WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

Переосмысливает свой творческий путь И.Гольдберг. Его произведения второй половины 20-х гг. полностью отвечают требованиям центра о создании художественных произведений на современные темы. Специфически-сибирское постепенно начинает уходить из текстов писателя. А произведения А.Каргополова, появившись в журнале в 1926 г., в последующие годы уже не печатаются, будучи названы Крайкомом ВКП (б) ошибочными, идеологически вредными, хотя писатель характеризовался В.Зазубриным как талантливый сибирский прозаик. Повести Каргополова «Земной тряс», «Повесть полей» вызывают жесткую критику со стороны партийных работников. «Крамольным» в этих произведениях было уже то, что автор реалистически, в русле традиции, изображает сибирских крестьян, показывая их темноту, ограниченность, дикие нравы, негативизм их по отношению к городу. Если в первой половине 20-х гг. такое изображение было допустимо, то во второй – недопустимо. Поскольку действие повестей относится к 20-м гг., а не к дореволюционному времени, крестьян советской деревни нужно было уже изображать «перестроившимися», сознательными, готовыми жить по-новому, как это показывал, например, Гольдберг.

Таким образом, в 1928 гг. речь идет уже о нормативности изображения в художественной прозе тех или иных процессов, происходящих в обществе, а также об общественной идеологической значимости произведений. Критики начинают рассматривать прозу с точки зрения ее воспитательного воздействия на народ.

1927 г., пожалуй, является кульминационным в развитии литературного процесса Сибири. В этом году происходит много событий, связанных как со стремлением писателей развивать сибирскую литературу, так и направленных на ее разрушение. Это последний год, когда будут возможны выступления писателей на страницах журнала «Сибирские Огни», где право на существование сибирской литературы и на признание ее центром отстаивается в статьях и рецензиях писателей-сибиряков. В эти годы еще продолжается литературоведческая работа по собиранию материалов о писателях, так или иначе связанных с Сибирью, идет работа по систематизации сибирской литературы.

Однако само литературное творчество сибиряков уже теряет свои специфические черты, что, несомненно, приводит литературный процесс к определенному упадку, обеднению.

В разделе 2.3 «Литературные группировки. Проблемы оппозиции» отмечается, что появившаяся в 1927 г. в Сибири писательская организация, будучи абсолютно противоположной Союзу сибирских писателей по взглядам на дальнейшее развитие сибирской литературы, начинает подрывать их деятельность по развитию локальной литературной традиции.

Начиная с конца 1928 г. все, что было, хотя бы частично, связано с сибирской литературной традицией, начинает именоваться не иначе, как вредным областничеством. Произведения писателей «Молодой Сибири», с именами которых было связано развитие сибирской литературы, уже совершенно не вписываются в контекст литературы указанного периода.

Происходит не просто «перекачивание» в центр лучших сибирских литераторов, по поводу которого сетовали в свое время Потанин, Ядринцев, несколько позже Зазубрин, а развенчание сибирской литературы как таковой.

К 1929 г. в связи с литературно-политической концепцией партии возникла пропагандистская литература «соцзаказа», объем задач, поставленный перед литературой в первой половине 20-х гг., значительно сократился и был заменен списком рекомендованных для изображения тем. Вопросы, касающиеся непосредственно сибирской литературы, поднимались только с целью ее критики.

Таким образом, литература все больше политизировалась, а это значит, что писатели становились менее свободными, и их судьба зависела от того, как посмотрит на их творчество партийный комитет.

В 1928 г. бюро Крайкома ВКП (б) вынесло резолюцию о серьезных идеологических ошибках журнала «Сибирские огни». Говорилось о элементах областничества, провинциальной ограниченности, настроениях, чуждых рабочему классу, неправильном изображении советской деревни в произведениях, опубликованных на страницах журнала.

Характерно, что в перечень «чуждых» попали самые важные и содержательные статьи. Среди них статья В.Зазубрина «Литературная пушнина», в которой он касался острейших вопросов, связанных с работой сибирских писателей, редакции, отношением центра к сибирским литераторам.

Со сменой редакционной коллегии, которая последовала за резолюцией, коренным образом изменилось и содержание журнала, поскольку, СибАПП и Сибирский союз писателей имели совершенно разные взгляды на развитие сибирской литературы и на подготовку молодых писателей, а также разное отношение к качеству литературной продукции.

Показательно то, что новая редакция журнала «Сибирские огни» В 1929 году дала понять читателям, что журнал вступает в совершенно иную стадию своей деятельности.

Таким образом, к 1929 г. в Сибири не осталось организации и печатного органа, которые бы стремились развивать собственно сибирскую литературную традицию. Литература все настойчивее начинает рассматриваться как часть партийной работы. В Сибири еще оставались писатели, способные развивать собственные традиции, но делать это в той жесткой атмосфере политического давления они уже не могли.

В разделе 2.4 «Общественно-публицистические тенденции в сибирской литературе 30-х гг. ХХ в.» обращается внимание на то, что в 30-е гг. линия политизации литературы стала проводиться более жестко. Государство стремилось сделать литературу проводником своей идеологии.

В первую очередь государственными деятелями ставилась задача ликвидации различных писательских группировок, которая объяснялась тем, что существование отдельных литературных организаций ведет к распылению писательских сил, что в свою очередь сдерживает рост творческой энергии. Такая политика была характерна и для литературы Сибири.

По окончании 2-го съезда сибирского союза писателей в январе 1930г. союз был реорганизован в Сибирский отдел всероссийского союза советских писателей. Данное решение было мотивировано в первую очередь тем, что «существование Сибирского союза писателей, как самостоятельной организации, не связанной организационно с центром, создавало почву для областнических тенденций и провинциальной ограниченности». Данное высказывание о деятельности сибирского союза писателей было прямо противоположно взглядам на нее В.Зазубрина. Сибирский союз и был организован как самостоятельная организация с целью развития сибирской литературы.

В 30-е гг. в журнале «Сибирские огни» продолжают печататься И.Гольдберг, Г. Павлов, В.Итин, А.Коптелов, Н.Чертова, Н. Кудрявцев (Н.Дубняк). В это время, так же, как и в литературе центра, ведущее положение занимает очерк. Произведения, заявленные как художественные, на самом деле таковыми не являлись, так как уровень мастерства ударников, пришедших в литературу, оставался довольно низким.

Одним из дальнейших направлений работы становится развенчание идей писателей, заинтересованных в развитии собственно сибирской литературы. Так в журнальных статьях 1929 и начала 30-х гг. постоянно говорится о выкорчевывании «зазубринщины», о борьбе с новобуржуазным влиянием «областников».

Произведения сибирских писателей начала 20-х гг. уже не соответствовали новым требованиям, предъявляемым к литературе. Читателя нужно было воспитывать на других, преимущественно идеологических, ценностях, следовательно, предполагалось «переписать» сибирскую литературу, расставляя нужные акценты.

В №5 «Сибирских огней» за 1934 г. опубликовано выступление В.Итина на I Всесоюзном съезде советских писателей. Уже из самого названия («Литература советской Сибири» (курсив наш)) видно, что речь идет не о сибирской литературе в привычном ее понимании писателями. Добавление слова «советская» говорит об иной направленности в развитии литературы Сибири. В тексте доклада В.Итин официально утвердил положение о том, что сибирской литературы не существует, а существует советская литература в Сибири, отмечая, что ничего общего у вновь созданной литературы нет с сибирской литературой 20-х гг., а, тем более, с дореволюционной литературой.

Начатая работа по изучению истории и систематизации сибирской литературы, естественно, не получила дальнейшего развития, остановилась.

Таким образом, литературная традиция в прозе сибиряков окончательно видоизменяется к началу 30-х гг. XX в.

В Заключении диссертации формулируются основные выводы, следующие из содержания работы.

Литературный процесс в обозначенный нами промежуток времени идет по линии постепенного переосмысления традиций, связанных с особым художественным пониманием писателями-сибиряками образа жизни и нравов местного населения. Это связано с процессами политизации и централизации, происходящими в обществе, с рассмотрением литературы как части партийной работы. Избирательная политика, которую проводил центр по отношению к сибирским прозаикам, не способствовала развитию локальной литературы, в связи с чем произведения писателей «Молодой Сибири», с именами которых было связано развитие сибирской литературы, уже не вписывались в контекст литературы начала 30-х гг. ХХ в.

По теме диссертации опубликованы следующие работы

  1. Кухар М.А Критические оценки прозы Сибири в журнале «Сибирские огни» (20-е годы ХХ века) [Текст] /М.А.Кухар// Научный ежегодник КГПУ. – Т.II. – Красноярск: РИО КГПУ, 2002. – Вып.3. – С.107-112.
  2. Кухар М.А.Разрушение сибирской литературной традиции в 20-е годы ХХ века [Текст] /М.А.Кухар // Актуальные проблемы русского языка и литературы: материалы Международной конференции молодых филологов. – Красноярск: РИО КГПУ,2003. – С.243-252.
  3. Кухар М.А. Развитие сибирской прозы в первой половине 20-х гг. ХХ в. [Текст] /М.А.Кухар // Вестник Хакасского государственного университета им. Н.Ф. Катанова. – Серия 6. Филология: Литературоведение. – Абакан: Изд-во Хакасского государственного университета им. Н.Ф.Катанова, 2004. – Вып.3. – С.34-39.
  4. Кухар М.А. Работа журнала «Сибирские огни» по развитию сибирской литературы во второй половине 20-х гг. ХХ в. [Текст] /М.А.Кухар // Язык, культура, коммуникация: аспекты взаимодействия: научно-методический бюллетень. – Абакан: Изд-во Хакасского государственного университета им. Н.Ф. Катанова, 2005. – Вып.2. – С.209-219.
  5. Кухар М.А. Развитие традиции в сибирской прозе 20-х годов ХХ века (сюжетно-тематический уровень) [Текст] /М.А.Кухар // Вестник Красноярского государственного университета. – Гуманитарная серия. – 2006. - № 3/2. – С. 89-95.

Подписано в печать 27.10.06. Формат 60 х 84 1/16.

Усл. печ. л. 1,5. Тираж 100. Заказ 1859.

Издательство Бурятского госуниверситета

670000, г. Улан-Удэ, ул. Смолина, 24а

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»