WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Важно отметить, что доминируют изделия, выполненные в эллинистическом и эллинизированном стиле, однако до трети изделий изготовлены в автохтонном ориентальном стиле. Появление в III-II вв. до н.э. трех разнообразных стилей (без учета примитивного стиля, продиктованного технологией изготовления) свидетельствует об интенсивной переработке привнесенной изобразительной традиции и рождение новых изобразительных канонов и приемов, более соответствующих идеологическим запросам бактрийцев. Это же подтверждают материалы с остальных 5 памятников, где как исключения отмечаются изделия, передающие чисто греческие образы явно привнесенного характера, выполненные в эллинистическом стиле (Афина с копьем или «голова в петасе» с Кампыртепа), а преобладают изделия, выполненные в эллинизированном и в автохтонном стилях. Эллинистический стиль фиксируется на таких видах терракотовой пластики, которые могли использоваться непосредственно греческими поселенцами города Ай-Ханум. К ним относятся театральные маски, протомы, украшенная налепами керамическая посуда. Для статуэток Ай-Ханума эллинистический стиль не характерен.

Важно обратить внимание на характер используемых иконографических образов на различных видах изделий терракотовой пластики, а также в сравнении с другими видами изобразительных источников (монеты, торевтика, и др.). На основе анализа всех групп показателей среди статуэток Бактрии удалось выявить два устойчивых археологических типа. К ним относятся изображение женщины, стоящей без атрибутов в подпоясанном хитоне с поднятой рукой (тип 1) и обнаженная «богиня» (тип 3), которые обладают самобытностью и выполнены в эллинизированном и автохтонном стиле. В задачи диссертации вопросы интерпретации образов не входили. Однако представляется наиболее вероятным, отнесение иконографии, отраженной на статуэтках I типа, к образу Кибелы, хотя отсутствие характерных атрибутов этой богини, таких, как львы, башнеобразная корона или колесница, на наш взгляд, оставляют вопрос не разрешенным.

Среди статуэток и плиток индивидуальных типов также отмечаются изображения Афины, Ники, Аттиса и др. В терракотовой пластике на керамике представлена иконография Афины, Кибелы, Медузы Горгоны, Апполона и, возможно, Тюхе. Иконография образов на протоме и театральных масках отражает эллинистическую моду и находит аналогии в широком круге греческих городов.

Важным критерием в оценке смыслового значения отдельных видов терракотовой пластики является анализ мест происхождения стратиграфически датированных изделий. Антропоморфные и зооморфные статуэтки находятся как в храмовых комплексах, так в общественных постройках и жилых домах. В данном случае, местонахождение статуэток не позволяет нам надежно связывать их с каким-либо узким спектром применения. Тем не менее, корреляция между местонахождением отдельных групп находок позволяет сделать ряд заключений. Для греческих полисов характерна традиция принесения терракотовых статуэток в качестве дешевого вотива в храмы. Помимо статуэток в качестве вотива могли выступать различные предметы – от драгоценной утвари, до простых алтариков. В «храме с уступами» на Ай-Ханум Г.Франкфор представил планиграфию находок, по которой легко выделяется комплекс помещений в восточной части храма с обилием каменных алтариков, насчитывающих свыше семидесяти экземпляров. Такая концентрация этих предметов в отдельных комнатах не может быть никак иначе объяснена, как хранением вотивных подношений горожан. В этом же секторе было обнаружено 4 статуэтки с различными зооморфными и антропоморфными образами, что не исключает вероятности их вотивного характера, как в прочем и остальных статуэток, расположенных в других частях храма. Помимо вотивного назначения, статуэтки в эллинской традиции выполняли функцию украшения дома, а также использовались в качестве погребального инвентаря. Возможно, часть статуэток, в частности, зооморфных, могла выполнять функцию игрушек. Некоторые статуэтки могли иметь иное смысловое значение, не связанное с греческой традицией использования терракотовых статуэток. Не исключено, что к таковым могли относиться северо-бактрийские статуэтки II-I вв. до н.э.

Отсутствие керамики с применением терракотовой пластики в храмах и расположение ее в основном в общественных сооружениях и в малой степени в жилой застройке косвенно свидетельствует о не религиозном, а скорее парадном характере этой утвари. Для греческой традиции изображение богов и героев на парадной посуде явление широко известное и конечно не свидетельствует в пользу его культового характера (при этом не снимается религиозный или мистический контекст самих изображений).

Анализ характера и времени появления различных видов терракотовой пластики в Бактрии в III веке до н.э. установил связь с эллинской культурной и технологической инновацией. Неся в себе генетическую связь с традициями и сферами применения терракотовой пластики Греции, терракотовая пластика Бактрии фактически занимала ту же специфическую функциональную нишу в III-II вв. до н.э. Мы видим пять видов изделий терракотовой пластики, которые применяются в общественной (театр, мистерии, украшение помещений), частной (парадная посуда, статуэтки, игрушки) и культово-религиозной жизни (вотивные подношения, статуэтки с изображениями богов-покровителей). На протяжении III-I вв. до н.э. можно заметить, как привнесенные традиции переосмысляются и используются в рамках культурных и идеологических запросов местного населения, перерабатываются привнесенные иконографические образы. С гибелью греческого города исчезают и чисто греческие виды терракотовой пластики (маски и протомы).

Терракотовая пластика Кушанской Бактрии (I-IV вв. до н. э.). На территории Бактрии нам известны 19 археологических памятников, где были найдены 479 изделий терракотовой пластики в стратиграфических слоях, относимых авторами к кушанскому времени. Важно отметить однослойные памятники, которые являются своего рода хронологическими реперами. К их числу отнесится Мирзакул-тепа, комплекс которого датируется I в. до н.э. – I в. н.э. Надежно и узко датирован также комплекс «нижнего города» Кампыртепа, материалы которого зажаты в промежуток правления Великих Кушан от Куджулы Кадфиза до Канишки I – (I - первая треть II вв. н.э.).

Видовой состав относительно предыдущего периода уже не содержит не свойственных бактрийской культуре изделий, типа масок или протом. Сохраняются и получают свое дальнейшее развитие статуэтки, плитки с рельефом, терракотовая пластика на керамике, появляются новые виды изделий, такие как поставцы, штампы и погремушки. В кушанское время увеличивается процент изделий, изготовленных технологией ручной лепки, а также комбинированием основных техник, что подтверждает значительную востребованность этих изделий среди местного населения.

Важно отметить, что в рассматриваемый период среди изделий, выполненных оттиском с матрицы, доминируют образцы, изготовленные в автохтонном стиле. Однако не исчезают совсем и изделия, изготовленные как в эллинистическом, так и в эллинизированном стилях.

Значительное разнообразие образов, представленных на коропластике кушанской Бактрии, в целом отражает четыре основные тематики, названные условно: «пост-эллинистической», «индо-буддийской», «кушано-сасанидской» и, наконец, собственно «бактрийской». Последняя, доминирует среди антропоморфных образов статуэток. В терракотовой пластике на керамике мы отмечаем полное отсутствие эллинистических образов и ограниченное количество антропоморфных изображений вообще. Терракотовая пластика располагается на керамических формах бактрийского типа.

В рассматриваемый период предметы терракотовой пластики получили широкое распространение и использовались преимущественно в бытовой жизни. Это касается и статуэток, обнаруживаемых преимущественно в жилой застройке. В этом случае сложно говорить о них как о вотивах. Можно предположить, что они являлись частью обрядовой практики, происходившей в рамках жилых построек.

Получив толчок развития в эллинистический период, терракотовая пластика кушанской Бактрии предстает в своем расцвете. В это время складывается уже собственная бактрийская традиция изобразительных канонов, свой набор различных по функциональному назначению видов изделий. Однако еще отмечается интенсивный процесс переработки эллинистических образов, и отсутствие подавляющей стандартизации, фиксируется значительное разнообразие и непрерывная эволюция отдельных типов статуэток. Бактрийская терракота, как и в более раннее время, передает схожие иконографические образы и эволюционирует в близком направлении с терракотовой пластикой Согда и Маргианы. Об этом говорят общая стилистическая и иконографическая эволюция, а так же наличие и дальнейшее развитие единых археологических типов на статуэтках, столь отличных от хорезмийской традиции.

Глава 5. Терракотовая пластика Согда. Согд (IV-I вв. до н. э.). На сегодняшний день для периода IV I вв. до н.э. удалось выявить 24 изделия из крупнейших городских центров: Афрасиаба, Бухары, Еркургана и Китаба.

В настоящее время мы не располагаем терракотами Согда, стратиграфически датированными периодом ранее II-I вв. до н.э. Набор предметов, выявленный нами, представляет три различных по функциональному назначению вида изделий: статуэтки, плитки с рельефом и терракота на керамике (налепы на стенках ритонов, кратеров, чаш, кувшинов).

Так как основное количество изделий происходит с площади небольших шурфов и раскопов, в настоящее время не представляется возможным определение функционального назначения большинства мест (помещений, зданий), где были найдены терракоты.

При изготовлении согдийских изделий использовалась как технология оттиска с матрицы, так и лепка от руки и комбинирование этих техник. Набор иконографических образов, стиль изображений, используемые технологии, местонахождение рассматриваемых изделий терракотовой пластики Согда показывают нам лишь отдельные «элементы мозаики», по которым довольно сложно говорить о развитии этого вида материальной культуры в регионе. Тем не менее, предварительные заключения мы можем составить. К концу эллинистической эпохи во II-I вв. до н.э. терракотовая пластика получает здесь свое развитие. Отмечаемая исследователями близость археологических комплексов Согда и Бактрии находит отклик и в рассматриваемых нами материалах даже на столь незначительной выборке. Характерно, что обозначенная схожесть с терракотовой пластикой Бактрии заметна и по набору изделий. В частности, в Согде нет кувшинов с налепами на ручках в форме голов львов, фляг с сюжетными рельефами, столь характерных для Хорезма; но есть налепы на кратерах и чашах, характерные для Бактрии. Прослеживается параллель и по набору иконографических образов. В Согде нет приоритета лошадок среди зооморфных образов, нет подавляющего приоритета женского образа среди антропоморфных изображений, свойственных для Хорезма, но есть разнообразный набор зооморфных образов и значительный процент мужских статуэток на фоне доминирования женских. Более того, можно отметить значительное разнообразие и неоднородность в образах и стилях рассматриваемых нами изделий, что наталкивает на мысль, что процесс становления и вживания в согдийскую материальную культуру предметов с элементами терракотовой пластики, процесс выработки устойчивых иконографических образов во II-I вв. до н.э. находился только в начальной стадии.

Терракотовая пластика Согда (I-IV вв. н. э.). Отобранные материалы происходят с пяти согдийских памятников (всего 65 изделия). Обращает на себя внимание то, что материалы происходят из крупнейших городских центров Согда и средних городищ, находящихся в их орбите.

Характерно, что основное количество приходится на статуэтки (59 экз.), два экземпляра приходится на керамику с применением терракотовой пластики, два на очажные подставки, одним экземпляром представлена курильница. В виду малочисленности стратиграфически датированных изделий Согда позднего периода, статистический анализ дает лишь предварительные выводы.

Отмеченные тенденции в терракотовой пластике Согда эллинистического периода получили наибольшее развитие в I-IV вв. н.э. Среди них в первую очередь следует отметить значительную стандартизацию иконографических образов и превалирование типически повторяемых статуэток над индивидуальными. В свою очередь, среди типически повторяемых статуэток утверждается очевидный количественный приоритет статуэток типа 14 с женским стоящим персонажем в «согдийском» костюме с атрибутами в руках (с учетом подъемных материалов). Остальные типы демонстрируют нам неразрывную связь в развитии иконографических образов с соседними регионами Бактрии и Маргианы (тип 1, 2, 4 и 12). Яркой характеристикой согдийской пластики рассматриваемого времени является утверждение самобытных изобразительных канонов и вытеснение ими всех остальных. Так, в отличие от предыдущего эллинистического периода, отсутствуют изделия, изготовленные в эллинистическом или эллинизированном стилях.

Помимо стандартизации иконографических образов в статуэтках, отмечается также сужение самого набора разных по функциональному назначению видов изделий. Значительно сокращается число терракотовой пластики на керамике. В отличие от раннего периода, мы имеем только зооморфные образы в виде налепов на ручки сосудов. Единицами представлены очажные подставки также с зооморфными образами в виде голов барана на навершиях подставок. Эти изделия являются маркером кочевой культуры Каунчи и свидетельствуют о контактах с ней.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»