WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |

На правах рукописи

ДРОБЧЕНКО

Владимир Александрович

ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЖИЗНЬ

ТОМСКОЙ ГУБЕРНИИ

(МАРТ 1917 НОЯБРЬ 1918 гг.)

Специальность:

07.00.02 – Отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

Томск – 2009

Работа выполнена в ГОУ ВПО «Томский государственный университет»

на кафедре музеологии и экскурсионно-туристической деятельности

Научный консультант: доктор исторических наук, профессор

Черняк Эдуард Исаакович

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор

Булдаков Владимир Прохорович

доктор исторических наук, профессор

Ларьков Николай Семенович

доктор исторических наук, профессор

Макарчук Сергей Владимирович

Ведущая организация: Институт истории СО РАН

Защита состоится 29 мая 2009 г. в 15 часов на заседании диссертационного совета Д 212.267.03 при ГОУ ВПО «Томский государственный университет» (634050, г. Томск, пр. Ленина, 36).

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке ГОУ ВПО «Томский государственный университет» (634050, г. Томск, пр. Ленина, 34а).

Автореферат разослан 5 марта 2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор исторических наук, профессор О.А. Харусь

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Интерес к истории русской революции 1917 г., заметно возросший в последние два десятилетия, связан не только с возможностью применения качественно новых подходов к ее изучению, но и переосмыслением тех процессов, которые происходили в стране в 1917 г. и определили ее развитие как минимум на столетие.

Революции вносят качественные изменения в жизнь общества – массы людей становятся активными участниками исторического процесса, его творцами. Общественно-политическая жизнь социума в период революций еще более усложняется. Ее важным элементом становится деятельность органов самоуправления, политических партий и общественных организаций, которые вовлекают в орбиту своих интересов и амбиций различные социальные группы и слои общества, воздействуют на общественное сознание, вызывают его трансформации. Меняется и мировоззрение конкретных людей: разрушается традиционная система духовных ценностей, меняются психология и морально-нравственные ориентиры. В переломные моменты истории личностный фактор приобретает особое значение – в такие моменты человек гораздо чаще, чем в «обычные» времена, выступает в качестве активного субъекта исторического процесса.

Революция породила принципиально новые отношения между человеком, обществом и властью, потребовала законодательного урегулирования этих отношений. В 1917 г. была предпринята первая в истории России серьезная попытка создания правового государства, формирования гражданского общества. Однако запаздывание с проведением либеральных реформ вызвало углубление национального кризиса, породило массовое недовольство, содействовало усилению радикализма. Идея общественного согласия и компромисса, чрезвычайно популярная в первые революционные месяцы, сменилась идеей силового противоборства, классовой вражды и непримиримости.

Воссоздание объективной картины революции во всей ее многоплановости и многомерности невозможно без обращения к локальной истории. Локальный аспект позволяет определить специфические характеристики революционного процесса и выявить векторы общественного развития в контексте событий регионального и всероссийского масштаба.

Преодоление наследия тоталитаризма и авторитаризма, создание правового государства и гражданского общества невозможно без анализа и осмысления исторического прошлого страны и регионов на переломных этапах истории. В этих условиях представляется обоснованным и научно значимым обращение к анализу общественно-политической жизни Томской губернии в период марта 1917 – ноября 1918 г. За этот сравнительно небольшой временной отрезок регион вместе со всей страной прошел путь от монархии к военной диктатуре, пережив демократические преобразования весны – лета 1917 г., большевистскую диктатуру и «демократическую контрреволюцию».

К февралю 1917 г. Томская губерния была одним из крупнейших сибирских регионов. Она включала в себя территории современных Кемеровской, Новосибирской, Томской областей, а до лета 1917 г. и территорию нынешнего Алтайского края. Освоение природных богатств Сибири, начавшееся на рубеже XIX–ХХ вв., ускорило ее экономическое развитие, привело к изменению социальной структуры общества. В 1917 г. Томская губерния оказалась в числе тех регионов, в которых преобразования проходили с наибольшей остротой, вызывали резкое снижение уровня жизни, вели к обострению социальных противоречий. Особенности социально-экономического развития губернии во многом обусловили специфику общественно-политической жизни Сибири в революционный период.

Степень изученности темы. Первые попытки осмыслить развитие революционного процесса в Сибири были предприняты известными общественными деятелями края – Г.Н. Потаниным, В.М. Крутовским, Б.М. Ганом, Д.И. Розенбергом и др. В газетных и журнальных публикациях авторы характеризовали происходящие события, деятельность политических партий, общественных организаций и социальных групп и слоев, давали прогнозы на будущее. Хотя эти работы носили не исследовательский, а публицистический характер, оценки авторов были во многом субъективны и определялись их политическими ориентирами, в них тем не менее статьях содержится анализ изменений общественного сознания, и поэтому они представляют несомненный интерес для исследователя.

Основоположником советской историографии революции 1917 г. был В.И. Ленин, который характеризовал ее как коренную ломку общественных отношений, ведущую к смене общественно-экономических формаций. Ленин, указав на классовый характер революции и обосновав необходимость изучения деятельности классов, основных партий и общественных организаций, тем самым заложил методологические подходы к изучению революции, которые и стали определяющими для советских историков.

В последующие десятилетия в советской историографии революции доминировал жесткий классовый подход, преимущественно изучалась деятельность большевистской партии и подконтрольных ей организаций (советов, профсоюзов, фабзавкомов), а буржуазные и мелкобуржуазные партии и слои были зачислены в лагерь контрреволюции.

В 1920-х – начале 1930-х гг. первые советские исследователи революции работали над формированием источниковой базы, осуществляли подготовку и публикацию воспоминаний участников событий, занимались составлением и изданием хроник революции. В этот период предпринимались лишь отдельные попытки проведения локальных исследований по истории общественного движения в годы революции. В эту работу включились и сибирские исследователи. К десятилетию Октября были подготовлены сборники статей и воспоминаний, вышла в свет работа В. Максакова и А. Турунова «Хроника гражданской войны в Сибири (1917–1918)» (М.; Л., 1926). Материалы исследований были обобщены в статьях «Сибирской советской энциклопедии», выходившей на рубеже 1920–1930-х. гг.

В указанных публикациях представлен важный материал по истории общественной жизни края, содержится информация о деятельности органов самоуправления, общественных организаций и политических партий. В то же время следует отметить, что авторы, не являясь профессиональными историками, почти не использовали архивные материалы. При анализе событий общественной жизни они исходили из представлений, утвердившихся в 1920-е гг.: были убеждены в абсолютной правоте большевистских идей, отрицали какой-либо позитивный вклад в революционный процесс буржуазных и мелкобуржуазных партий и организаций, считали неизбежным применение насилия в решении политических споров.

Жесткий идеологический прессинг, усилившийся со второй половины 1930-х и не ослабевавший до середины 1950-х гг., не позволил советским историкам, в том числе и сибирским, опубликовать в этот период сколько-нибудь значимых исследований по рассматриваемой теме.

На рубеже 1950-х–1960-х гг. профессор И.М. Разгон поставил перед сибирскими историками задачу изучения расстановки классовых и политических сил региона накануне и в период Октябрьской революции. Его коллеги и ученики внесли большой вклад в изучение многих региональных проблем, существенно расширив тематику исследований. Были проведены обобщающие исследования революции 1917 г. в регионе и в отдельных административно-территориальных образованиях. Появились историографические исследования по проблемам, связанным с темой диссертационной работы. Так, И.М. Разгон и В.С. Познанский обратились к исследованию изученности в Сибирском регионе комплексной проблемы «Великая Октябрьская социалистическая революция», М.Е. Плотникова и В.И. Шишкин – к историографии Гражданской войны в Сибири, Е.Н. Бабикова – к историографии сибирских советов периода двоевластия, В.Г. Зыкова – к историографии крестьянских организаций Сибири в период борьбы за установление Советской власти.

Существенное расширение источниковой базы, введение в научный оборот новых источников позволили сибирским историкам более детально исследовать различные аспекты общественно-политической жизни Сибири в период революции и Гражданской войны. В первой половине 1960-х гг. появились обобщающие монографии по истории революций в Сибири (В.П. Сафронов, М.М. Шорников, В.А. Кадейкин). Определенные итоги по изучению истории сибирского рабочего класса и крестьянства были подведены в коллективных монографиях сибирских историков «Рабочий класс Сибири в дооктябрьский период», «Рабочий класс центра страны и Сибири (конец XIX – начало XX вв.)», «Рабочий класс Сибири в период строительства социализма (1917–1937 гг.)», «Крестьянство Сибири в период строительства социализма. 1917–1937 гг.». Под редакцией И.М. Разгона в 1987 г. вышла коллективная монография «Победа Великого Октября в Сибири». В ней обобщен труд многих исследователей, дана характеристика общественно-политической жизни Сибири, представлен анализ революционного движения, борьбы рабочих и крестьян с учетом специфики сибирских губерний и областей, а также рассматриваются вопросы борьбы политических партий за влияние на массы, за вовлечение их в политическое движение.

Составной частью истории классов, политических партий и общественного движения для сибирских историков стало изучение сибирского отряда рабочего класса и его отдельных профессиональных групп (В.Н. Большаков, Б.И. Земеров, В.П. Зиновьев, Д.М. Зольников), крестьянства (Л.И. Боженко, Л.М. Горюшкин, Г.А. Кордонский), интеллигенции (С.А. Красильников, В.Л. Соскин). Положительных результатов добились сибирские историки в изучении отдельных аспектов общественно-политической жизни Сибири. Так, Е.Н. Бабикова внесла существенный вклад в изучение органов местного самоуправления и советов Сибири. В.А. Соловьева и В.Т. Агалаков, изучая советы Сибири, исследовали их деятельность в различных сферах общественной жизни, выявили особенности советского строительства, охарактеризовали формы и методы взаимодействия советов с большевистскими организациями и буржуазными органами власти.

Деятельность мелкобуржуазных и буржуазных партий в общественной жизни Сибири в период марта 1917–1918 гг. фактически не изучалась. Исключением является серия работ Э.И. Черняка и А.А. Бондаренко, посвященных сибирским эсерам. Первые шаги были сделаны по изучению сибирских отделов национальных партий (И.В. Нам), сибирских кадетов (Л.М. Коломыцева), народных социалистов (И.А. Шинкарюк). Значительные результаты были достигнуты в изучении культурно-просветительной деятельности политических партий и общественных организаций среди сибирских трудящихся (Е.Н. Косых), кооперации (Б.В. Иванов), красной гвардии (К.Ф. Малыхина, И.В. Павлова), внутренней сибирской контрреволюции (В.С. Познанский).

Историки обратились к изучению лагеря контрреволюции в период Гражданской войны, попытались разобраться в причинах антибольшевистского выступления в конце мая 1918 г. и свержения Советской власти в Сибири. М.Е. Плотникова в ряде работ обратилась к характеристике контрреволюционных сил Сибири, определила роль эсеров в подготовке антисоветского мятежа, исследовала их связи с областниками, впервые проанализировав социальную базу контрреволюционных режимов Сибири в доколчаковский период, выдвинула вопрос о хронологических границах «демократической контрреволюции». К деятельности Западно-Сибирского комиссариата и Временного Сибирского правительства обратились В.В. Гармиза и С.Г. Лившиц. Их работы расширили представления о практических действиях сибирских эсеров и меньшевиков, о формах и методах противоборства основных политических группировок в Сибири в 1917–1918 гг.

В конце 1950-х–середине 1980-х гг. сибирскими историками был выявлен, обработан и введен в научный оборот огромный фактический материал по истории общественно-политической жизни Томской губернии в 1917–1918 гг., создана источниковая база, постоянно происходило наращивание научного знания. Однако серьезный отпечаток на исследования накладывала мифологизация Октября. При характеристике общественного движения преувеличивалась роль большевистской партии, отсутствовал объективный анализ деятельности органов самоуправления, односторонне освещалась деятельность буржуазных и мелкобуржуазных партий. Социально-психологические и личностные факторы развития общественного движения в проведенных исследованиях не учитывались.

С конца 1980-х гг. начался новый этап в развитии отечественной исторической науки. Преобразования, начатые в стране в период «перестройки», пробудили в обществе интерес к революционному прошлому. На рубеже 1980–1990-х гг. были опубликованы ранее недоступные труды лидеров оппозиционных или враждебных большевикам политических объединений, работы российских мыслителей, а также зарубежных историков, в которых были представлены точки зрения на события 1917–1918 гг. кардинально отличающиеся от марксистской. Появились издания энциклопедического характера, посвященные политическим партиям и их лидерам.

Освобождение от идеологических стереотипов позволило историкам качественно изменить подходы как к изучению истории революции в целом, так и отдельных ее аспектов. Переосмысление исторического прошлого идет через использование новых методологических разработок, основывающихся на отказе от монополии на истину, на признании многомерности исторического пространства и инвариантности его оценок.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»