WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

Особой категорией находок служат артефакты, декорированные изображениями животных – фигурки козлов на фрагменте сосуда, астрагале и роговых пластинах. Повторение образов и композиций на скалах и предметах, возможно, имеет более глубокий смысл, нежели изображение объектов охоты и может связываться с известными на данной территории мифологическими повествованиями, значимыми для больших коллективов [Кокшаров, 1990]. У чукчей изображения животных на магических дощечках, которые служат для «размножения» зверей, наносились кровью или охрой, в результате чего, благодаря крови, должны были ожить, приобрести жизненную силу и подлинную реальность [Окладников, 1955].

4.3. Кучерлинское святилище отражает совокупность существовавших до этнографической современности промысловых ритуалов, выявляющих у различных народов сходство как в объектах поклонения, так и в методах отправления культов. Местоположение культового места и петроглифов имеет здесь большое значение. Скальные ниши являлись в представлении древнего населения воплощением женского начала горы, отмечается также связь пещер с образом богини Умай. Возможно, наличие скоплений петроглифов в скальных углублениях-нишах (что отмечено, в частности, на Кучерлинском святилище) имеет в своей основе тот же семантический смысл – моление горе-покровительнице об обилии и умножении промысловых животных [Харузин, 1905]. Одной из функций скалы с изображениями на Алтае являлось выступление в качестве места жертвоприношений родовой горе [Абаев, Герасимова, 1992; Дэвлет, 1998]. Расположение писаниц часто приурочено к укромным промысловым местам, с древних времен являвшихся родовыми охотничьими угодьями [Октябрьская, Черемисин, 1997]. Иногда святилище могло возникнуть на том месте, где охота была наиболее удачной [Паллас, 1788]. Подобные объекты известны как на территории Горного Алтая [Фролов, Сперанский, 1967; Цхай, 1989; Суразаков, Тишкин, 2003], так и за пределами региона – в Туве [Килуновская, 1990], в Бурятии [Тиваненко, 1979], в Приамурье [Мазин, 1976], в Якутии [Кочмар, 1994], на Урале [Бадер, 1954; Буров, 1992], в Карелии [Саватеев, 1966].

В этнографический период скалы с петроглифами почитаются большей частью не как физический объект, а как место обитания сверхъестественного существа, духа-хозяина, оживотворяющего материальную природу [Харузин, 1905]. Мы видим здесь, таким образом, многовековые традиции, связанные с определенным местом и демонстрирующие существование преемственности в иррациональных взглядах населения Горного Алтая с глубокой древности до нашего времени. Это рисунки одних и тех же животных, где главную роль играет смысловое содержание изображения [Мартынов, 1970], а также явное подновление древних петроглифов. Согласно этнографическим параллелям, подобные действия могли придать изображениям «свежие силы», возможно, активизировать, «оживить» их [Формозов, 1969; Дэвлет, 1998]. У якутов преемственность промысловых культов обусловливал родовой характер последних [Алексеев, 1992]. Сохранение природного равновесия во все времена являлось частью охотничьей этики и, по-видимому, также могло служить связующим звеном в преемственности ритуальных действий на памятнике. Промысел, являясь областью перекрещивания рациональной и иррациональной сфер мировосприятия человека, способствовал сохранению элементов самых ранних форм религиозных представлений и культов [Кулемзин, 1984, с. 82].

В сообществах, объединенных природно-климатическими условиями и общностью территории, должен был существовать сходный комплекс мифологически закрепленных взглядов на окружающий мир и поведение в этом мире человека в рамках сложившейся формы хозяйственного уклада.

Заключение Всестороннее исследование памятника Кучерла-1 позволило отнести его к новому для региона Горного Алтая типу – писанице-святилищу. Компактность расположения культурных напластований на площадке перед петроглифами, частичное перекрывание последних культурными отложениями, обнаружение фрагментов скалы с изображениями непосредственно в слоях жертвенника, а также соответствия в их хронологической дифференциации и в составляющих палимпсеста позволяют говорить о взаимосвязи культурных горизонтов с петроглифами и о возможном создании последних в процессе проводившихся на памятнике обрядов. Об этом же свидетельствуют и образы одних и тех же животных, представленных как в наскальных изображениях, так и в рисунках на отдельных артефактах; а также в массовой доле остеологического материала.

Кучерлинское святилище отражает существовавшие до этнографической современности промысловые ритуалы, выявляющие сходство как в объектах поклонения, так и в методах отправления культов. По верованиям алтайцев, количество промыслового зверя и удача в охоте, а также рождение и здоровье детей зависели от духа родовой горы. Возможно, наличие скопления петроглифов в скальной нише Кучерлинского святилища имеет в своей основе тот же семантический смысл – моление горе-покровительнице, либо духу-хозяину местности, либо духу-покровителю охоты. При этом в промысловой магии возможно сосуществование двух направлений: с одной стороны, обеспечение охотничьей удачи, с другой – забота об обилии и умножении промысловых зверей. Данные этнографии свидетельствуют о возможности изготовления и использования изображений животных при отправлении культов как первой, так и второй направленности.

Анализ культурных слоев позволил выявить ряд постоянных элементов в бытовавших на святилище обрядах: наличие в горизонтах очагов и участков прокаленной почвы говорит об обязательном использовании огня в проводившихся действиях. Отсутствие археологически целых сосудов, расположение фрагментов одного сосуда на значительном удалении друг от друга, возможно, обусловлено, преднамеренным уничтожением посуды после проведения обряда. Наличие в слоях жертвенника наконечников стрел, а также существование наскальных изображений животных с явными признаками ранения метательными орудиями указывает на характер жертвенника, функционирующего как святилище, связанное с производственными, в частности, охотничьими культами. При этом стрелы могли находить непосредственное применение в процессе культовых действий. Изображения козлов на артефактах могут быть интерпретированы как атрибуты зашифрованной в них культовой информации. Учитывая огромную роль этого животного в хозяйственном укладе населения Алтая, данный образ мог связываться с сакральными воззрениями.

Изображения Кучерлинского святилища и обнаруженные здесь артефакты являются составляющими сложного комплекса магических воздействий на природу, действенность которого в глазах охотников разных эпох подтверждалась длительностью существования святилища. Основой мировоззрения древнего населения Горного Алтая являлось поддержание равновесия между природой и человеком. В то же время, зависимость от природы заставляли человека заручиться поддержкой высших сил в обеспечении благополучия общества и продолжении его существования.

Результаты проведенного исследования делают возможной перспективу изучения памятников наскального искусства Горного Алтая и в качестве разновременных территориальных сакральных центров.

Основные положения диссертации изложены в следующих публикациях, авторский вклад 4,25 п.л.:

Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК Российской Федерации:

1. Молодин В.И., Ефремова Н.С. Культовый комплекс Куйлю (Кучерла-1) – преемственность иррационального опыта // Археология, этнография и антропология Евразии. – 2008. – № 1. – С. 67 – 78 (авт. вкл. 0,85 п.л.).

2. Ефремова Н.С. Наконечники стрел в материалах святилища Кучерла-1 (Горный Алтай) // Вестник НГУ. Серия: История, филология. – 2008. – Т. 7. – Вып. 3: Археология и этнография. – С. 107 – 116 (авт. вкл. 0,8 п.л.).

Статьи в сборниках научных трудов:

3. Молодин В.И., Ефремова Н.С. Керамика с зооморфными изображениями культового комплекса Кучерла-1 как источник семантической реконструкции // Керамика как исторический источник. – Тобольск: Изд-во Тобол. гос. ин-та, 1996. – С. 70 – 73 (авт. вкл. 0,2 п.л.).

4. Ефремова Н.С. Памятник Кучерла-1 как объект для реконструкции духовного мира населения Горного Алтая в эпоху бронзы, железа и средневековья // Мат-лы XXXIV междунар. студ. конф. «Студент и научно-технический прогресс. История». – Новосибирск: Изд-во НГУ, 1996. – С. 4 – 6 (авт. вкл. 0,2 п.л.).

5. Молодин В.И., Ефремова Н.С. Первый (этнографический) культурный слой культового комплекса Кучерла-1 (Республика Алтай) // Новейшие археологические и этнографические открытия в Сибири: Мат-лы IV итоговой сессии ИАиЭ СО РАН. Декабрь 1996 г. – Новосибирск: Изд-во ИАЭТ СО РАН, 1996. – С. 182 – 184 (авт. вкл. 0,2 п.л.).

6. Молодин В.И., Ефремова Н.С. К реконструкции обрядовой практики населения Горного Алтая в эпоху средневековья (по материалам культового комплекса Кучерла-1 // Социально-экономические структуры древних обществ Западной Сибири. Барнаул: Изд-во АГУ, 1997. – С.172 – 175 (авт. вкл. 0,2 п.л.).

7. Молодин В.И., Ефремова Н.С. К вопросу об обрядах охотничьей магии населения Горного Алтая в эпоху раннего железа (по материалам святилища Кучерла-1) // Проблемы археологии, этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территорий. – Новосибирск: Изд-во ИАЭТ СО РАН, 1997. – С. 233 – 238 (авт. вкл. 0,2 п.л.).

8. Ларичев В.Е., Ефремова Н.С. Календари «страны стерегущих золото грифов» (реконструкция систем счисления времени на Алтае) // Сибирь в панораме тысячелетий.– Новосибирск: Изд-во ИАЭТ СО РАН, 1998. – Т. I. – С. 319 – 330 (авт. вкл. 0,2 п.л.).

9. Молодин В.И., Ефремова Н.С. Коллекция астрагалов святилища Кучерла-1 // Проблемы археологии, этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территорий. – Новосибирск: Изд-во ИАЭТ СО РАН, 1998. – Т. IV. – С. 300 – 309 (авт. вкл. 0,3 п.л.).

10. Молодин В.И., Ефремова Н.С. Керамика эпохи бронзы в материалах культового комплекса Кучерла-1 (Горный Алтай) // Проблемы археологии, этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территорий. – Новосибирск: Изд-во ИАЭТ СО РАН, 2001. – Т. VII. – С. 368 – 373 (авт. вкл. 0,2 п.л.).

11. Ефремова Н.С. Производственные культы – древность и современность (по материалам алтайских святилищ) // Проблемы археологии, этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территорий. – Новосибирск: Изд-во ИАЭТ СО РАН, 2002. – Т. VIII. – С. 316 – 321 (авт. вкл. 0,4 п.л.).

12. Молодин В.И., Ефремова Н.С. Святилище Кучерла-1 (Куйлю) в Горном Алтае. Проблема соотнесения наскальных изображений и культурных напластований // Археология Южной Сибири: идеи, методы, открытия. – Красноярск: Изд-во РИО КГПУ, 2005. – С. 176 – 180 (авт. вкл. 0,2 п.л.).

13. Молодин В.И., Ефремова Н.С. «Молитва в камне» – к вопросу об интерпретации наскальных изображений памятника Кучерла-1 (Куйлю) в Горном Алтае // Тропою тысячелетий. – Кемерово: Кузбассвузиздат, 2008. – С. 35 – 39 (авт. вкл. 0,3 п.л.).

Подписано в печать.11.08. Бумага офсетная

Формат 60 х 84 / 16. Гарнитура Times New Roman

Усл. печ. л. … Уч.-изд. л. … Тираж 110. Заказ № …

Издательство Института археологии и этнографии СО РАН.

Лицензия ИД № 04785 от 18 мая 2001 г.

630090 Новосибирск, пр. Академика Лаврентьева, 17.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»