WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |

Осенью 1917 г. лидеры томских большевиков поддерживали идею созыва Учредительного собрания и считали, что переход власти к советам обеспечит его конструктивную работу. Однако результаты выборов (они проходили в губернии в ноябре 1917 г.) продемонстрировали слабость большевистской поддержки в массах. В Томской губернии за большевиков проголосовало около 12 % явившихся на выборы. В промышленных центрах этот показатель был гораздо выше. Так, на Анжерских копях за них было подано около 32 % всех голосов, на Кемеровском руднике и химзаводе – 36,4 %, на Судженских копях – 25,8 %. В сельской местности с огромным отрывом лидировали эсеры. В Новониколаевском уезде они набрали 95,3 % голосов, в Каинском – 91,2 %, в Кузнецком – 90,8 %, в Мариинском – 88,6 %, в Томском – 73,6 %, в Тогурском – 64,6 %.

Выборы показали, что большевики не имели шансов прийти к власти демократическим путем. В этих условиях губернский совет медлил с решением вопроса о власти. Его позиция подверглась резкой критике на совещании большевиков Томской губернии 24 ноября 1917 г. Только 6 декабря 1917 г. исполком Томского совета рабочих и солдатских депутатов заявил о том, что он является представителем верховной власти в Томске. Вместе с тем томские большевики сохраняли готовность к компромиссу. Так, представители совета действовали в составе губернской земской управы, сформированной на многопартийной основе в конце декабря 1917 г.

Ощутимый удар по коалиции нанес Чрезвычайный сибирский областной съезд, начавший свою работу 6 декабря 1917 г. Он заявил о непризнании Советской власти и постановил создать Сибирскую областную думу, в состав которой предложил включить представителей партий от энесов до большевиков включительно.

После разгона Учредительного собрания и последовавшего в конце января 1918 г. ареста депутатов Сибирской областной думы возможность коалиции большевиков с эсерами и меньшевиками была исключена, однако стала складываться коалиция последних с кадетами. Участники коалиции, хотя и сохраняли взаимные претензии друг к другу, оправдывали этот союз необходимостью свержения большевиков любой ценой.

Сначала меньшевики и эсеры пытались бороться с большевиками идеологическими методами, разъясняя массам всю пагубность советской политики. Ответной реакцией большевиков на критику стало ужесточение проводимого ими курса. Последовали аресты лидеров оппозиции, закрытие буржуазных, эсеровских и меньшевистских газет.

С конца зимы 1918 г. по Томской губернии прокатилась волна антибольшевистских выступлений, связанных с попытками защиты органов местного самоуправления и направленных против произвола красной гвардии. Эсеры активно поддерживали эти выступления, нередко являлись их вдохновителями и участниками. Эсеры и кадеты, не имея легальных возможностей для идейного развенчания большевизма, все больше склонялись к мысли о необходимости свержения власти большевиков насильственным путем. С весны 1918 г. они направили значительную часть своих усилий на создание и поддержку тайных вооруженных антибольшевистских формирований, которые активно проявили себя уже в конце мая 1918 г. Таким образом, в первой половине 1918 г. межпартийная борьба приняла более жесткие формы, от идеологической конкуренции и парламентских споров противоборствующие стороны перешли к вооруженному противостоянию. Происходила эскалация насилия, силовой вариант стал преобладающим в выяснении межпартийных отношений.

В главе 4 «Общественные организации Томской губернии в марте 1917 мае 1918 гг.» показана роль общественных объединений в жизни губернии в годы революции, охарактеризованы основные направления их деятельности, исследованы их отношения с органами власти, политическими партиями и между собой.

В первом разделе представлен анализ деятельности социально-классовых и религиозных организаций. Как уже было отмечено, к марту 1917 г. в Томской губернии действовало не менее 262 легальных общественных организаций (без учета кооперативных и профсоюзных). В период марта 1917 – мая 1918 гг. было создано 179 организаций, 91 из них (51 %) действовала в губернском Томске. Из уездных центров наиболее интенсивно создание общественных организаций шло в Новониколаевске. Появление общественных организаций стало новым явлением в жизни рабочих поселков и ряда сел. Большинство созданных там организаций занималось культурно-просветительной работой. Создание общественных организаций стало одной из форм самоорганизации масс.

В первые мартовские дни 1917 г. лидеры общественных организаций активно включились в политическую деятельность, участвовали в формировании органов власти на местах. Однако к лету 1917 г. они были вытеснены с политической сцены набиравшими силу политическими партиями.

Новым явлением в общественно-политической жизни губернии стало появление общественных организаций, объединявших представителей тех социальных групп, интересы которых недостаточно четко были выражены в программных установках политических партий. С весны 1917 г. силу стало набирать женское, молодежное (а в Томске еще и студенческое) движения, объединялись предприниматели, фронтовики, безработные, солдатки. Эти новые общественные организации обретали свое «политическое лицо», втягивались в политическую борьбу, использовались политическими партиями для решения своих определенных текущих задач. В подавляющем большинстве эти движения ориентировались на либеральные ценности.

Однако в общественном движении, крайне неоднородном по своему составу, удавалось найти опору и левым (организации солдаток и безработных), и правым (союзы предпринимателей, офицерские организации). Между левым и правым флангом колебались фронтовики. Политизация общественных организаций вела к тому, что они оказывались в фарватере политических партий, утрачивали свою индивидуальность и самостоятельность.

Второй раздел посвящен анализу национального движения в Томской губернии в марте 1917 – мае 1918 гг.

Февральская революция вызвала мощный всплеск национального самосознания. Уже в первые мартовские дни 1917 г. представители национальных диаспор, проживающих в Сибири, провели собрания и сформировали свои организации. В Томске в течение марта такие организации были созданы мусульманами, украинцами, латышами, поляками, грузинами, в Новониколаевске – эстонцами, поляками, литовцами, мусульманами. В марте – апреле 1917 г. оформились отделы национальных партий: в Томске – Бунда, Польской социалистической партии, сионистов, украинских националистов, украинских социалистов-федералистов, грузинских социалистов-федералистов; в Новониколаевске – Бунда. В Томской и Новониколаевской организациях РСДРП были созданы латышские секции. К лету сионистские организации были созданы в Каинске и Мариинске.

Национальные и религиозные организации были ориентированы на возрождение национальной культуры и образования. Реализацию своих целей они, в подавляющем большинстве, связывали с торжеством буржуазной демократии, что определило их активное участие в органах местного самоуправления.

Весной 1917 г. в Томске и Новониколаевске представители национальных диаспор направляли своих представителей в состав КОБов, активно участвовали в проведении муниципальных выборов, отстаивали идею культурно-национальной автономии. На этой почве произошло сближение националов с областниками. Представители тех национальных диаспор, большинство членов которых оказалось в Сибири не по своей воле, поддерживали идею создания национальных государств, либо, как минимум, идею федеративного устройства.

Весной – летом 1917 г. значительные усилия национальные организации направили на возрождение родного языка, сохранение и развитие национальных традиций и культуры, образования и просвещения. Центрами работы этнических групп стали национальные клубы и общества, которые широко развернули культурно-просветительную работу.

Однако национальное движение было крайне неоднородно. Внутренние противоречия определялись как классовой принадлежностью членов, так и идейными разногласиями между ними. По мере нарастания массового радикализма углублялись противоречия и внутри национальных организаций. Большевики, используя эти противоречия в своих интересах, сумели внести раскол в национальное движение, привлекли на свою сторону часть его представителей. Большевиков в первую очередь поддержали те, кто связывал их политику с созданием национальных государств (поляки, прибалты), и те, кто рассчитывал на улучшение своего положения (военнопленные, национальная беднота). К лету 1918 г. из-за ограничения демократических свобод, давления со стороны советских органов, внутреннего раскола позиции либерального крыла в национальном движении оказались серьезно ослабленными.

В третьем разделе представлена характеристика профессионального движения как одного из важных компонентов общественно-политической жизни в Томской губернии в марте 1917 – мае 1918 гг. Возможность легальной профсоюзной деятельности, появившаяся после Февральской революции, обусловила рост активности рабочих и служащих в борьбе за свои права. Процесс самоорганизации масс захватил широкие слои сибирского населения, из губернских столиц он перекинулся на уездные центры и рабочие поселки. Профессиональные вопросы выносились на митинги, собрания, съезды. Рабочие и служащие создавали профессиональные организации, которые активно включались в общественную жизнь региона.

Основной формой объединения трудящихся стали профессиональные союзы. С марта 1917 по май 1918 гг. в Томской губернии было создано 215 профсоюзов. Наиболее интенсивно процесс профсоюзного строительства шел весной и в начале лета 1917 г. К июлю 1917 г. возникло 128 (59,5 %), а к ноябрю – еще 38 (18 %) профсоюзов. То есть с марта по ноябрь 1917 г. образовалось 77,5 % профсоюзов губернии. В губернском центре за весь рассматриваемый период было создано 72 союза (33 %), в Новониколаевске – 48 союзов (23 %), на долю остальных уездных центров со слабо развитой промышленной базой пришлось 20 союзов – 9,5 %. Свыше 30 % профсоюзов губернии возникло в рабочих поселках – на предприятиях, удаленных от губернского центра.

По социальному составу из 215 союзов 95 (44,2 %) – рабочих, 93 (43,3 %) – служащих и 27 (12,5 %) – смешанных (объединявших рабочих и служащих). Большинство профсоюзов, созданных в первые месяцы после Февральской революции, были малочисленными, строились по цеховому принципу. До лета 1917 г. среди профсоюзов преобладали мелкие союзы, созданные работниками отдельных предприятий и учреждений. На крупных предприятиях в промышленных центрах губернии действовало несколько союзов, объединявших рабочих различных специальностей.

Весной – летом 1917 г. главным направлением деятельности профсоюзов стала борьба за улучшение экономического положения трудящихся. В этой борьбе они опирались на поддержку КОБов и советов. В результате уже к лету 1917 г. на большинстве предприятий губернии был установлен 8-часовой рабочий день. Вмешательство в производство неминуемо вело к возникновению конфликтов рабочих с владельцами и представителями администрации. Одной из форм классовой борьбы стало изгнание служащих, особенно жестко притеснявших рабочих.

С лета 1917 г. в сибирском профессиональном движении более активно пошел процесс преодоления цеховой замкнутости: профсоюзы формировались по производственному принципу, создавались городские, уездные, губернские и региональные профессиональные объединения. В Томске действовали Главный комитет профсоюза железнодорожников Томской железной дороги, Окружной комитет служащих Томского почтово-телеграфного округа и губернский Союз учителей. В июле 1917 г. был создан Союз рабочих и служащих горных и горнозаводских предприятий Западной Сибири.

С конца лета 1917 г. рабочие коллективы в Томской губернии активно выступали с требованиями коренных преобразований и перехода власти к советам. Классовое противостояние перешло в иную плоскость. Росло недоверие к администрации, а затем оно переносилось на служащих и интеллигенцию в целом. Объектом недовольства становились средние слои. А в результате еще более усиливалась разобщенность общества. Общенациональный кризис вел к нарастанию массового радикализма. В этих условиях социальные утопии находили благодатную почву, а их носители получали массовую поддержку.

Большинство рабочих профсоюзов Томской губернии поддержало переход власти к советам, и они становились проводниками большевистской политики на местах. Это привело к углублению противоречий между организациями рабочих и служащих, усилилось стремление последних к обособлению. Укрепление Советской власти сопровождалось роспуском или реорганизацией нелояльных к ней профессиональных организаций, подавлением всякой оппозиционности. Одновременно с этим ограничивались «завышенные» требования рабочих масс и отдельных союзов.

Включение профсоюзов в структуру власти и наделение их административно-хозяйственными функциями вело к изменению содержания профессиональной работы. Основная деятельность союзов стала сосредоточиваться на организации производства, укреплении трудовой дисциплины, повышении производительности труда. Ускорился процесс централизации профсоюзного движения и выработки нормативных документов, регламентировавших деятельность профсоюзов на местах. Профсоюзы стали превращаться в придатки советов, наметилась тенденция к их бюрократизации, но они продолжали выражать и интересы рабочих масс. Такая двойственная позиция профсоюзов лишала их независимости, вела к ослаблению влияния в массах. Добровольно-принудительный принцип членства в профсоюзах вел к тому, что для многих такое членство было абсолютно формальным.

В главе 5 «Формы крестьянского самоопределения в Томской губернии в марте 1917 мае 1918 гг.» освещается крестьянское движение на различных этапах революции, представлен анализ деятельности органов сельского самоуправления, крестьянских сходов, съездов, организаций, охарактеризована деятельность в среде крестьянства политических партий, прослежена смена политических настроений и симпатий крестьянства.

В первом разделе представлена характеристика крестьянства Томской губернии в марте – октябре 1917 г.

Сибирское крестьянство оказалось политически не подготовлено к свержению самодержавия. В первые дни марта для многих сибирских крестьян были характерны растерянность, непонимание сути происходящих событий. Вскоре на гребне общего эмоционального подъема, под влиянием различного рода агитаторов, на смену тревоге пришло, по известному ленинскому определению, «бессознательно-доверчивое» отношение к новой власти.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»