WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

2.1. Самый ранний хронологический слой мощностью до 0,8 м, залегал на аллювиальной гальке. Датирующие артефакты позволили отнести его к эпохе ранней бронзы. Самыми массовыми категориями находок явились остеологический материал и фрагменты керамики. В орнаментальных мотивах керамического комплекса преобладают прочерченные линии, отпечатки мелкозубчатого штампа и палочки, ряды косой сетки и горизонтальной елочки. Венчики нескольких сосудов украшены рядом вертикальных насечек, поверх которых нанесен пояс горизонтальной елочки или двойных диагональных линий. Остеологический материал состоял из костных остатков животных и рогового сырья копытных. Видовой состав, по определению палеонтолога, к.б.н. С.К. Васильева, включал кости козла и барана, марала, косули, кабарги, лошади, сибирского горного козла, коровы. В незначительном количестве отмечены кости медведя, волка, кабана, росомахи, соболя и др. В числе находок обращают на себя внимание каменная зернотерка, изделия из кости и рога – два наконечника стрелы, роговая пластина овальной формы со схематичным резным изображением козла, два орнаментированных астрагала животных, просверленный клык медведя. Напротив центральной части скалы найдена коленная чашечка человека. К данному слою относятся восемь очагов, вокруг некоторых из них наблюдалась повышенная концентрация остеологического материала. В целом, мощность слоя и комплекс обнаруженных артефактов свидетельствуют о довольно непродолжительном функционировании культового комплекса в афанасьевскую эпоху.

2.2. При исследовании слоев эпохи раннего железа и частично афанасьевского времени была обнаружена керамика, орнаментация которой уверенно позволяет отнести ее к эпохе развитой бронзы. Культурный слой этого времени на памятнике не зафиксирован, по-видимому, на скале нет и одновременных данной посуде наскальных изображений. Найденная керамика локализована, в основном, в центральной части исследованной площади. Все сосуды баночной формы, открытого типа, плоскодонные, с прямыми стенками, венчики уплощены. Орнаментом покрыта вся поверхность сосудов. Орнаментальные композиции включают в себя пояса лопаточки или горизонтальной елочки. Отмечен ряд жемчужин, нанесенных по венчику сосудов. Днища сосудов также орнаментированы прочерченными линиями, сеткой и изогнутыми рядами отпечатков лопаточки.

При всей многочисленности археологических объектов на территории Горного Алтая доля памятников эпохи бронзы относительно невелика [Molodin, 2001]. Сочетание однотипных орнаментальных мотивов, отмеченное в керамике Горного Алтая и смежных регионов, возможно, указывает на определенные взаимовлияния носителей различных культур. Материалы культового комплекса Кучерла-1 не противоречат и сделанному В.И. Молодиным предположению о существовании в регионе особой культуры самусьско-сейминской общности, носители которой могли оставить на святилище следы своего непродолжительного пребывания [Молодин, 1986]. В целом же в эпоху бронзы посещение памятника носило, по-видимому, эпизодический характер и вряд ли было связано с отправлением здесь ритуальных обрядов. Отсутствие на скале рисунков эпохи бронзы, достаточно надежно выделяемых на территории Горного Алтая [Окладникова, 1984; Кубарев, Маточкин, 1990; Kubarev, Jakobson, 1996; Кубарев, 2000], как и фрагментов культурного слоя, позволяет сделать столь однозначный вывод.

2.3. Слой эпохи раннего железа явился самым мощным в стратиграфической колонке памятника, достигая 0,92 м. Он содержал максимальное, по сравнению с другими горизонтами, количество находок, включавших остеологические остатки, керамический материал и разнообразные артефакты. Остеологическую коллекцию составили зубы копытных и хищников, колотые кости конечностей, челюстей, фрагменты черепов различных животных (козла и барана, марала, коровы, косули, лошади, сибирского горного козла, кабарги, медведя, соболя и др.). Особую категорию представляют 114 астрагалов животных, 24 альчика были орнаментированы. Массовый роговой материал, обнаруженный в слое, включал такие виды сырья, как щепа, пластины, розетки, роговые отростки, ветви рогов марала, козла и косули при значительном преобладании первого.

Из рога и кости была выполнена часть артефактов – 10 наконечников стрел и 9 заготовок для них; орнаментированная трубка-игольник (), шилья, кочедыки, подпружная пряжка и др., а также несколько заготовок предметов. Уникальной, в контексте памятника, выглядит роговая пластина с резным изображением горного козла. Вероятнее всего, рисунок является заготовкой скульптурки животного, создание которой не было завершено. Было найдено несколько артефактов из камня, в том числе 6 зернотерок. Металлические изделия представлены бронзовым ножом, навершие которого, по-видимому, было оформлено в виде кольца. Ножи подобного облика датируются VII – началом VI вв. до н.э. [Членова, 1967]. В числе находок из бронзы отмечены также миниатюрное украшение, гвоздевидное шило, фрагмент серпа и др.

Керамика также явилась здесь самой массовой после остеологического материала категорией находок. В данном слое также отсутствовали целые формы, вся посуда сохранилась фрагментарно. Сосуды, как правило, представляли собой непрофилированные или слабо профилированные плоскодонные банки. Основная масса их выполнена небрежно, тесто часто неплотное, с примесью дресвы, песка и слюды. Многие сосуды были декорированы. Орнаментальные мотивы включали треугольные вдавления, выполненные уголком палочки, иногда в сочетании с ямочными наколами или жемчужником. Сходный керамический комплекс имел место в Горном Алтае, в материалах второго Башадарского кургана [Руденко, 1952], в Майминском археологическом комплексе [Киреев, 1988] и др. Уникальный фрагмент керамики дает возможность реконструировать верхнюю часть сосуда баночной формы, орнаментированного по шейке рядом ямочных наколов, чередующихся с треугольными вдавлениями. Ниже, на тулове сосуда помещен фриз стилизованных профильных изображений козлов, выполненных тонкой прочерченной линией, дублированной ямочными наколами различной величины. Керамика, орнаментированная жемчужником с разделителем (уголком палочки), находит аналогии в материалах бийского этапа большереченской культуры с городищ от северных предгорий Алтая [Абдулганеев, 1997] до Новосибирского Приобья [Грязнов, 1949, 1956; Троицкая, 1997; Троицкая, Бородовский, 1994]. Уникален также фрагмент тонкостенного сосуда, орнаментированный ямочными вдавлениями по шейке и рядом зигзага-»уточки» по внешнему краю венчика. Узор в виде ряда «уточек» характерен, прежде всего, для носителей кулайской культуры эпохи раннего железа [Троицкая, 2007]. Единичность данного фрагмента позволяет предположить эпизодическое посещение памятника носителями северных традиций декорирования посуды.

В слое также присутствовал антропологический материал: в десяти метрах от алтарной части скалы было обнаружено две фаланги человека.

Пачка слоя содержала 26 прокаленных участков, часть которых представляла собой очаги с каменной обкладкой.

Облик обнаруженных изделий и керамического материала позволяет отнести рассматриваемый слой к VII-III вв. до н.э. Учитывая мощность данного горизонта, а также наличие относимых к скифской эпохе наскальных изображений, можно говорить об интенсивном функционировании святилища именно в этот период.

2.4. Слой эпохи средневековья имел мощность до 0,52 м. В данном горизонте отмечено 12 очагов. Здесь в меньшем объеме обнаружились те же категории находок, что и в описанных выше слоях. Остеологический материал также включал значительную долю рогового сырья. В числе находок из рога – «молоток», изготовленный из надглазничного отростка рога марала. Назначение изделия не ясно. Оно могло использоваться при обработке кож, при плющении листового золота или олова [Руденко, 1948, 1953], в керамическом производстве [Кирюшин, Бородовский, Кирюшин, 2005]. 9 альчиков животных также были орнаментированы, на один астрагал нанесено схематичное изображение козла. Большое количество рогов копытных, присутствие в слое заготовок и изделий из рога и кости, свидетельствуют о сохранении практики обработки сырьевого рога непосредственно на памятнике, перед скалой с петроглифами.

Каменные предметы представлены двумя зернотерками, фрагментом изделия и орудием.

Находки из железа, обнаруженные в слое, по-видимому, представляют собой обломки массивных котлов. Бронзовые котлы с древности могли употребляться в ритуальных целях, для варки жертвенного мяса – об этом свидетельствуют наскальные изображения, например, на скалах Кизех-Тах и Сулек в Хакасии [Рыгдылон, Хороших, 1959; Левашева, Рыгдылон, 1952]. Скифы, по сообщению Геродота, мясо жертвенных животных варили в котлах «туземного производства», причем в качестве топлива использовались кости тех же животных [см. Левашева, Рыгдылон, 1952]. Котлы, таким образом, связываются исследователями с ритуалом и являются своего рода священными сосудами: у многих скотоводческих народов Сибири существуют предания о медных котлах, установленных на высоких горах и священных местах. Кроме того, объемный сосуд, каким является котел, по сравнению с керамическим сосудом мог обеспечить жертвенной пищей большее количество участвующих в действе людей. Здесь интересен факт фрагментарности находок: как и в случае с керамикой, железная посуда также представлена на памятнике в обломках, что, в свою очередь, может говорить об устойчивости существовавших иррациональных воззрений.

Керамический комплекс представляет собой фрагменты плоскодонных прямых или слабопрофилированных банок. Тесто рыхлое, с добавлением дресвы. Орнаментальный мотив – ямочные наколы, большая часть фрагментов керамики не орнаментирована. Аналогичная посуда встречалась на территории Горного Алтая в средневековом слое поселения Тыткескень 3 [Кунгуров, 1994].

2.5. Слой этнографического периода локализован в центральной части площади памятника, мощность его достигала 0,6 м. Горизонт состоял из прослоек плотных фекалийных масс мелкого рогатого скота с остатками коры, шерсти и дерева, отделенных друг от друга темными сажистыми линзами. Происхождение последних связано, по-видимому, с самовозгоранием капролитов. Находки в слое представлены колотыми костями, роговым сырьем. Найдено также несколько артефактов: зернотерка, роговой отросток марала со следами обработки и наконечник стрелы из рога, фрагмент железного серпа. По данным информаторов, слой связан с находившимся на площади памятника загоном для овец и датируется 60-ми годами XX в.

Отдельную группу керамической коллекции составляют несколько фрагментов сосудов, не соотносящихся по орнаментации ни с одним из известных нам в Горном Алтае керамических комплексов. Сосуды представляли собой непрофилированные широкие и, по-видимому, плоскодонные банки. Декоративное оформление их верхней части включало в себя рассеченный налепной валик (в одном случае двойной) и жемчужины. У двух сосудов на внешний край венчика нанесен ряд елочки, выполненной лопаткой. Тулово украшено поясами прочерченных диагональных линий. У одного из сосудов декор выполнен мелким гребенчатым штампом. Полных аналогий этой серии фрагментов нам не известно. Особенностью данной керамики является также высокое содержание минеральных компонентов и практически полное отсутствие отощителя в составе теста, что, по-видимому, обуславливает повышенную плотность подобной посуды. Можно говорить как минимум о пяти сосудах, обладающих вышеперечисленными признаками.

Исследование культурных слоев памятника позволило выявить периоды функционирования последнего и обнаружить ряд сходных черт, присущих проходившим на святилище действам в различные исторические отрезки.

Третья глава работы посвящена характеристике наскальных изображений памятника и их хронологической привязке. Древние обитатели Горного Алтая использовали для нанесения петроглифов углубление под защищенным от дождя чашевидным навесом шириной 4,55 м в центральной части скального останца, являвшееся своеобразной алтарной частью писаницы. Петроглифы на скале располагаются широким фризом, скальная поверхность разделена на грани естественными трещинами, в эти природные «рамки» вписаны как отдельные изображения, так и композиции. Центральная часть писаницы (грань 9) представляет собой палимпсест, поскольку здесь изображения нанесены особенно концентрированно.

Иконография писаницы включает четко идентифицированные фигуры копытных животных, из которых наибольший массив составляют рисунки козлов и маралов. Присутствуют также рисунки косули. В меньшем объеме представлены копытные других видов – лошадь, лось, архар, бык и верблюд (по 1 рисунку). Кроме того, фигуры отдельных животных, в силу частичной утраты изображения под воздействием естественных факторов либо иконографических особенностей, не удалось соотнести с конкретным видом. Хищники представлены изображениями медведя. Возможно, отдельные неясные рисунки также являются образами хищных зверей. Кроме образов животных, на писанице присутствуют и изображения человека. Удалось идентифицировать 11 антропоморфных фигур, среди которых выделяются рисунки шаманов и лучника.

Техника нанесения изображений представляет собой выбивку при помощи орудий, различных для хронологически разнородных изображений.

Конфигурация скальной поверхности и концентрация петроглифов на плоскостях останца позволили выявить на писанице 15 граней. Два камня с выбивкой, осыпавшихся со скалы, были найдены в слое афанасьевской эпохи, еще два фрагмента скальной поверхности с нанесенными изображениями обнаружены при раскопках культурного слоя эпохи раннего железа, увеличивая, таким образом, итоговое число граней писаницы до 17. Рисунки на некоторых плоскостях представляется возможным объединить в сюжетные композиции.

Оценивая петроглифический комплекс памятника в целом, можно говорить о нескольких хронологических группах, по-видимому, соотносимых с культурными слоями жертвенника. Рисунки датируются, в основном, по стилистическим особенностям, по аналогичным петроглифам уже исследованных писаниц, по особенностям технологии выполнения. Самая древняя из них, учитывая наличие слоя афанасьевской эпохи, может быть отнесена к эпохе ранней бронзы. Шествие трех маралов изображено в наиболее удобной для нанесения рисунков центральной части останца (грань 5). Фигуры животных крупные, выбивка покрыта пустынным загаром, не отличающимся по цвету от скалы. Одно из животных «поражено» в грудь метательным орудием.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»