WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     |
|

НОВОСИБИРСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ КОНСЕРВАТОРИЯ

(АКАДЕМИЯ) им. М. И. ГЛИНКИ

На правах рукописи

ДЖАГАРОВА Елена Алексеевна

ЗАКОНОМЕРНОСТИ ФОНИЗМА

В ОСЕТИНСКИХ ГЕРОИЧЕСКИХ ПЕСНЯХ

Специальность 17.00.02-17 – Музыкальное искусство

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

кандидата искусствоведения

Новосибирск – 2008

Работа выполнена на кафедре этномузыкознания Новосибирской

государственной консерватории (академии) им. М. И. Глинки

Научный руководитель:

доктор искусствоведения, профессор Л. В. АЛЕКСАНДРОВА

Официальные оппоненты:

доктор искусствоведения, профессор Н. С. БАЖАНОВ

кандидат искусствоведения, ведущий научный сотрудник

Г. Е. СОЛДАТОВА

Ведущая организация:

Краснодарский государственный университет культуры и искусств

Защита состоится 20 ноября 2008 года в 16 30 часов на заседании Совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д 210.011.01 Новосибирской государственной консерватории (академии) им. М. И. Глинки (630099, г. Новосибирск, ул. Советская, 31).

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале библиотеки Новосибирской государственной консерватории (академии) им. М. И. Глинки.

Автореферат разослан « » октября 2008 г.

Учёный секретарь

диссертационного совета

кандидат философских наук

доктор искусствоведения Н. П. КОЛЯДЕНКО

Общая характеристика работы

Актуальность исследования

Одной из ведущих областей теоретического музыкознания является проблема фонизма, которая в контексте аналитического преломления создаёт новые подходы в изучении различных стилей, в том числе и традиционной музыки.

Фоническая сторона музыки в первую очередь опирается на законы эйдетического праязыка, в основе которого лежит непосредственное восприятие сущности. Восприятие «невидимого», связанное с подсознанием, в то же время опирается на материальность музыкальной формы (фиксируемой и озвучиваемой), смысловое воздействие которой сохраняется памятью как устойчивый симультанный образ. Соединение фонической предметности (воспринимаемой непосредственно на уровне целостности как внутреннего единства1) со структурностью (существующей на «вторичном», аналитическом уровне восприятия) обусловливает актуальность проблемы фонизма. В этом отношении, опираясь на акустическое и психологическое начала, явление фонизма соответствует методологии, где фонизм выступает «категорией качества» (Л. Александрова, 1995). Данный подход требует комплексной и взаимозависимой оценки многих сторон музыкальных явлений, при которой понятия различных областей музыкознания могут соприкасаться с вопросами и подходами других наук, гуманитарных и точных.

Фонизм на уровне традиционной музыки отражает выразительную сущность стилеобразования, качественная устойчивость которого имеет репродуцирующее значение. Такой подход предполагает обращение к истокам музыкального мышления как становлению определённого типа звучания. Неповторимость интонационно-тембрового колорита любой из традиционных культур (в данном случае осетинской музыки) даёт основание называть это свойство фонизмом в таком же смысле, в каком оно применяется в композиторской музыке, на материале которой сформировалось теоретическое понятие (Ю. Тюлин), что свидетельствует о его универсальности.

Изучение осетинской музыки (осетинской героической песни) приобретает особую актуальность в связи с тем, что она отражает архаический тип мышления, выходящий далеко за пределы кавказского региона, представляя склад пения, черты которого характерны для многих европейских народов (более всего распространённый на Балканах, а также на востоке Испании). Его типические проявления имеют общеисторическое значение, обладая свойствами конструктивно-выразительного феномена, воплощённого в сольно-хоровом звучании – солиста и коллективного бурдона (рабочее определение «сольно-хоровой» в работе получает обоснование в контексте фонического типа). Ввиду этого определяющим является аспект музыкальной качественности, лежащей в основе восприятия его типологической устойчивости.

В качестве объекта исследования избраны осетинские народные песни, которые среди многих явлений традиционных культур Кавказа изучены пока недостаточно, в ряде работ присутствуя лишь как косвенное упоминание в связи с другими песенными культурами этого региона. Исследовательская литература, специально посвящённая осетинскому песнетворчеству, весьма ограничена (К. Цхурбаева, 1965г.; А. Кабисова, 1994 г.). Сохранившись до наших дней (несмотря на размывающие влияния современности), старинная традиция сольно-хорового мужского пения в наибольшей полноте была своевременно зафиксирована в академическом издании собраний осетинской музыки – «Осетинские народные песни» (М., 1964), выполненные cовместно Б. Галаевым и Е. Гиппиусом, – на материалы которого опирается данное исследование. Существенное значение при работе имели аудио, видео и нотные материалы, предоставленные в 2002 г. Э. А. Токаевым – Председателем ГТРК Северная Осетия-Алания.

Из 100 номеров сборника («Осетинские народные песни»), включающего разножанровые песенные произведения и инструментальные наигрыши, наибольшей представительностью (42) обладают героические песни, что не случайно. Песенная форма для осетин является наиболее типичным выражением их художественного сознания, и в нём жанру героической песни, исполняемой a capella солистом на фоне бурдонирующего хора, принадлежит ведущее место. Сложившиеся в народе на основе реальных событий, связанные с образами героев-горцев, эти произведения стали своеобразными памятниками (как переживание-воспоминание о них и их подвиге во имя справедливости), концентрирующими ментальность этноса. Поэтому предметом исследования является героическая песня, как собирательный музыкальный тип, наиболее художественно ярко отражающий канон и закономерно преобладающий в песенном творчестве осетин (тем не менее, в контексте сравнений в работе фактически затронут почти весь материал издания).

Целью данной работы является исследование закономерностей фонизма осетинских сольно-хоровых песен (интонационно-ритмические, вокально-речевые, тембровые, акустические, фактурные аспекты). Это предполагает решение следующих задач:

1) определение роли фонизма и его составляющих в контексте музыкальной целостности;

2) рассмотрение природы вокального интонирования в контексте проблематики фонизма;

3) исследование интонационно-ритмической основы осетинских песен в связи с импровизационно-устной формой музицирования;

4) рассмотрение речевых предпосылок характера вокального интонирования в осетинской песенности;

5) изучение особенностей фактурного склада осетинской песни в контексте балкано-кавказского сольно-хорового пения;

6) выявление акустических истоков звукостановления в осетинских песнях;

7) исследование показателя качественности сольно-хоровой фактуры песен как целостного фонического объекта.

Методологическая основа настоящей диссертации формировалась с опорой на системность различных областей знаний (музыкальная теория, акустика речи, акустика пения, общая музыкальная акустика, этномузыкология, музыкальная психология, физиология, культурология, музыкальное исполнительство, фонетика, общее языкознание, статистика и другие).

На концепцию данной работы особое влияние оказали фундаментальные труды Ю. Тюлина, Е. Назайкинского (в отношении проблематики собственно фонизма), Г. Орлова (природа и систематика музыкального мышления), Л. Александровой (взаимодействие количественного и качественного аспектов, связанное с проблемой фонизма); Т. Бершадской, Ю. Холопова и А. Юсфина (по вопросам лада); в ряду значимых работ необходимо назвать исследования Х. Кушнарёва и С. Галицкой (посвящённые теоретическим основам монодии), И. Жорданиа (традиционная музыка в международном контексте); труды Б. Теплова и М. Блиновой (психология и физиология музыкального восприятия), Н. Гарбузова, А. Володина, Ю. Рагса (акустические основы музыкального мышления). Важными для избранной тематики являются и работы других авторов, фундаментально рассматривающие практически все стороны музыкальной выразительности (звук, интонацию, мелодию, лад, гармонию, ритм, форму, фактуру, музыкальную артикуляцию, тембр): Л. Мазеля, Б. Асафьева, А. Маклыгина, И. Земцовского, В. Медушевского, В. Холоповой, А. Милки, Н. Переверзева, Е. Трембовельского, М. Скребковой-Филатовой, Г. Дарваша, И. Браудо, Н. Бажанова, А. Моля, Л. Березовчук, Т. Гоц, Н. Сосновой. В этом ряду отдельно следует подчеркнуть значение для данной работы метода исследования плотности вертикали Ю. Кона. В связи с широким охватом вопросов, так или иначе связанных со стремлением раскрыть с разных позиций закономерности музыкального целого, все эти исследования имеют, в конечном счёте, отношение к проблеме фонизма.

Тема данной диссертации обусловила актуальность научных работ по тембро-интонационной специфике вокального звукообразования. Так, к ним относятся акустические исследования Н. Жинкина, посвящённые речевому и певческому режимам фонации. В трудах Д. Аспелунда, О. Далецкого, В. Морозова, С. Ржевкина, В. Краснощёкова, И. Назаренко, Л. Дмитриева, А. Доливо, Н. Калугиной, В. Емельянова и других, непосредственно связаных с теорией и практикой академического и народного (ансамблевого и сольного) исполнительства, обобщается большой материал по интонационно-тембровой выразительности и акустике певческого звука. В сравнительном плане важны также работы В. Мазепуса (посвящённые тембровости традиционных культур). В этом ключе также существенна роль исследований Е. Ручьевской в области классификации жанров вокальной музыки (в связи с природой звукообразования в речи и пении).

Вопрос соотношения речи и пения обусловил необходимость обращения собственно к области языкознания. Концептуальную роль сыграли труды по философии языка – В. фон Гумбольта и Б. Гаспарова. В связи с этим технологически необходимыми стали основные работы В. Абаева (по грамматике, фонетике и орфоэпии осетинского языка), А. Реформатского, М. Матусевич, Л. Златоустовой (по общей фонетике), Г. Фанта (о речеобразовании). Большой материал по вопросам речевого вокализма в различных языках обобщён Д. Аспелундом (на основе опыта обучения вокалу разнонациональных певцов).

Изучение закономерностей фонизма осетинской музыки обусловило необходимость обращения к материалам других традиционных культур как типологически родственных объекту настоящего исследования, так и более далёких. Наряду с авторами, представляющими Кавказ, это ряд исследований балканского региона, принадлежащих болгарским музыковедам – М. Булевой, Н. Кауфману, Д. Кауфману, Й. Гошеву, а также исследование по традиционному многоголосию немецкого учёного М. Шнейдера (M. Schneider). Кроме того, ценными в плане сравнения стали работы по музыкальным культурам сибирских этносов – Ю. Шейкина, А. Асиновской, В. Шевцова, Н. Ким, А. Ларионовой, Г. Алексеевой, Т. Игнатьевой; также А. Плаховой (по корейской музыке). Помимо этого и многие другие исследования, затрагивающие системные вопросы фольклора и музыкального мышления на материале различных традиций, эпох и течений: например, И. Земцовского, Ж. Пяртлас, А. Банина, К. Квитки, А. Рудневой, В. Щурова, М. Лобанова, Э. Алексеева, М. Кондратьева, А. Вишневской, Ю. Евдокимовой, Д. Христова, Н. Скворцовой, Ф. Ульмасова, Э. Розенова, В. Самохвалова, Е. Светозаровой, З. Фэлви (Z. Falvy). В музыкально-эстетическом и культурно-историческом аспектах также исключительно актуальны труды Г. Гачева, Б. Галеева, Н. Коляденко, А. Лосева, В. Ковалевской и других.

Для систематизации и обобщения полученных данных в диссертации применены статистические методы, изложенные в ряде новых работ по этому направлению (В. Гусаров, Ю. Джагаров).

Научная новизна настоящей диссертации определяется постановкой и решением следующих проблем:

1) впервые методология фонизма, сформулированная в отечественной теории музыки (в связи с композиторским многоголосием) применяется в сфере традиционной вокальной (сольно-хоровой) музыки;

2) впервые вопрос соотношения пения и речи рассматривается в ключе соответствия речевого уклада и стиля интонирования (как обобщающих уровней);

3) классифицирована и определена типичная временная продолжительность вокальных слоготонов осетинской песенности и обоснована её связь с фактурным складом как музыкальным каноном, соответствующим укладу национальной речи;

4) впервые рассмотрение процесса акустического звукостановления (по Н. Гарбузову) фактуры (сольно-хорового объёма осетинских песен) используется как метод обоснования её качественных особенностей;

5) исследование плотности вертикали сольно-хорового ансамбля (ПВСХА) осетинских песен проведено в аспекте звуковысотности (метод Ю. Кона), а также темброво-ансамблевой стороны звучания (количественная плотность вертикали);

6) для выявления величины фонической постоянной, в целях исследования качественности целостного песенного массива (апробация данных ПВСХА), впервые применён метод использования графических профилей (с полиномиальным трендом).

Апробация работы. В ходе написания диссертация неоднократно обсуждалась на кафедре этномузыкознания Новосибирской государственной консерватории (академии) им. М. И. Глинки. В течение ряда лет отдельные её положения фигурировали в виде опубликованных докладов научных конференций различного ранга (Региональная научно-методическая конференция профессорско-преподавательского состава (6-7 февраля 2007 г.): Тезисы докладов. – Новосибирск, НГАСУ, 2007; Modern tendency of development of world culture and civilization: culture, education, economic: Материалы международной научно-практической конференции (9-11 марта 2007 г.), ч.1: Человек в мире культуры. – Новосибирск; Научная конференция 25-26 апреля 2001 г. : Культура Дальнего Востока и стран АТР: Восток-Запад: ДВГИ, 2002, вып. 8. – Владивосток и другие), а также издавались в научных сборниках и журналах в форме статей (см. в конце библиографию). Материалы данного исследования используются в курсах «Теория монодии», «Традиционная музыка народов мира», читаемых в НГК (академии) им. М. И. Глинки.

Pages:     |
|



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.