WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 |

На правах рукописи

Дяченко Игорь Алексеевич

ОСОБЕННОСТИ ПРОЯВЛЕНИЙ
ПОЛИТИЧЕСКОГО ЭКСТРЕМИЗМА УЧАСТНИКАМИ
МОЛОДЕЖНЫХ ОБЪЕДИНЕНИЙ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

(ДЕТЕРМИНАНТЫ, ВОСПРОИЗВОДСТВО,
ПОЛИТИЧЕСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ)

Специальность 23.00.02 – политические институты,

этнополитическая конфликтология,
национальные и политические
процессы и технологии

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата политических наук

Ростов-на-Дону – 2008

Работа выполнена на кафедре политологии и этнополитики

Северо-Кавказской академии государственной службы

Научный руководитель: доктор политических наук, профессор
Старостин Александр Михайлович

Официальные оппоненты: доктор политических наук, профессор

Бакушев Валерий Владимирович

доктор философских наук, профессор

Добаев Игорь Прокопьевич

Ведущая организация: Московский государственный
университет им. М.В. Ломоносова

Защита состоится «12» декабря 2008 г. в 11-00 часов на заседании диссертационного совета Д 502.008.02 по политическим наукам при Северо-Кавказской академии государственной службы по адресу: 344002, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 70, аудитория
№ 514.

С диссертацией можно познакомиться в библиотеке Северо-Кавказской академии государственной службы.

Автореферат разослан «11» ноября 2008 г.

Отзывы на автореферат, заверенные печатью, просим присылать по адресу: 344002, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 70,
к. 304.

Ученый секретарь

диссертационного совета Агапонов А.К.

  1. Общая характеристика работы

Актуальность темы диссертационного исследования. Современная молодежь оказалась в специфической историко-политической ситуации, в которой она переживает процесс политической социализации не на базе унаследованных от предыдущих поколений ценностей, а вынуждена самостоятельно искать путь интеграции в общество. «Все реформы в России, начиная с петровских, творили молодые. Социальная революция современна, в основном, силами молодежи. Никто иной, как, прежде всего нынешняя молодежь и грядущие молодые поколения, призваны изжить пороки тоталитаризма, обустроить и возвысить Россию»1. Сказанное отнюдь не отрицает возможностей проявления политического экстремизма. В истории России проблематика молодежного политического экстремизма актуализируется в годы политического транзита2.

В современной России значимым отличием молодых от старших поколений были и остаются, по сути, только большая удовлетворенность всеми сферами жизни, включая материальное положение, с одной стороны, а с другой, особенно для самых молодых, – большая чувствительность к проблематике, связанной с национальной или этнической идентичности, большая проницаемость для националистической риторики, вплоть до самых экстремистских ее проявлений3. Речь идет о молодежных объединениях политической направленности в деятельности которых наблюдается воспроизводство практик политического экстремизма. Молодежные экстремистские группировки существуют во всех крупных городах страны и становятся все более многочисленными, организованными и политизированными. Всего в России, по данным экспертов Московского бюро по правам человека, действует 141 молодежная группировка экстремистского толка общей численностью около полумиллиона человек.

Возрастные границы в молодежной экстремистской среде достаточно широки – от 13 до 30 лет, однако наибольшей криминальной активностью отличаются группировки 15–17-летних. При этом молодые радикалы присутствуют в семьях с самым различным уровнем доходов. Феномен молодежного политического экстремизма во многом стал следствием «синдрома безнаказанности», вызванного растущей в обществе аномией и неспособностью власти обеспечить стабильный политический порядок. Находящаяся во власти элита поддерживает молодежные организации, нередко проявляющие политический экстремизм по отношению к оппозиции, что объясняется господствующими в политическом дискурсе конъюнктурными мотивациями.

Политический экстремизм молодежи наблюдается не только в России, но и в странах с развитыми демократиями. Представители гуманитарных наук под влиянием массовых студенческих волнений 60-х, 70-х годов ХХ века стали рассматривать конфликт поколений с позиций контркультуры и как способ занять свое «законное место» в обществе4. Этот конфликтный подход характерен и для отечественных исследователей5.

Опасность молодежного политического экстремизма заключается не только в специфических политических практиках, сколько в снижении в глазах общества легитимности институтов демократии и действующей власти. Согласно Р.Баркеру, политическая легитимность – это «в точном смысле вера в правомерность государства, в его полномочия издавать приказы с таким расчетом, чтобы эти приказы выполнялись не просто из страха или корыстных побуждений, но потому, что они каким-то образом основаны на моральном праве, в силу чего люди должны верить, что они обязаны подчиняться»6. В современной же России поиск путей и способов совершенствования ювенальной политики государства и региональных властных структур подменяется силовыми акциями, что отнюдь не способствует уменьшению числа экстремистских проявлений. Вышесказанное обусловило актуальность темы диссертационного исследования.

Степень разработанности проблемы. Советская традиция исследования политического поведения молодежи была излишне идеологизированной и отрицала саму возможность экстремистского поведения представителей подрастающего поколения. Существовал жесткий, строго ограниченный дискурс, в рамках которого рассмотрение групп молодежи, не вписывающихся в заданные рамки господствующего представления осуществлялось в терминах "девиантности"7, "криминогенности"8 и маргинальности субкультур9. Как пишет А.В. Шубин, «идейный плюрализм существовал в нашем обществе уже с 1960-х годов. Однако в условиях однопартийного режима КПСС многообразие взглядов не могло преобразоваться в политический плюрализм»10. Тем не менее, проводимые в те годы исследования позволили на материалах критики «буржуазного образа жизни» собрать эмпирический материал о тенденциях воспроизводства в индустриально развитых странах молодежных сообществ политической направленности11.

На рубеже 1980-90-х гг. политологами было зафиксировано бурное развитие молодежных самодеятельных движений, в том числе растущая активность правозащитных групп12, некоторые действия которых расценивались как экстремистские. В постсоветской России отечественными учеными делаются попытки систематизации документов и материалов по истории экстремистских движений и идейных течений13.

Большой вклад в исследование проблем современной российской молодежи внес В.Т. Лисовский14. Политологами и представителями других гуманитарных наук изучались взаимосвязь экстремистского поведения и культуры молодых людей15, юридические аспекты экстремистского поведения несовершеннолетних16, проблемы воспитания толерантности17. Высказывались идеи о цикличности молодежных бунтов18, осуществлялись сравнительные исследования политической активности молодежи19, а также персонификации легитимности20.

В центре политологического анализа экстремистского политического поведения находилась политическая культура современного российского общества21, особенности соответствующих молодежных субкультур22. Делались попытки выявления причин группового экстремизма представителей молодежных сообществ23. В частности, Т.В. Черкасова ставила целью выделить основные конфликтогенные факторы, проявляющиеся в молодежной среде и относящиеся к социально-экономической и политической сферам, которые необходимо учитывать в управленческих решениях и при формировании молодежной политики24.

В анализе проявлений в России молодежного экстремизма принимали участие и зарубежные политологи. К примеру, исследовательница Эмми Кьяцца, утверждает, что Комитет солдатских матерей России легитимировал свою деятельность с помощью идеологии радикального материнства, основанной на сочетании биологического императива женственности и представлений о гражданском долге25. Большая часть современных российских исследователей считает, что массовые социальные процессы включающие элементы политического экстремизма представляют собой специфические формы политических практик. Эти практики являются составной частью общества риска, в котором возникают и обостряются социальные конфликты в самых разных сферах26.

Проблема молодежного политического экстремизма носит международный характер и потому вклад западных исследователей в разработку соответствующих теоретических конструктов трудно переоценить. В частности, немецкий политолог К. Хурельман отмечает, ограниченность исследовательского дискурса, в рамках которого «исследования молодежи в основном сводились к больным точкам молодежного поведения, таким как кризис образования, безработица, потребление наркотиков, политический экстремизм - т.е. тем проблемам, к которым было приковано общественное внимание в данный момент, и зачастую из поля зрения выпадал целостный феномен "юности" как таковой»27.

Достаточно показательно, что современные западные исследователи Л. Фойер, П. Левенберг и Г. Дикс рассматривали экстремистские социально-политические и культурные движения (молодежные волнения во Франции в 1968 г.) как специфические проявления фрейдистских инстинктов в конфликте поколений, в том числе и по политическим мотивам28. Значимость политической мифологии в практике молодежного экстремизма и связанные с ней угрозы анализировал Э. Кассирер29.

Особый интерес вышеупомянутых отечественных и зарубежных исследователей вызывала мотивация экстремистского поведения молодежи и влияние на формирование экстремистских молодежных сообществ легитимированных политических акторов. Большинство исследователей придерживаются мнения о внутренних причинах протестного поведения. Американский политолог
Д. Сури своим анализом причин краха протестного движения
в 60-е годы фактически предлагает иную трактовку: внутренний протест замирает всякий раз, когда у него не обнаруживается серьезной поддержки за пределами страны30.

Кроме того проблема эффективности политического и социального контроля волновала многих теоретиков. В их числе О. Конт, Ч. Спенсер, Э. Дюркгейм, М. Вебер, П. Сорокин, Т. Парсонс,
Р. Мертон и др.. Вопросам же социального контроля именно за молодыми делинквентами свои исследования посвящали Р. Парк,
Э. Росс и др. Ряд мыслителей прошлого И. Бентам, Ч. Беккариа и др. еще в свое время предлагали точку зрения, в соответствии с которой может быть более эффективным, т.е. обладать предупредительным эффектом при условии, если учитывается правовая и политическая природа этого преступления31.

Несмотря на обширность корпуса политологических текстов посвященных экстремистскому поведению участников молодежных политических сообществ, динамика соответствующих политических практик подразумевает появление новых форм и проявлений политического экстремизма. Заполнению указанной исследовательской лакуны и служит настоящее диссертационное исследование.

Объект исследования – политический экстремизм как форма девиантного поведения участников действующих в современной России молодежных объединений.

Предмет исследования – динамика молодежного политического экстремизма в России с точки зрения детерминант, воспроизводства политического поведения и политической идентичности участников молодежных объединений.

Целью исследования является выявление особенностей динамики экстремистского политического поведения участников молодежных объединений в современной России как самостоятельного субъекта трансформационных политических процессов.

Задачи исследования:

- выявить дисфункцию действующего законодательства, провоцирующую рост политического экстремизма у участников молодежных объединений;

- установить причины роста проявлений политического экстремизма в среде молодежи;

- выявить роль правящей в стране элиты в провоцировании проявлений политического экстремизма в среде молодежи;

- выявить особенности политической «идентичности сопротивления» оппозиционных действующей власти молодежных объединений;

- установить особенности молодежного политического экстремизма на современном этапе развития российского общества;

- определить роль институциализированных политических акторов в провоцировании молодежного политического экстремизма.

Теоретико-методологическая основа исследования. В исследовании заявленной темы автором диссертации использовались системный, структурно-функциональный, институциональный, конф-ликтологический, сравнительный методы изучения политической реальности. Системный и структурно-функциональный подходы к молодежи как к специфической социальной группе позволили выявить связи молодежных политических сообществ экстремистской направленности с политической системой во всем многообразии их форм и проявлений. Конфликтологический подход позволил методологически корректно объяснить перманентность конфликтов молодых людей с представителями старших поколений и между сверстниками. В условиях политической неопределенности, характерной для транзитивных обществ, этот конфликт может стать источником развития политической культуры молодежи, а может превратиться в фактор политической дискриминации. Сравнительный метод использовался для выявления факторов, предопределяющих тот или иной тип политической социализации и поведенческие политические практики современной российской молодежи в ее сравнении со сверстниками на Западе.

Pages:     || 2 | 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»