WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

С точки зрения соискателя это пример ценностного политического конфликта, не ориентированного на достижение общественного консенсуса в вопросах путей развития страны. Демократия же предусматривает не только плюрализм мнений, но и учет в процессе политического конфликта большинством мнения меньшинства. Самый простой вариант оценок зиждется на сиюминутной оценке политического действия. В современном же обществе чаще всего в процессе анализа выявляется феномен «подталкивания» изначально неэкстремистски настроенных акторов к экстремистским политическим действиям. Соискатель отмечает двойственность политического положения молодежных экстремистских групп: с одной стороны их использует действующая власть в качестве образа «врагов» общества, а с другой – социум может рассматривать экстремистов в качестве инициаторов политического процесса назревших перемен.

Экономическими детерминантами разрастания экстремизма являются: депрессия в некоторых отраслях народного хозяйства, падение жизненного уровня населения в депрессивных регионах, рост безработицы особенно у молодых людей не обладающей востребованной экономикой квалификацией. С точки зрения соискателя к политическим детерминантам роста молодежного экстремизма относятся: кризис власти, проявляющийся, с одной стороны, в повышении агрессивности к инакомыслию и культивированию в общественном сознании образа «врага», а с другой – в неспособности последовательно и профессионально обеспечить политический порядок в обществе. Непоследовательность и избирательность в применении норм закона способствует нарастанию в сознании молодежи аномии, следствием которой является рост политического экстремизма.

Во второй главе диссертационного исследования «Процессы формирования политической идентичности участников молодежных объединений экстремистской ориентации» соискатель замечает, что процессы формирования политической идентичности участников молодежных объединений экстремистской ориентации достаточно сложны, поскольку связаны с идеологией и перманентно трансформирующимися социально – политическими практиками. При этом сами процессы во многом определяются не идеологией ведущих политических акторов, а субъективными оценками политической ситуации теми или иными политическими деятелями. В качестве исследовательского инструмента автор использует конструкт “политическая социализация”.

С точки зрения диссертанта, многое в вопросах политической социализации молодых людей ориентированных на экстремистское поведение играют не столько сформировавшиеся политические взгляды на методы переустройства общества, а агенты социализации, влияющие на поведение субъектов в зависимости от контекста политической ситуации.

В условиях же насильственного вовлечения в политическую деятельность, у молодых людей возникает чувство протеста. Этот протест нередко трансформируется в экстремистские формы поведения. Значительная часть молодежи отлучена от каналов политической и социальной мобильности, что связано с сильной дифференциацией современного российского общества, разрушение существовавших ранее механизмов адаптации к политической реальности общества. Негативно сказывается на политической социализации молодежи и размытость идеологических платформ легитимированных партий.

На основе вторичного анализа результатов социологических исследований, а также данных, полученных автором в процессе включенного наблюдения за экстремистскими действиями молодых людей, соискатель делает попытку выявления основных факторов, влияющих на асоциальное политическое поведение молодежи в контексте разделяемой ими политической идентичности. В качестве методологической основы им использованы положения теории социального конструктивизма.

Произошедшие в стране в последние десятилетия социально-политические преобразования не только демонтировали экономический уклад общественной жизни российского общества, но и изменили ценностные ориентиры. Соответственно, не только у представителей старших поколений, но и в молодежной среде произошла утеря нормативно-ценностных оснований, которые необходимы для поддержания социальной солидарности и обеспечения приемлемой социальной идентичности. В этих обстоятельствах в молодежной среде возникают различные формы девиантного поведения, выражающиеся как в социальных инновациях, так и в социальном протесте, одной из форм которого является политический экстремизм.

У большого числа молодых людей отсутствует четко выраженная личностная самоидентификация, сильны поведенческие стереотипы, обусловливающие деперсонализацию установок. Социальное отчуждение проявляется чаще всего в апатии, безразличии к политической жизни общества, в позиции «стороннего наблюдателя» или спонтанной смене политической ориентации.

Самими же молодыми людьми экстремистские акции трактуются как форма несимметричного ответа на существующую в обществе социальную несправедливость. В условиях политической аномии, характерной для российского общества начала XXI века, действия индивида бросающего вызов политической пассивности социума позволяют субъекту действия самоутвердиться и сформировать в глазах населения политический символический капитал. В условиях фактического отсутствия в современной России государственной молодежной политики, развала существовавшей во времена СССР системы досуга молодежи, образуется поле для активности апологетов экстремизма.

В то время как большая часть российского общества отказывается от политической свободы во имя порядка и ложно понимаемой личной экономической безопасности, политическая идентичность молодых экстремистов (как проправительственного, так и оппозиционного толка) ориентирована на свободу самовыражения. Для молодых людей контркультура политического экстремизма играет роль своеобразного механизма социальной адаптации к окружающему их миру.

Мотивация участия в экстремистки ориентированном политическом действии различается в зависимости от принадлежности к тому или иному молодежному сообществу. Для представителей прокремлевских молодежных движений речь идет об использовании возможностей вертикального социального лифта, для представителей же оппозиции скорее необходимо вести речь о горизонтальной мобильности. При этом, как подчеркивает соискатель, политическая идентичность не нечто стабильное, а зависит от контекста политического действия.

Проблема противостояния идентичностей чрезвычайно важна для понимания проблематики особенностей молодежного экстремизма в современной России. Автор диссертации высказывает и обосновывает гипотезу, в соответствии с которой ориентация на противостояние молодежных сообществ политической направленности инициирована находящейся во власти элитой. Именно российская элита, опасаясь повторения «цветных» революций, в авангарде которых находились не безликие молодежные структуры, а движимые жаждой действия молодые революционеры, стала формировать политическую идентичность провластных молодежных организаций. Приведенные тезисы автор диссертации обосновывает данными ряда социологических исследований.

Представители оппозиционных действующей власти молодежных политических организаций ориентированы на формирование политической идентичности сопротивления, в процессе которого конструируются формы коллективного противодействия угнетению правящей элиты, причем обычно на основе эссенциализированных образов идентичности. В современной России социальные предпосылки формирования политической идентичности сопротивления обнаруживаются в относительном ухудшении экономического положения большей части населения в 90-х годах ХХ века.

Выявляя особенности политической идентичности сопротивления выражаемом в экстремистски ориентированном политическом действии, диссертант характеризует ее как идентичность определенной группы молодых людей, добровольно исключивших себя из общества с целью изменения господствующих общественных установок и традиционных норм, которая противопоставляет им свои собственно выработанные политические нормы и ценности. Проявления же экстремизма рассматриваются участниками группы в качестве новых принципов жизнеустройства и привлечения внимания социума к общественно-значимым проблемам.

Потребность в выделении из серой массы сверстников, самоутверждении и самореализации через это выделение, реализуется в рамках коллективной идентичности участников молодежных объединений экстремистской направленности. Именно в процессе указанной трансформации оформляются паттерны политического действия, характерные для того или иного молодежного сообщества.

Характерный для юности максимализм приводит не только
к бескомпромиссным спорам об идеологических трактовках происходящих в стране политических процессов, но и к физическим столкновениям не только с идеологическими соперниками, но и с идейно близкими молодежными группами. Дебаты о политическом устройстве общества между представителями разных молодежных сообществ чаще всего происходят в режиме не диалога, а конкуренции за монопольное влияние. Такого рода политическая коммуникация априори не может быть эффективной. Коммуниканты представляющие разные идеологические воззрения стремятся утвердить свою точку зрения, мало заботясь о достижении согласия с оппонентами. Неудивительно, что основной технологией, практикуемой в разных частях политического спектра, оказывается агрессивное коммуникативное поведение.

Если негативное развитие межгрупповых молодежных конфликтов не удастся предотвратить, то при определенных условиях страна неизбежно окажется втянутой в противостояние гораздо большего масштаба, в котором примут участие представители старшего поколения. Одной из отличительных черт экстремистского поведения участников молодежных объединений политической направленности является провоцирование конфликтных ситуаций. Конфликты провоцируются не только в отношении придерживающихся иных политических взглядов молодежных групп, но даже и в отношении парламентских партий.

В третьей главе диссертационного исследования «Особенности политических процессов воспроизводства молодежных объединений экстремистской направленности» соискатель отмечает, что воспроизводство маргинальных молодежных структур экстремистской ориентации подчиняется определенным социальным и политическим законам. Далее по тексту главы рассмотрена роль правящей элиты в процессах воспроизводства молодежных политических объединений экстремистской направленности, а также роль лидеров оппозиции в этих вопросах.

Как пишет диссертант, данные социологических исследований свидетельствуют о повышении толерантности населения по отношению к так называемым «партиям с экстремистскими идеями». Соответственно, пропагандистские усилия власти по очернению всех подряд экстремистов, с каждым годом оказываются все менее эффективными. Далее автор диссертации рассматривает различные методологические подходы к анализу исследуемого политического явления.

Молодежный экстремизм является производным от взрослого, однако имеет некоторые существенные отличия - он менее организован; стихиен; за редким исключением, неглубок идеологически. Молодые экстремисты менее склонны к компромиссам, в какой бы то ни было форме, в то время как подавляющая часть взрослых политических экстремистов, при наступлении критических условий, может, отчасти, изменять свою политическую позицию и договариваться с более сильным противником.

Правящая элита уделяет крайне мало внимания вопросам профилатики проявлений молодежного экстремизма, предпочитая силовые методы нейтрализации периодически возникающей в обществе социальной напряженности. В подтверждение этого тезиса соискатель приводит данные проведенного им исследования политического поведения молодых людей. Даже в условиях достаточно эффективного социального контроля, высокий потенциал ксенофобии и агрессии скрывают в себе маленькие депрессивные населенные пункты.

Убежденность правящей элиты в своем всесилии, нежелание организовывать социальные лифты для представителей всех слоев общества, а не только для своих сторонников неизбежно провоцирует экстремистское поведение у молодых людей «выпавших» из дискурса власти. Данный тезис иллюстрируется авторов на примерах использования в экстремистских целях патриотической тематики как представителями провластных молодежных групп, так и оппозицией. В результате диссертант фиксирует широкую базу для политического действия молодых людей с использованием лозунгов патриотизма. 

Упомянутые от запланированных политтехнологами отклонения в процессах воспроизводства молодежных политических сообществ, объяснимы присущей юности сопротивлению давлению социальной среды, нормам и ценностям «директивного» общества. Эти политические качества являются результатом вторичной политической социализации в молодежной среде. Личность, сформированная в ходе участия в протестных акциях (в том числе и экстремистской направленности), имеет «точку опоры» как в прошлом политическом и социальном опыте, так и в рамках взаимопомощи в группе в настоящем.

Немаловажным фактором воспроизводства молодежных политических сообществ являются «личностные референции» – связи с теми старшими товарищами по политической деятельности, которые учили их не бояться идти против действующей власти. Таким образом устойчивость группы молодых людей обеспечивается общностью разделяемых политических взглядов, коллективной историей и перманентным участием в протестной деятельности. В развитом демократическом обществе функции вторичной политической социализации и привития навыков легитимированной политической деятельности осуществляется в рамках институтов гражданского общества.

В ходе политического процесса определяется, в какой степени и для каких социальных категорий то или иное молодежное движение является исключающим и включающим и по каким критериям происходит создание новых символических границ, разделяющих «своих» и «чужих». В рамках упомянутой повышенной политизации нередко находят оправдания любые действия, в том числе и экстремистские, направленные против политических оппонентов. В результате формируется благоприятная почва для воспроизводства молодежных объединений экстремистской ориентации, в том числе и в составе институциализированных политических акторов.

Благодаря активным процессам воспроизводства на современном российском политическом поле происходит заметная активизация молодежной политики, молодежного политического активизма. В существовании молодежных сообществ политического экстремизма заинтересованы как находящиеся во власти акторы, так и оппозиция, поскольку указанные сообщества могут реализовывать на практике латентный политический дискурс.

В заключении диссертации подведены итоги исследования, сформулированы выводы.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»