WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |
  1. Естественные экотопы: ручьи, малые реки, старицы, лесные озёра, мочажины болот;
  2. Антропогенно трансформированные экотопы: нарушенные русла рек, мелководья водохранилищ, запруженные реки, трансформированные болота;
  3. Искусственные экотопы: копани, обводнённые карьеры, эфемерные водоёмы (лужи вдоль дорог), каналы.

Расчёт статистических показателей проводили с использованием компьютерного пакета программ «STATISTICA 6.0», при этом вычисляли основные статистические характеристики: среднюю величину и ошибку средней (M±m), крайние значения изучаемых параметров (Lim(min-max)), среднее квадратичное отклонение (). Вариабельность признаков определялась с помощью коэффициента вариации (CV). Значимость различия между двумя выборочными средними оценивали с помощью критерия Стьюдента (t) при р<0,05. Для выявления связей между параметрами применяли корреляционный анализ. Значимость коэффициента корреляции (r) оценивалась при том же уровне значимости. Использовали общепринятое обозначение p<0,05 – *.

За весь период исследований общее количество описаний площадок составило 530, общее количество линейных измерений морфометрических параметров рогозов составило более 13 тысяч, для изучения биомассы популяций рогозов взято 153 укоса, отобрано 80 проб пыльцы. Проанализированы коллекции рогозов (более 300 образцов) из гербариев PERM, IBIW, UDU, MW.

Глава 4. Результаты и обсуждение

4.1. Систематическая структура рода Typha L. для территории ВКК

До начала проведения целенаправленных работ по выявлению таксономического разнообразия сем. Typhaceae на территории ВКК было известно о произрастании в этом регионе трёх видов рогозов: Typha latifolia, T. angustifolia, T. laxmannii. Находки последнего вида были отмечены для Республики Татарстан, Пермского края и Удмуртской Республики (Овёснов, 1997; Капитонова, 1999, 2002; Бакин, Ситников, 2005; Тарасова, 2007). В настоящее время в Вятско-Камском крае отмечено произрастание 8 видов рогозов, 2 из которых имеют гибридное происхождение (Капитонова, Папченков, 2003; Капитонова, 2005; Капитонова, Дюкина, 2005, 2006; Капитонова и др., 2005). Принимая за основу систему рода, предложенную Е.В. Мавродиевым (1999), Ю.Е. Алексеевым и Е.В. Мавродиевым (2000), система рода Typha для Вятско-Камского края может быть представлена следующим образом:

Genus Typha L.

Sect. Typha L.:

T. latifolia L. – рогоз широколистный,

T. intermedia Schur – р. промежуточный,

T. shuttleworthii Koch et Sonder – р. Шутлеворта,

T. incana Kapitonova et Dyukina – р. седой.

Sect. Bracteolatae Graebner:

T. angustifolia L. – р. узколистный.

Sect. Engleria (Leonova) N. Tzvel.:

T. laxmannii Lepechin – р. Лаксмана.

Notosect. Typhaolatae E. Mavrodijev et Yu. Alekseev:

T.glauca Godron – р. сизый.

Notosect. Typheria E. Mavrodijev:

T.smirnovii E. Mavrodijev – р. Смирнова.

4.2. Хорологическая и экотопологическая

характеристика видов рода Typha ВКК

Анализ полученных нами материалов позволяет отразить достаточно полную картину распространения рогозов на территории ВКК и дать характеристику их биологических и экологических особенностей.

Первые находки T. intermedia были сделаны в Удмуртской Республике в 2002 г. в г. Воткинске и в Алнашском районе. Нами данный вид обнаружен в ряде центральных и южных районов ВКК. Впервые его находки указаны для Республики Башкортостан (Янаульский район), Республики Татарстан (Менделеевский район) и Кировской области. Т.о., рогоз промежуточный – вид распространённый в пределах всего региона.

T. shuttleworthii относится к редким для ВКК видам. К настоящему времени имеются сведения о 3 популяциях этого вида в регионе на территории УР и РТ.

T. incana спорадически встречается на территории района исследований, известно около 10 находок этого вида в УР и РБ.

T. laxmannii на исследованной территории считается редким заносным видом, поэтому практически все его находки связаны со вторичными местообитаниями. Впервые для Удмуртии он был отмечен О.А. Капитоновой, указавшей на его произрастание в г. Ижевск. Кроме того, известно о находках рогоза в центральных и северных районах ВКК. Нами этот вид впервые отмечен для Кировской области, где он произрастает на обводнённой ж/д насыпи в г. Сосновка.

T.glauca также считается редким таксоном для территории Вятско-Камского края. Данный нототаксон был обнаружен в ряде центральных и южных районов УР, в окрестностях гг. Глазов, Воткинск, Ижевск. Произрастание данного таксона нами отмечено на территории РБ (Янаульский район) и КО (г. Сосновка).

Другой таксон – T.smirnovii – редкий гибрид между рогозами Лаксмана и широколистным спорадически встречается в ряде районов УР и КО.

Остальные два вида рогозов (T. latifolia, T. angustifolia) являются обычными для ВКК, тем не менее, рогоз узколистный встречается реже, чем рогоз широколистный. Это связано с тем, что этот вид, экотопологически связанный с озёрными экосистемами, предпочитает более глубоководные местообитания, а рогоз широколистный, характеризующийся более широкой экологической амплитудой, может активно заселять любые антропогенно изменённые аквальные местообитания, а также встречается и в составе естественных биоценозов.

Исторически образование и эволюция рогозов происходили на периферийных участках водоёмов в экологически нестабильных условиях, что, очевидно, способствовало их адаптации к жизни на постоянно нарушаемых биотопах, к которым, в том числе, относятся и антропогенные местообитания. Это явилось одной из основных причин активного заселения рогозами аквальных экотопов в антропогенно трансформированных ландшафтах. Данные участки могут подвергаться сильным механическим изменениям, резким колебаниям температуры и увлажнения, что не благоприятствует выживанию многих видов с узкой экологической валентностью и низкой толерантностью к действию антропогенных факторов.

Заселяя освободившиеся экологические ниши, рогозы выступают в роли активных ценозообразователей, причём они доминируют как в надземном, так и подземном ярусе. Активное заселение рогозами трансформированных и искусственных экотопов позволяет отнести все известные на сегодняшний день в ВКК виды (кроме рогоза Шутлеворта) к синантропным.

Согласно результатам экотопологического анализа (рис. 1) заросли рогозов T. latifolia, T. intermedia и T. incana на территории Вятско-Камского края чаще встречались на искусственных экотопах, в основном в придорожных лужах. Это связано с тем, что данные виды являются пионерами зарастания нарушенных территорий и широко расселяются на изменённых экотопах, но при изменении условий обводнения в сторону недостатка влаги они могут выпадать из состава ценозов.

Популяции T. angustifolia, T.glauca и T.smirnovii чаще встречались на трансформированных местообитаниях. К этой категории преимущественно относятся экотопы с большой глубиной воды и нестабильным уровнем увлажнения, что позволяет данным таксонам не только временно поселяться на них, но и благодаря высокой толерантности к фактору увлажнения, длительное время удерживать захваченные территории.

Известно, что в крайних условиях существования в критических ситуациях расширяются возможности гибридизации таксонов (Грант, 1980; Grant, 1981; Цвелёв, 1992, 2000). Именно поэтому гибриды часто встречаются на вторичных местообитаниях. Это относится и к роду Typha, в составе которого известны виды гибридного происхождения, произрастающие преимущественно на нарушенных или искусственных экотопах (Мавродиев, 1998, 2000).

Рис. 1. Частота встречаемости таксонов рогозов в группах экотопов по степени трансформированности

4.3. Фитоценотическая характеристика рогозов ВКК

Сообщества рогозов, как правило, являются монодоминантными, в силу видоспецифичности данных таксонов. Общее проективное покрытие в таких ценозах составляло 40-100%. Для сообществ с доминированием рогозов характерно небольшое видовое разнообразие, которое обычно представлено 5-7 видами гигро-, гело- и гидрофитов. В некоторых случаях 2-3 вида или гибрида рогозов произрастают в фитоценозе совместно, при этом один из них является доминантом. В качестве субдоминантов или сопутствующих видов в сообществе, как правило, выступают Alisma plantago-aquatica, Scirpus sylvaticum, Epilobium hirsutum, Equisetum palustre, реже Filipendula denudata, Carex acuta, Phragmites australis, для зарослей T. angustifolia на глубине 0,1-0,7 м характерны Lemna minor, Spirodela polyrhiza, Scirpus lacustris.

Сообщества с доминированием рогоза широколистного, как самого политопного вида из рассматриваемой группы, были наиболее богаты как типично водными и прибрежно-водными растениями, так и заходящими в воду береговыми видами. В целом для его ценозов было отмечено 120 видов растений различных экологических групп, часто из числа синантропных. В зарослях рогоза узколистного встречается около 80 видов растений.

Популяции T. incana представлены обычно разреженными зарослями с небольшим количеством генеративных побегов. В отличие от него, заросли T. shuttleworthii были довольно плотные и соотношение генеративных и вегетативных побегов составляло 1:1. Наибольшей встречаемостью в популяциях рогоза седого отличаются Alisma plantago-aquatica, Scirpus sylvaticum, Epilobium hirsutum, Lemna minor, Spirodela polyrhiza, общее количество сопутствующих видов более 20, также как и в зарослях рогоза Шуттлеворта.

T. intermedia часто произрастает как содоминант в сообществах различных видов прибрежно-водных растений, иногда в виде узкой каймы по краю зарослей T. latifolia и T. angustifolia. Изредка этот вид встречается в виде небольших зарослей на переувлажнённом грунте или в небольших временных водоёмах. Обширных зарослей рогоза промежуточного мы не наблюдали. В таких сообществах встречается более 40 видов растений.

Исследованные нами популяции T. laxmannii чаще всего представляли собой небольшие плотные заросли с малым числом плодоносящих побегов. Группу ассектаторов составляли Juncus bufonius, Deschampsia cespitosa, Epilobium palustre и другие гигрофиты.

T.glauca в образованных им сообществах чаще всего выступал в роли эдификатора в совместных ценозах с рогозом узколистным или с рогозом широколистным. Содоминантами в этих сообществах были Phalaroides arundinacea, Scirpus tabernaemontanii, S. lacustris. Рогоз сизый способен изредка образовывать значительные монодоминантные сообщества с небольшим числом видов-ассектаторов из группы гидрофитов и гигрофитов. Большинство находок T.glauca было связано с антропогенно изменёнными местами обитания, в связи с чем в образованные им сообщества входили и сорные растения, например, Chamomilla suaveolens, Cirsium setosum и др. (всего более 40 видов).

Фитоценозы образованные T.smirnovii отличаются бльшим разнообразием сорных растений в сравнении с сообществами T.glauca, что, вероятно, связано с предпочтением данным видом иных местообитаний, характеризующихся большей степенью антропогенной трансформации. Чаще всего популяции рогоза Смирнова в фитоценозах были представлены небольшим числом особей, реже они играли роль содоминантов в ценозах с преобладанием других видов высокотравных гелофитов (T. latifolia, T. аngustifolia и др.). Общее количество видов в сообществах насчитывается более 30. Из сорных растений наибольшей встречаемостью отличались Artemisia vulgaris, Urtica dioica, Potentilla anserina, Tussilago farfara, Poligonum aviculare, Melilotus albus, Echinochloa crusgalli и др. (Дюкина, 2005а, 2008а).

На основе выполненных описаний составлена классификационная система синтаксонов с доминированием представителей рода Typha с использованием принципов доминантно-детерминантного подхода.

Тип Водная растительность – Aquiphytosa

Группа классов. Прибрежно-водная растительность – Aquiherbosa vadosa.

Класс формаций. Воздушно-водная (гелофитная) растительность –

Aquiherbosa helophyta.

Группа формаций высокотравных гелофитов – Aquiherbosa helophyta procera.

1. Формация рогоза узколистного – Typheta angustifoliae.

Ассоциации: 1) Typhetum angustifoliae.

2) Lemno-Typhetum angustifoliae.

3) Phragmiteta australis-Typhetum angustifoliae.

4) Alismeto plantago-aquatica-Typhetum angustifoliae.

2. Формация рогоза широколистного – Typheta latifoliae.

Ассоциации: 5) Typhetum latifoliae.

6) Heteroherboso-Typhetum latifoliae.

7) Alismeto plantago-aquatica-Typhetum latifoliae.

8) Scirpeta sylvaticum-Typhetum latifoliae.

3. Формация рогоза Смирнова – Typheta smirnoviae.

Ассоциации: 9) Typhetum smirnoviae.

10) Typheto latifolia-Typhetum smirnoviae.

11) Alismeto plantago-aquatica- Typhetum smirnoviae.

4. Формация рогоза промежуточного – Typheta intermediae.

Ассоциации: 12) Scirpeta sylvaticum-Typhetum intermediae.

13) Alismeto plantago-aquatica-Typhetum intermediae.

5. Формация рогоза сизого – Typheta glaucae.

Ассоциации: 14) Alismeto plantago-aquatica-Typhetum glaucae.

  1. Typheto angustifolia- Typhetum glaucae.

6. Формация Рогоза Лаксмана – Typheta laxmannii.

Ассоциация: 16)Typhetum laxmannii.

7. Формация рогоза Шутлеворта – Typheta shuttleworthii.

Ассоциация: 17) Typhetum shuttleworthii.

8. Формация рогоза седого – Typheta incanae.

Ассоциация: 18) Typhetum incanae.

4.4. Изменчивость структурно-функциональных показателей рогозов

4.4.1. Морфометрические параметры

Анализ данных, полученных в ходе изучения морфологии Typha lalifolia в зависимости от типа субстрата, показал значимые отличия практически по всем параметрам на всех типах грунтов. Выявлено, что на иле средние значения высоты репродуктивного побега, количества листьев, ширины листовой пластинки, длины пестичной и тычиночной частей соцветия значимо отличаются в бльшую сторону, чем на глине и песке. Кроме того, на глинистом субстрате перечисленные параметры значимо больше, чем на песчаном.

У T. angustifolia статистически значимо больше количество листьев у растений, произрастающих на глине по сравнению с песчаным субстратом, а длина пестичной части соцветия больше на иле, чем на песке.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»