WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

В ходе диссертационного исследования установлено, что, несмотря на то, что после реформы 1861 г. в России формально сложились все условия для бурного развития капитализма, положение, как в экономике, так и в общественной жизни не могло резко измениться, так как в экономике страны господствовало феодальное хозяйство, а в политике – царское самодержавие. Это наложило своеобразный отпечаток на общественную жизнь страны, в том числе и на правовую мысль страны. Русская буржуазия, в отличие от западноевропейской была слишком слаба, она оказалась зависимой от царского самодержавия и стремилась разделить власть с монархией. Либеральная буржуазия выдвигала компромиссные требования, суть которых сводились к реформаторству. С этим была связана позитивистская разработка проблем государственной власти.

Став позитивистами, русские исследователи права, особое внимание уделяли разработке методов исследования. Кроме общенаучных методов наблюдения и описания, обобщения и логического анализа, они сосредоточились на разработке специальных методов: социологическом, сравнительно-историческом и формально-логическом. При этом они все более склонялись к последнему, как наиболее пригодному для исследования положительного права. Предметом исследования при этом стало чистое право, взятое вне политики, экономики и других социальных явлений. Для возможности изучения проблемного поля этим методом было сформулировано понятие догмы, что в свою очередь привело к утверждению в качестве господствующего догматического метода изучения права.

Далее в работе аргументируется положение о том, что этот процесс был ускорен Судебной реформой 1864 г., которая стимулировала научное изучение действующего законодательства – изучение, которое не могло не быть научно-догматическим. Догматика призвана была дать систематическую обработку действующего права, т.е. выразить и сгруппировать юридические категории таким образом, чтобы облегчить их применение на практике.1

5 В правоведении же сильнее чем где-либо должно сказаться стремление к обобщенному знанию, - говорит Н.М. Коркунов, - поскольку «тут непосредственному наблюдению доступны лишь отдельные законы да отдельные юридические сделки и только с помощью научного синтеза мы соединяем эти отдельные элементы в целое представление юридического порядка «права» как особого фактора общественной жизни».2

6

На основе исследования исторического процесса зарождения философии юридического позитивизма показано, что данное направление возникло как одно из разновидностей позитивистских теорий права, в период, когда создавались развитые буржуазные системы права, и что данное направление не следует отождествлять со всей позитиви­стской теорией права, второй половины XIX в. Юридический позитивизм представляет собой лишь один из ее вариантов, а именно один из способов теоретического обоснования формально-догматического подхода к праву, формально-догматической тео­рии права на основе философии позитивизма.

Во втором параграфе «Проблема соотношения права и нравственности в философии юридического позитивизма» исследована проблема соотношения права и нравственности в философии юридического позитивизма.

Диссертантом отмечено, что именно в отграничении права от нравственности позитивисты видели истинный путь к выявлению сущности права. Поскольку вопрос о понятии права является ключевым, так как в зависимости от его решения трактуются и другие правовые явления, то «найти определение понятия о праве, столь важного для юристов, теоретиков и практиков, - говорил Г.Ф. Шершеневич, - составляет издавна заветную мечту общественной мысли».1

7

Само право - динамическая система, которая знает разные конкретно-исторические способы выражения. Поэтому диапазон понимания и понятий права в научных трудах весьма широк. При этом Г.Ф. Шершеневич указывал на то, что такое расширение права происходит главным образом за счет нравственности, так как праву часто приписывается то, что на самом деле создается и поддерживается моралью. Вот почему вопрос о соотношении права и нравственности издавна занимает и философов и юристов.

Диссертант указывает на то, что с появлением позитивизма появилась возможность внести некоторую ясность в вопрос о понятии права. Именно сторонники философии юридического позитивизма (И.Бентам, Дж. Остин, Г. Харт), решительно отделив право от морали, внесли огромный вклад в развитие науки о праве. Они в XIX в. определили предмет правоведения и ограничили его анализом юридических норм. Не каким должно быть право, а какое оно есть – вот предмет юридической науки, говорили они.

Естественное право в смысле права существующего параллельно с позитивным и являющегося его источником, прообразом или идеалом сторонники юридического позитивизма решительно отвергали, сохраняя за ним лишь значение этической оценки действующего права. Этически должное есть проявление субъективных оценок, изменчивых, неустойчивых и не обязательных. Предметом же теории права должны быть не субъективные оценки, а само право как реальное явление. Дуализм естественного и положительного (позитивного) права они считали фикцией и заблуждением правоведения. Поэтому возможность найти определение понятия о праве столь важного для юристов теоретиков и практиков, говорил Г.Ф. Шершеневич, «заключается в том, чтобы определить понятие о положительном праве. Вниманию исследователя подлежит только то право, которое действует, но не то право, которое должно действовать. Этим ограничением избегается, при определении понятия, опасность смешения права с правовым идеалом, со справедливостью».8 И в ответ на попытки некоторых представителей естественного права отождествить право с нравственностью, он замечает, что при такой постановке вопроса естественное право теряет юридическую окраску и уходит в область этики.

Основываясь на формально-догматическое понятие права, философия юридического позитивизма понимает под правом общеобязательные нормы, нормативные приказы, правила поведения, обеспечиваемые принудительной силой государства и адресованные членам данного общества. Г.Ф. Шершеневич и другие представители юридического позитивизма понимают под правом лишь право в объективном смысле, т.е. совокупность юридических норм, а субъективные права и правоотношения рассматриваются как простое производное от нормы права.

Нам возразят, говорил К.Д. Кавелин, что, расчленяя и размежевывая точными границами, право и нравственность, объективные и субъективные поступки, мы разделяем то, что в действительности слитно, и, придумывая для нравственности правила, отличные от правовых, мы вносим противоречие и разлад между нравственным стремлением и требованиями положительного закона. Напротив, «разделяя право и нравственность мы их сближаем, и, отводя нравственному и юридическому элементу, то место, какое каждому из них принадлежит, мы доказываем возможность мирного существования без столкновений и борьбы. Чем такое разъятие составных элементов полнее и точнее, тем глубже совершеннее знание».2

9

На основе анализа учений наиболее выдающихся представителей позитивизма в России на рубеже XIX – XX вв., диссертантом выявлено, что в философии позитивизма право понимается как система юридических норм (объективное право), и поэтому в отличие от норм морали и иных социальных норм за правом всегда «стоит» государственный аппарат, способный в случае нарушения правовых норм принудить к их соблюдению. Праву отводится роль нормативной основы всей правовой системы общества, все иные разновидности социальных норм обязательны лишь для той или иной части населения.

В третьем параграфе «Влияние западноевропейской философии на формирование позитивизма в России» исследовано значение западноевропейской философии в процессе формирования философии позитивизма в России.

Диссертант указывает на то, что в России 60 – 70-х гг. как никогда прежде зрела острая потребность в теоретическом осмыслении всех тех процессов, которые были связаны с развитием производства, борьбой классов, интересами господствующих в стране сил буржуазии и дворянства. С усиливающимся влиянием демократических взглядов, с интересом к материалистическому толкованию представлений об устройстве природного мира было связано увлечение позитивизмом. В своих теоретических поисках идеологи различных социальных сил России пореформенного времени часто опирались на европейский позитивизм (на труды Э. Литтре, Д. Милля, Г. Спенсера, О. Конта и др.).

Развитие новых буржуазных отношений в пореформенной России вызывало необходимость совершенствования законодательной практики, ее обобщающих теорий. Последнее относилось к правотворчеству, касалось теоретического обоснования системы судопроизводства, форм развития правосознания населения. Для осуществления этого необходимо было использование теоретического багажа зарубежных философов и социологов, правоведов и историков. Так большое распространение получают труды Г. Спенсера «Грядущее рабство», «Грехи законодателей» и т.д. Значительным спросом пользовались труды Л. Гумпловича, Р. Иеринга, К. Бергбома, Д. Остина.

Отмечено, что наибольшей популярностью, особенно в 60-е гг., пользовался позитивизм О. Конта. Этому содействовало сначала завершение, а затем новое издание его собрания сочинений во Франции и издание сочинений о нем в России. В 1865 г. Д. Милль выпускает книгу «Огюст Конт и позитивизм», а год спустя ее переводят на русский язык. В 1866 г. появляется статья Д.И. Писарева «Исторические идеи Огюста Конта».1

10

Позитивизм привлекал к себе внимание большинства своей критикой теологии и метафизики. Аргументы О. Конта против метафизики казались неотразимо убедительными для русского общества, поскольку позитивизм, как уверяли исследователи, выступал со знанием служения человечеству в самых его настоятельных нуждах, он обещал построить человеческое счастье на прочном фундаменте, который представляла, созданная им наука – социология.

Вместе с тем, ее русских сторонников отталкивал чрезмерный объективизм этого французского философа, его пренебрежение психологической проблематикой, стремление представить процесс познания как один из аспектов мирового развития, которое осуществляется само по себе вне всякой связи с личностным творчеством ученого, в то время как русские мыслители связывали процесс познания с некими высшими нравственными задачами и не смотрели на него как на простое накопление новых сведений об окружающей действительности. Это порождало как восторженные, так и презрительные оценки позитивистской концепции со стороны русских мыслителей.

К числу наиболее ярких представителей позитивизма, пропагандировавших учение О. Конта, следует отнести В.В. Лесевича и К.Д. Кавелина.

В.В. Лесевич считал позитивизм самым совершенным учением, способным примирить извечный антагонизм между философией и конкретными науками. По его мнению, прогресс науки дал возможность окончательно осуществиться переходу от метафизического миросозерцания к научному, в умах некоторых передовых мыслителей и переход этот уже начинает совершаться в общественном сознании. Согласно его точки зрения, развитие умственной деятельности человека является основой общественного прогресса, прогресса промышленности, нравственности, искусства, политики. Вслед за О. Контом он рассматривал философию лишь как синтез теоретических начал конкретных наук, отрицая тем самым собственных предмет философии.

Будучи поклонником философии О. Конта, В.В. Лесевич, тем не менее, высказывает и критические замечания. Он настаивает на необходимости гносеологической теории для позитивизма, которая должна спасти его от прежнего узкого догматизма, представив ему прочный научный базис. Критикуя первый позитивизм за отсутствие гносеологической проблематики, русский философ находит единственно научную точку зрения в работах Р. Авенариуса, став впоследствии сторонником и пропагандистом философии махизма.

Такое же противоречивое мнение о контовской теории высказывают и другие русские мыслители, пропагандировавшие позитивистскую философию в России.

На основании проведенного исследования воззрений первых представителей позитивизма в России, диссертант отмечает тот факт, что западноевропейская философия оказала самое непосредственное влияние на формирование философии позитивизма в России. Это влияние заключалось не в простом копировании западноевропейских идей позитивистских учений русскими философами и правоведами, а в модернизации и приспособлении этих идей к условиям своей страны с учетом национального правосознания.

Вторая глава «Философия естественного права в России второй половины XIX века» посвящена проблеме «возрождения» философии естественного права в России конца XIX в.

В первом параграфе «Теоретико-методологические основы возрождения философии естественного права в России второй половины XIX века» отмечено, что хотя идея естественного права, как права отличного от совокупности законов, установленных государством, принадлежит к числу древнейших в истории политической и правовой мысли, в середине XIX в. успешное воздействие философии естественного права на социально-политические процессы, тем не менее, прерывается в силу утверждения в правоведении философии юридического позитивизма. Однако уже на рубеже XIX – XX вв. позитивистская методология начинает испытывать кризис. То обстоятельство, что философия юридического позитивизма отождествляла право с силой государственного принуждения, привело к тому, что демократические и либеральные учения стали вновь возвращаться к естественно-правовым идеям. Обращение буржуазных идеологов к философии естественного права было вызвано также тем, что в условиях крушения прежних государственно-правовых форм первостепенное значение приобретали поиски ответов на философско-аксиологические проблемы права и государства. Позитивистская методология, отрицающая диалектические закономерности развития политико-правовой действительности, была не способна решить эти проблемы и показала свою несостоятельность.

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»