WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

Вместе с тем, несмотря на односторонность и неполноту многих оценок, критические работы данного периода сопровождались тонкими наблюдениями, способствующими постижению психологизма Достоевского в создании женских образов (П.В. Анненков, Н.Г. Чернышевский, О.Ф. Миллер, Е.Л. Марков). Кроме того, именно в 1860-1881-е гг. были предприняты первые попытки аналитических характеристик женских типов писателя (Н.А. Добролюбов, А.А. Григорьев, Н.К. Михайловский), которые не утратили актуальности и в наши дни.

Наиболее плодотворными в изучении женских образов Достоевского стали 1882–1920-е гг. Художественное наследие писателя в этот период инициировало появление новых принципов восприятия и интерпретации литературного текста. Глубокое внутреннее родство новых литературных течений с художественной идеологией писателя явилось той самой конгениальностью, без которой невозможно адекватное прочтение художественного текста. В это время героини Достоевского рассматривались с точки зрения различных методологических направлений и школ: психологического (А.А. Гизетти), мифологического (В.В. Иванов), психоаналитического (В.Ф. Чиж, А. Кашина-Евреинова, Т.К. Розенталь, И.Д. Ермаков), типологического (Н. Мишеев, В.Ф. Переверзев, Б.М. Энгельгардт), формального (В.Б. Шкловский) и в аспекте религиозно-философской проблематики (Вл.Соловьев, С.Н. Булгаков, Д.С. Мережковский, А.Л. Волынский). Несмотря на то, что ряд исследователей продолжал указывать на второстепенность женских образов в контексте того или иного произведения писателя, в работах литературоведов актуализировалась мысль о значимости женских персонажей в творчестве Ф.М. Достоевского как для понимания мужских образов, так и для раскрытия основной идеи произведения.

С сер. 1930-х гг. в русском литературоведении возобладало социологическое направление, которое привело к известному обеднению и односторонности оценки героинь Достоевского, изучавшихся с точки зрения выявления их социального происхождения, классовой природы и общественно-политических событий (В.В. Ермилов, Д.И. Заславский, Б.С. Рюриков).

Начиная с середины 1950-х гг. в отечественном литературоведении возрождаются типологическое (Л.П. Гроссман), психологическое (А.А. Белкин), сравнительное (Н. Вильмонт) направления, появляются работы по поэтике (Н.М. Чирков), которые способствовали зарождению интереса исследователей к изучению художественного своеобразия женских образов Достоевского.

Во втором параграфе главы «Англоязычное литературоведение о героинях Достоевского» предлагается анализ периодизации, предложенной исследователями рецепции художественного наследия Достоевского в Англии и США (В. Лизерборроу, И.В. Львова). Они выделяют до 1970-х гг. три периода в изучении творчества писателя: период знакомства (1881-1912-е гг.); период культа Достоевского (1912–1921-е гг.) и спада интереса к его творчеству (1922-1930-е гг.); период формирования английского и американского (в дальнейшем англоязычного) достоевсковедения (1940-1960-е гг.).

Результаты проведенного исследования позволяют говорить о специфике восприятия творчества русского писателя в целом и его женских образов в частности в англоязычных странах. Следует отметить, что рецепция на художественные произведения и образы Достоевского в Англии и США возникла значительно позднее, чем в России, Германии и Франции. Это было связано с редкими переводами произведений писателя, а также с недостаточной разработанностью научных подходов к их изучению. Первая статья на английском языке о Достоевском появилась только в 1869 г., а перевод первого художественного произведения русского писателя («Записки из Мертвого дома») - в 1881 г. Большее внимание и интерес к творчеству русского романиста в этот период проявила английская критика. Практически все произведения Достоевского, изданные в Англии и США до 1912 г., переводились на английский язык и публиковались сначала в Лондоне, а затем издавались в США. Очевидно, это было связано с особым отношением читателей Великобритании к русской литературе. Характеризуя первый период знакомства англоязычного читателя с творчеством Ф.М. Достоевского, можно говорить лишь о восприятии-впечатлении и о попытках определить степень новизны произведений русского писателя (Г. Гиссин, Г. Брандес, М. Бэринг, В. Хоуэллс, Г. Джеймс), Женские образы Достоевского в этот период внимание англоязычной критики не привлекали. Они упоминались лишь в пересказе произведений.

В 1912-1920-е гг. в англоязычных странах появились работы, в которых исследование женских образов Достоевского связывалось с загадочной русской душой (М. Мэри, В. Вулф, Э. Синклер). Зарождаются психологическое (Д. Лоуренс) и психоаналитическое (Е. Хэвлок, К. Эйкен, Р. Борн) направления в изучении произведений русского писателя. Творчество Достоевского в целом и его женские образы в частности в этот период были осмыслены в Англии и США достаточно многообразно. Определенные сложности в восприятии произведений Достоевского возникали из-за языкового барьера, несовершенства переводов и особенностей национального менталитета. Показательно, что в период знакомства с писателем женские образы привлекали внимание англоязычных критиков, но чаще всего в качестве примеров для иллюстрации высказанных суждений.

Наиболее значимыми для достоевсковедения Англии и США стали 1940-1960-е гг., когда изучение женских образов Достоевского осуществлялось по следующим направлениям: социологическому (Дж. Франк, Р. Харпер), биографическому (Е. Карр, Г. Труай, Д. Коулсон, М. Слоним), психоаналитическому (Д. Витт, М. Кравченко), формальному (Р. Блэкмур, Р. Уэллек) и в аспекте религиозно-философской проблематики (С. Келлер, В. Хаббен, Р. Джексон). В этот период литературоведение США по масштабам и разнообразию профессиональной критики превосходит литературоведение Англии. Зарубежные ученые в эти десятилетия плодотворно разрабатывали различные исследовательские стратегии. В работе анализируются труды Э. Симмонса, Дж. Стайнера, Д. Фангера. Отмечено, что Э. Симмонс исследовал женские образы Достоевского в контексте тем двойничества, кротости и своеволия. Дж. Стайнер и Д. Фангер обратились к поэтике образов героинь русского писателя, опровергнув многие стереотипы восприятия его творчества. Вместе с тем ряд интерпретаций женских образов Достоевского оказался не вполне корректным и обоснованным. По мнению диссертанта, этот связано со спецификой англоязычного литературоведения, для которого литературное произведение – это часть общей культуры, открытой всем и открывающей истины и откровения о человеческом опыте, а критик и литературовед являются соавторами писателя, что нередко приводит к искажению авторского замысла.

Таким образом, к 1970-м гг. в русском и в англоязычном литературоведении в изучении женских образов Ф.М. Достоевского был накоплен значительный материал, который позволил в дальнейшем продолжить изучение героинь писателя на новом теоретическом уровне.

Вторая глава «Женские образы раннего творчества Ф.М. Достоевского в современном русском и англоязычном литературоведении (с 1970-х гг.)» посвящена анализу литературоведческих отзывов русских и англоязычных исследователей творчества Достоевского о первых героинях писателя, обобщению имеющихся интерпретаций, выявлению основных направлений и подходов.

В первом параграфе «Тенденции изучения женских персонажей в творчестве Ф.М. Достоевского 1846-1849 гг.» проанализированы исследования, в которых репрезентативно представлены женские образы, созданные писателем до сибирской ссылки. К анализу привлечены наиболее востребованные русским и англоязычным литературоведением образы Варвары Доброселовой («Бедные люди»), Катерины («Хозяйка»), Неточки и Кати («Неточка Незванова»).

В последние десятилетия ХХ в. отмечается пристальный интерес со стороны достоевсковедов к роману «Бедные люди» и его героине. В основном это работы, выполненные в традициях биографической (В.С. Нечаева, В.И. Кулешов, Дж. Франк) и психологической (О.Н. Осмоловский, Д. Джонс, Д. Далнеп, Л. Бэлкнап) школ, в которых образ Вареньки Доброселовой рассматривается как сложный и репрезентативный для будущего творчества Достоевского.

В изучении героини повести «Хозяйка» наиболее перспективными на данный момент являются исследования в русле мифологической (И.А. Аврамец, В.А. Смирнов, Н.Ю. Тяпугина) и культурно-исторической (И.Л. Волгин, О.Г. Дилакторская) школ, осуществляемые российскими учеными. Литературоведы выдвигают противоречивые версии о мифологической и библейской символике и функции образа Катерины. Исследователи отмечают значимость героини для зрелого творчества писателя как предтечи типа гордой инфернальницы.

Повесть «Неточка Незванова» является незаконченным произведением, что обусловило специфику анализа его героинь. Женские персонажи повести на современном этапе являются в основном объектом изучения биографической (В.С. Нечаева, Дж. Франк, В.И. Кулешов), сравнительно-исторической (И.М. Катарский, М. Джонс) и психологической (О.Н. Осмоловский, А. Герард) школ. Основное внимание исследователей сосредоточено на образе главной героини как воплощении типа болезненного и гордого ребенка.

Основными тенденциями в интерпретации женских образов досибирского периода творчества Ф.М. Достоевского являются две: ученые обращаются к образам ранних героинь писателя как к источнику будущей системы женских персонажей Достоевского, а также с целью изучения поэтики женского образа.

Во втором параграфе «Итоги изучения женских образов художественного творчества Ф.М. Достоевского к.1850-н.1860-х гг.» рассмотрены исследования о новых героинях, появившихся в творчестве Достоевского после возвращения из Сибири: Наташе и Нелли («Униженные и оскорбленные»), Акулине («Сибирская тетрадь»), Лизе («Записки из подполья»), Полине («Игрок»).

В послесибирском творчестве Ф.М. Достоевский продолжил поиски новых женских типов. На их создание теперь оказывают влияние не только литературные и биографические источники, но и материалы современной писателю прессы, рассказы очевидцев, библейские и мифологические образы и сюжеты, произведения живописи.

Наташа Ихменева и Нелли Валковская составляют малую образную систему первого послесибирского произведения Достоевского «Униженные и оскорбленные», которое исследователи называют предтечей его «идеологических» романов. Первая героиня преимущественно изучается в русле психологического направления (В.Я. Кирпотин, Дж. Франк, Н.Н. Арденс, В.В. Одиноков), вторая – сравнительно-исторического (И.М. Катарский, Н.М. Лэри, А. Герард, А.В. Чичерин, Л. МэкПайк). Литературоведы подчеркивают, что несмотря на перекличку образа Нелли Достоевского с одноименной героиней романа Ч. Диккенса «Лавка древностей», он под пером русского писателя значительно перерос указанные рамки и обрел самостоятельное художественное значение.

Образ Лизы («Записки из подполья»), который Ф.М. Достоевский назвал «живой жизнью», является одним из самых востребованных современным достоевсковедением. Ученые исследуют генезис этого образа (Дж. Сигель, Н. Моравцевич, М.М. Гин, М.Г. Зельдович, В.С. Нечаева), рассматривают его в контексте христианской традиции (Р.Л. Джексон, Р. Пис, П.Ф. Берендт), выдвигают версии о функции героини в творчестве писателя в целом и повести «Записки из подполья» в частности (В.Г. Одиноков, В.Я. Кирпотин, Т.И. Печерская).

Образы Акулины («Акулькин муж») и Полины («Игрок») рассматриваются представителями англоязычного литературоведения как воплощение русского национального характера. Образ Акулины изучается, во-первых, в аспекте темы судьбы русской женщины (В. Лейкина-Свирская, В.Я. Кирпотин), во-вторых, как символ «возвышенной духовности России» (Р.Л. Джексон, М. Каневская). В интерпретации ее образа в русском и англоязычном литературоведении в настоящее время формируется отчетливо выраженная религиозная традиция. Образ Полины в основном изучается в рамках биографического (Л.И. Сараскина, А.С. Долинин), психологического (И.А. Жеребкина, Ю.Г. Кудрявцев) и формального (Р.Л. Джексон) направлений.

Диссертант отмечает такую характерную тенденцию в современном литературоведении при изучении женских образов Достоевского, как стремление исследователей к целостному анализу отдельных героинь, что позволяет выявить различные смысловые доминанты женских персонажей как в рамках отдельного произведения, так и в творчестве писателя в целом.

Литературоведы России, Англии и США приходят к выводу о том, что ко времени создания «великих романов» в творчестве Ф.М. Достоевского уже сложилась система женских персонажей. Среди наиболее важных типов ученые называют «гордых» («своевольных гордых красавиц», «инфернальниц»), «слабые сердца», «смиренных», «юродивых» и «рано развитых болезненных и гордых детей».

Третья глава «Перспективы и стратегии исследования женских образов в романах Ф.М. Достоевского 1860-н.1880-х гг. русским и англоязычным литературоведением» посвящена изучению литературно-критических работ достоевсковедов о героинях Пятикнижия.

В работе отмечено, что система женских персонажей в последних романах Ф.М. Достоевского представляет собой богатый материал для исследователей. Это связано с противоречивостью внутреннего облика, двойничеством, «широкостью» русской натуры героинь Пятикнижия.

Диссертант опирался на исследования литературоведов, репрезентативно представляющих те женские образы, которые, во-первых, играют важную роль в том или ином романа или влияют на зарождение, развитие или крушение идеи героя-мужчины. Для выявления особенностей интерпретаций женских образов романов 1860-1880-х гг. ХХ в. автор диссертации привлек к анализу «Подготовительные материалы» ко всем произведениям Пятикнижия (за исключением «Братьев Карамазовых»).

В первом параграфе «Проблемы интерпретации женских образов романов Ф.М. Достоевского 1860-х гг.(«Преступление и наказание», «Идиот»)» изучаются работы литературоведов, в которых рассматриваются героини первых двух романов Пятикнижия.

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»