WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |

Крестьянство активно включилось в строительство «новой жизни». На сходах обсуждались наболевшие вопросы, формировались органы местного самоуправления, создавались крестьянские союзы. В крестьянских наказах ярко проявились как политическая наивность, так и жажда обновления. Надежды на преобразование деревни связывались с ослаблением налогового гнета, с повышением культурного и образовательного уровня. Решение этих проблем крестьяне в первую очередь возлагали на губернские и уездные власти. Крестьяне просили помочь семенами, приобрести сельхозтехнику, построить школы и т.д. Чаще всего звучали требования перераспределения земли.

Однако большинство этих просьб оставалось неудовлетворенными. Неспособность властей, часто в силу объективных причин, выполнить крестьянские наказы разрушала веру крестьян во всесилие власти, снижала доверие к ней. Попытки властей идти на диалог, взывать к разуму и терпению воспринимались крестьянами как проявление слабости, вызывали все большее раздражение, усиливали радикальные настроения. К осени в крестьянской массе стало нарастать негативное отношение и к низовым органам крестьянского самоуправления. Энтузиазм первых революционных месяцев был во многом утрачен. На выборах в земство крестьянство продемонстрировало апатию и политическую усталость.

Одной из причин подрыва доверия к органам сельского самоуправления, была их качественная составляющая. В них выбирали тех, «которые согласны на меньший оклад жалованья». Попадали в них кулаки, зажиточные крестьяне. Нередко низовые органы шли на поводу у местного социума, чтобы сохранить хотя бы формальное руководство. В решениях, принимаемых на местах, проявлялось желание оградить сельский мир от вмешательства «чужаков». Крестьянские комитеты требовали прекратить коммерческую заготовку и продажу леса в лесничествах, запрещали вести там работы без их ведома. Оправданием подобных действий служил тезис «воля народа – закон», который был основан на своеобразном понимании свободы, наступившей после революции. Им обосновывались захватные действия, отказ от уплаты налогов и выполнения повинностей.

В то же время крестьяне пытались сохранить свой деревенский мир, не принимая то, что им было непонятно, то, что нарушало привычный уклад. Усиливалось негативное отношение к носителям чуждой крестьянству культуры. Во многом утратила былой авторитет сельская интеллигенция, представители которой (за редким исключением) вообще не включались ни в какие выборные крестьянские организации. Для сибирской деревни был характерен политический индифферентизм. В то же время низкий уровень политической культуры крестьянства стал благоприятной почвой для прорастания правового нигилизма и экстремизма, на проявление которых существенно влияло бессилие властей в вопросах наведения порядка. В ряде случаев крестьяне сами решали проблемы по своему усмотрению и пониманию.

К октябрю 1917 г. значительная масса сибирских крестьян оставалась аполитичной, находилась под влиянием патриархальных традиций. Крестьяне действовали, исходя из своих материальных интересов, которые порой, прикрывались лозунгами о наступившей свободе. Вместе с тем следует признать, что к октябрю 1917 г. сибирское крестьянство накопило определенный политический и организационный опыт, научилось отстаивать свои интересы, перестало на веру принимать вносимые в его среду идеи, хотя уровень политической культуры крестьянства оставался крайне низким.

Во втором разделе представлен анализ крестьянского движения в ноябре 1917 – мае 1918 гг.

Сибирское крестьянство в целом крайне сдержанно отнеслось к победе вооруженного восстания в Петрограде, заняло выжидательную позицию по отношению к Советской власти. На выборах в Учредительное собрание абсолютное большинство крестьян поддержало эсеров, однако после выборов противоречия в сибирской деревне продолжали нарастать. С конца 1917 г. в противовес земствам ускорилось создание сельских советов, ориентирующихся на большевиков. Носителями большевистских идей нередко выступали солдаты-фронтовики, которые стали возвращаться в деревню после развала армии. Активизировалась деревенская беднота, которая все решительнее требовала претворения в жизнь «Декрета о земле» и передела собственности в пользу малоимущих. Усилилось внутреннее размежевание деревни, все более нарастали противоречия между беднотой и кулачеством.

Процесс установления Советской власти в сибирской деревне принял затяжной характер и имел ряд особенностей. В противовес органам местного самоуправления создавались комитеты бедноты, солдатские и крестьянские советы. Эсеры, активно участвуя в создании крестьянских советов, стремились превратить их в еще один оплот своего влияния в деревне, противопоставить такие советы органам большевистской власти.

Пока шел передел власти в губернском центре, село оказалось предоставлено само себе. Здесь продолжали действовать органы самоуправления, однако доверие к ним неуклонно снижалось, институты власти становились все более аморфными. Еще больший размах приобрело самогоноварение. Село сохраняло зыбкое спокойствие, которое периодически нарушалось вспышками самосудов.

Существенно повлияли на политические настроения крестьян реквизиции и конфискации хлеба, которые в Томской губернии начали проводиться с декабря 1917 г., а с весны 1918 г. после введения продовольственной диктатуры стали массовыми. Они вызывали озлобление крестьян, по губернии прокатилась волна крестьянских выступлений, на подавление которых направлялись красногвардейские отряды.

Крестьяне, даже после признания Советской власти на уездных съездах советов, не стали надежной опорой большевиков. В своей массе они, оставаясь политически индифферентными, чутко реагировали лишь на те политические решения, которые затрагивали их материальные интересы. Крестьяне в своих действиях ориентировались на достижение конкретных целей, их мало заботила отдаленная перспектива. Политические партии в своей борьбе за крестьянские массы опирались на различные слои, стремились противопоставить эти группы друг другу.

После установления Советской власти основная масса сибирского крестьянства не только не почувствовала какого-либо улучшения своей жизни, но испытала на себе ее жесткое давление, порождающее ответную реакцию. К лету 1918 г. значительная масса сибирских крестьян перешла к активному сопротивлению Советской власти.

В главе 6 «Томская губерния в июне ноябре 1918 г.» содержится анализ общественно-политической жизни губернии в условиях «сползания» к военной диктатуре, охарактеризована деятельность органов местного самоуправления, политических партий, общественных организаций, социальных слоев и групп в изменившейся ситуации.

В первом разделе выявлена реакция населения на антибольшевистское выступление и свержение Советской власти в губернии, исследован процесс формирования сибирской власти, влияние на него политических партий, социальных слоев и теневых структур (групп давления), показана расстановка сил внутри сибирской власти, раскрыты причины ее трансформации.

В конце мая 1918 г. чехи при поддержке местных подпольных организаций захватили Мариинск и Новониколаевск, развернули наступление вдоль линии Транссибирской магистрали. К выступлению чехов сибирское население отнеслось довольно сдержанно. На защиту Советской власти поднялись лишь небольшие красногвардейские отряды, а значительная часть рабочих продемонстрировала полное равнодушие к происходящему. К середине июня Советская власть пала на всей территории Томской губернии.

26 мая высшей властью на территории Сибири, освобожденной от большевиков, провозгласил себя Западно-Сибирский комиссариат уполномоченных Временного Сибирского правительства (ЗСК), который сразу же предложил органам местного самоуправления возобновить свою работу. На места были направлены уполномоченные новой власти – комиссары.

ЗСК, эсеровский по своему составу, сразу же заявил о приверженности демократическим принципам, указывал на свою связь с Сибирской областной думой, ставил задачу созыва в ближайшем времени Сибирского учредительного собрания. Формирование ЗСК и его структур сопровождалось острой борьбой за власть между входившими в антибольшевистский блок группировками. Существенное влияние на политику ЗСК оказывали военные. Одной из наиболее активных и эффективных «групп давления» на ЗСК являлся «Потанинский кружок» в Томске, сложившийся вокруг идеолога сибирского областничества Г.Н. Потанина и объединивший видных представителей сибирской и томской интеллигенции либерально-демократической ориентации.

Западно-Сибирскому комиссариату приходилось лавировать, искать компромисс между различными политическими группировками и слоями населения. Так, ЗСК, восстановив законы Временного правительства, в то же время формально не отменял и советское законодательство. Политика ЗСК, направленная на закрепление и углубление демократических преобразований, вызывала все большее недовольство правых сил, которые ставили под сомнение его легитимность. Нарастали противоречия и внутри самого ЗСК. В этой ситуации в роли своеобразного арбитра выступило руководство Сибирской областной думы. Думские лидеры, стремясь закрепить свое участие в политическом процессе, поддержали предложение группы министров о передаче им власти и согласились оформить ее грамотой председателя думы. 30 июня 1918 г. произошла передача власти ЗСК совету министров Временного Сибирского правительства (ВСП).

Уже в первых официальных актах Временное Сибирское правительство заявило о стремлении проводить более жесткий курс, по сравнению с ЗСК. На практике это воплотилось в запрещении деятельности советских организаций, в ограничении прав местных самоуправлений, в ужесточении политики по отношению к рабочим организациям, во все больших уступках военным. В конце лета 1918 г. обострились отношения между ВСП и Сибирской областной думой, которая официально возобновила работу с 15 августа.

Эсеро-меньшевистское думское большинство стремилось поставить ВСП под свой контроль, что вызвало резкое раздражение в проправительственных кругах. В прессе ставилась под сомнение правомочность думы представлять все сибирское население, выдвигались требования изменения ее состава. Осенью 1918 г. напряжение в отношениях между ВСП и думой продолжало нарастать. Между ними периодически возникали конфликты, однако правительство не торопилось с роспуском думы. Ее временное сохранение было связано как с желанием правительства использовать думу в своих политических интригах, так и с общей обстановкой в Западной Сибири. Уже после формирования директории большинство депутатов под угрозой разгона думы согласилось на ее самороспуск. 10 ноября 1918 г. дума прекратила свое существование.

Сибирская областная дума была последним оплотом эсеров и их союзников. С ее роспуском Томск утратил функции центра сибирской демократии, произошел раскол сил в антибольшевистском лагере и полностью был расчищен путь к военной диктатуре.

Сползание к военной диктатуре проявлялось в устранении от власти социалистов, свертывании демократических институтов и учреждений, урезании компетенции местных самоуправлений, ограничении прав и свобод, ужесточении цензуры, ограничении свободы прессы и наиболее ярко выразилось в произволе военных властей, их стремлении решать все вопросы с позиции силы. В очередной раз представители политических элит продемонстрировали глубокие разногласия между собой в оценке перспектив развития страны и общества, в методах решения накопившихся проблем.

Во втором разделе освещена деятельность политических партий, общественных организаций и социальных слоев в событиях июня – ноября 1918 г. в Томской губернии.

Переворот в очередной раз изменил расстановку политических сил в Томской губернии. Наступил «звездный час» сибирских эсеров. Они сыграли заметную роль в перевороте, возглавили ЗСК, а в большинстве случаев и органы власти на местах. По сути, в июне 1918 г. эсеры стали правящей партией. Именно эсеровские идеологи (вместе с меньшевиками) наиболее последовательно выступали за поиск «третьего пути» в революции. Они призывали к консолидации всех сил, созданию «твердой» власти, способной воплотить в жизнь принципы демократии и защитить ее от посягательств как слева, так и справа.

Заметно оживились после переворота кадеты. Они активно действовали в составе антибольшевистской коалиции, куда также вошли меньшевики и народные социалисты. Союз между эсерами и кадетами в первый месяц после переворота был основан на том, что ЗСК, эсеровский по своему составу, был вынужден привлекать на службу буржуазных интеллигентов, значительная часть из которых была близка кадетам. Кратковременное сотрудничество двух партий определялось стремлением к формированию сильной власти, но по стратегии и тактике между «левым блоком» и кадетами точек соприкосновения становилось все меньше и меньше. К осени 1918 г. разногласия между ними существенно углубились. Кадеты во многом идеологически подготовили изгнание эсеров из власти, выражая требования буржуазии и верхушки военных.

В крайне сложном положении после переворота оказались сибирские большевики. Партийные организации были разгромлены, их руководители арестованы либо скрывались. Несколько отличалась ситуация в Томске. Там до июля действовал Совет рабочих депутатов, до начала августа выходила подконтрольная большевикам газета «Рабочее знамя», до осени сохранялись возможности для деятельности профсоюзов. Поэтому значительная часть томских большевиков в начале лета 1918 г. выступала за широкое использование легальных форм борьбы.

В течение лета 1918 г. подпольные большевистские организации были восстановлены в промышленных центрах. Их деятельность сводилась к накоплению сил, вербовке новых членов, установлению связей с губернской и соседними организациями. К осени, когда усилилось давление властей на рабочие организации, и возможностей для легальной работы почти не осталось, значительная часть большевиков Томской губернии поддержала курс на вооруженное восстание. На это решение повлиял рост антиправительственных выступлений. Однако влияние большевиков на массы в этот период не следует преувеличивать, поскольку массы выступали против ухудшения своего положения и не выдвигали требований восстановления Советской власти.

К осени 1918 г. влияние политических партий на массы заметно снизилось. Партийные организации перестали быть массовыми. Социальные слои уже не связывали с ними реализацию своих интересов.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»