivatio – отведение; образование).

Под деривацией в сфере фразеологии понимаем процесс создания фразеологических единиц (фразеологизмов-дериватов) на базе уже имеющихся в языке фразеологизмов, принимаемых за исходные, с формальным и семантическим изменением природы производных единиц.

В производных фразеологизмах, образованных на базе уже имеющихся фразеологических единиц, происходят изменения в структуре, проявляющиеся с помощью формальных средств. Деривационное значение рассматривается как обобщенное фразеологическое значение производных единиц, принадлежащих к одному классу, и передаваемое их общим категориальным значением; деривационные отношения – как отношения производности между производящей и производной фразеологическими единицами.

Несмотря на то что при деривации происходят структурные преобразования только в одном из компонентов, это приводит к изменению фразеологического значения во всем фразеологизме в целом. Соотносительные по образованию производящие и производные фразеологизмы обладают тождественным логическим понятием, но отличаются категориальной и субкатегориальной семантикой, это достигается в основном различием принадлежности грамматически главного компонента к разным частям речи. Таким образом, один фразеологизм из соотносительной пары по образованию является деривационной базой, производящей и мотивирующей единицей для другого фразеологизма, производного и мотивированного. Структура и количественный объем соотносительных по образованию фразеологизмов остаются тождественными. Грамматически главный компонент производящего фразеологизма, преобразуясь в производном фразеологизме, сохраняет свою позицию и остается грамматически главным компонентом нового, производного фразеологизма; любое из деривационных средств (аффикс) добавляется к основе главного компонента. Компонент фразеологизма не является самостоятельным, он – только часть фразеологизма, поэтому специфика деривационных отношений проявляется в том, что в деривационные отношения вступают не отдельные компоненты, а весь фразеологизм в целом как единое языковое образование, грамматически главный компонент которого не сохранил полных лексических свойств и поэтому не может рассматриваться отдельно от фразеологизма.

В деривационные отношения вступают фразеологизмы разных структурно-семантических классов и фразеологизмы одного класса: забрасывать грязью (проц.) забрасывание грязью (предм.), коптить небо (проц.) коптитель неба (предм.), день и ночь (кач. – обст.) дневать и ночевать (проц.); рыцарь без страха и упрека (предм.) рыцарство без страха и упрека (предм.), длинный рубль (предм.) длина рубля (предм.). Существует сложность в определении направления производности рассматриваемых единиц в лексике: что считать производящим, мотивирующим, а что производным, мотивированным. Во фразеологии это может показаться особенно необоснованным в тех случаях, где фразеологическая первообразность неочевидна либо противоречива.

Самые продуктивные деривационные отношения (по данным нашей картотеки – 99%) наблюдаются между процессуальными и предметными фразеологизмами типа затягивать пояс затягивание пояса, шарахаться из одной крайности в другую шараханье из одной крайности в другую, толочь воду в ступе толчение воды в ступе, в которых грамматически главный компонент – глагол с помощью аффиксального средства меняет свою частеречную принадлежность в производном фразеологизме. Такие соотносительные по образованию фразеологизмы и стали предметом нашего исследования (в настоящей работе проанализирован 631 предметный фразеологизм-дериват в 35000 употреблений).

Как показывают наши наблюдения, количественный объем соотносительных процессуальных фразеологических единиц и их дериватов остается тождественным. И те, и другие единицы включают в свой состав от двух до шести компонентов. Исследуемые фразеологизмы строго организованы. Наиболее продуктивными среди анализируемых фразеологизмов являются процессуальные двухкомпонентные фразеологизмы, состоящие из грамматически главного глагольного компонента и подчиненного ему именного компонента без предлога. При этом фразеологизм может иметь или не иметь при себе внешний объект, не входящий в состав фразеологизма. Абсолютное большинство двухкомпонентных процессуальных фразеологических единиц имеет модель словосочетания с бывшей связью управление; соотносительные фразеологизмы-дериваты сохраняют эту модель: вилять хвостом виляние хвостом, копать яму копание ямы, стричь купоны стрижка купонов. Единичны фразеологизмы модели словосочетания с бывшей связью примыкание и модели простого предложения: погребать/погрести заживо погребение заживо, страсти кипят кипение страстей. Трехкомпонентные соотносительные процессуальные фразеологизмы строятся по модели словосочетания с бывшей связью управление или примыкание; производные предметные фразеологизмы повторяют модель производящего фразеологизма: попадать/попасть в яблочко попадание в яблочко, подгребать под себя подгребатель под себя. В четырехкомпонентных соотносительных процессуальных и предметных фразеологизмах общая модель также не меняется, в основном не меняется и частная модель: заносить/занести на черную доску занесение на черную доску, откладывать/отложить в долгий ящик откладывание в долгий ящик. Пяти- и шестикомпонентные фразеологизмы единичны в нашем материале: бить в колокола и барабаны битье в колокола и барабаны, шарахаться из одной стороны в другую шараханье из одной стороны в другую.

Структурные изменения глагольного компонента в существительное осуществляются суффиксальным способом (с помощью материально выраженного суффикса или нулевого). Наиболее продуктивно происходит образование дериватов с помощью суффиксов -ениj-, -ниj-, аниj-, -к-, -тиj-, -тель-, -ость-, -б-,

-ств-, -ежк-, -ок-. С их помощью образовано 93% анализируемых предметных фразеологизмов.

Наиболее продуктивен из них суффикс -ениj-: 50% производных предметных фразеологизмов-дериватов образовано при изменении глагольного компонента посредством этого суффикса от основы глагольного компонента настоящего времени на -и- или от основ на согласный: сводить счеты сведение счетов, бить в грудь биение в грудь, коптить небо копчение неба, выносить/вынести сор из избы вынесение сора из избы. Посредством суффикса -ниj- (-ньj-) образовано 35% всех фразеологизмов-дериватов: блуждать потемках блуждание в потемках, кататься как сыр в масле катание как сыр в масле, вилять хвостом виляние хвостом. 7% предметных фразеологизмов образовано при помощи суффикса -тиj- от основ неопределенной формы объектных глаголов: открывать/открыть Америку открытие Америки, шить дело шитье дела, бить в грудь битье в грудь, снимать/снять шкуру снятие шкуры. Образование предметных фразеологизмов от производящих процессуальных при помощи других суффиксов происходит значительно реже.

Материалы нашей картотеки показывают, что только 7% фразеологизмов-дериватов образовано с помощью нулевого суффикса: запахло жареным запах жареного, ловить блох ловля блох, выбирать/выбрать меньшее из зол выбор меньшего из зол.

Невозможность образовать предметный фразеологизм от процессуального объясняется в основном двумя факторами: неблагозвучностью субстантивированного вторичного образования и особым характером фразеологического значения, не развивающегося по пути дальнейшей абстракции.

Производящие процессуальные фразеологизмы называют действие, состояние, предметные же фразеологизмы, производные, дают имя этому действию, процессу. Следовательно, соотносительные процессуальные и предметные фразеологизмы на уровне логического понятия тождественны. Тождество логического значения процесса в соотносительных фразеологизмах поддерживается одной ядерной семой, одним понятийным ядром. И все же в семантике производных предметных фразеологизмов происходит предсказуемый сдвиг, обусловленный прежде всего их общекатегориальной семантикой. Так, предметные фразеологизмы-дериваты характеризуются высокой степенью отвлеченности и обозначают, как правило, абстрактные понятия. Субстантив, являясь грамматически главным компонентом предметных фразеологизмов, продолжает испытывать на себе семантическое влияние исходного глагола, он имеет только самую отвлеченную сему процесса, называет этот процесс. Значение отвлеченного существительного становится категориальным значением новой предметной единицы, которое формируется совокупностью значений всех компонентов нового фразеологизма. В результате предметные фразеологизмы имеют общее значение протекания действия, но не называют при этом результат процесса. Следовательно, производные единицы, если их квалифицировать с точки зрения логико-семантической, являются обозначением действий, процессов, если же их оценивать с точки зрения формально-грамматической, то они являются предметными фразеологизмами, названиями действий.

Анализ значения производящих процессуальных и производных предметных фразеологизмов-дериватов позволил выделить три соотносительных семантических разряда: 1) процессуальные фразеологизмы, называющие деятельность человека предметные фразеологизмы, называющие деятельность человека; 2) процессуальные фразеологизмы, называющие состояние предметные фразеологизмы, называющие состояние; 3) процессуальные фразеологизмы, называющие деятельность человека предметные фразеологизмы, называющие лицо, производителя действия.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»