WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 9 |

Исследование амулетов италисманов является самостоятельнойтемой, о чем свидетельствуетмногочисленная литература, касающаясяданного вопроса. В.И. Абаев, Г.Е. Афанасьев,А.А. Иерусалимская, В.Б. Ковалевская, В.А.Кузнецов, С.А.Плетнева, В.С. Флеров, З.Х. Албегова и другиеисследователи рассматривают амулеты изкатакомбных захоронений как один изкритериев определения аланской культуры, какматериал, позволяющий реконструироватьрелигиозныепредставления алан и мировоззренческиеосновы, послужившие базой консолидацииаланского этноса52.

Число работ, касающихсякостюмов золотоордынских кочевников,значительноменьше. Немаловажную роль в этом сыгралиустановки советской идеологической системы,отрицавшей позитивную роль тюркскогокомпонента в истории и культуре многих народов.Это привело к преобладанию в литературетрадиций автохтонизма и преувеличениюзначения иранского компонента53.

Крайне редкаясохранность органических материалов вкочевнических захоронениях также послужилапричиной ограниченного интересаисследователей к проблеме кочевническогокостюма.

В качестве основногоисточника для детального исследованияполовецких костюмов С.А. Плетневаиспользовала каменную половецкуюпластику54. Венгерский ученый А.Палоци-Хорват изучал костюм половцев,опираясь, главным образом, на изображениякочевников в книжной миниатюре55.

Костюмы кочевниковзолотоордынского времени на территорииСеверногоКавказа не были известны до находок вмогильниках Новопавловский (1981 г.)56 иДжухта (1998 г.)57. Исследованиеэтих материалов и реконструкция костюмных комплексоввыполнены З.В. Доде58. Спустя 25 летпосле раскопок материалы Новопавловского могильникабыли опубликованы Е.И. Нарожным и Н.А.Охонько 59. Несколькоработ З.В. Доде посвящено проблеметехнологической и художественнойатрибуции шелковых тканей монгольскоговремени60.

Следует отметитьмонгольский костюм, обнаруженный П.Н.Шишкиным в Увеке и опубликованный А.А.Кротковым61. Последнийописал женскую одежду и головной убор,реконструкция которого сталахрестоматийной. Находки женских одежд измавзолея в могильнике Маячный Бугор вАстраханской области были введены внаучный оборот Д.В. Васильевым62.Изучение материалов из могильников Увек иМаячный Бугор также было предпринятогруппой авторов, опубликовавшихтехнологические характеристикиматериалов63.

Находки головных уборовв золотоордынских памятниках Поволжья иПодонья, а также попытки их реконструкциипредставлены в публикации Е.П.Мыськова64. В результатеисследования курганного могильника ухутора Семенкина Волгодонского районаРостовской области были выявленыфрагменты шелковых одежд и женскихголовных уборов65. Бокку,мужской пояс и фрагменты шелковых тканейзафиксировал К.Ю. Ефимов в погребенияхмогильника Олень-Колодезь в Воронежскойобласти66.

Детальное описаниемонгольского костюма по материаламкаменной пластики представлено в работемонгольского исследователя Д. Баяра67.Автор опубликовал также коллекциюархеологических материаловмонгольской мужской одежды,собранную в 1959 г. Монгольскойархеологической экспедицией АН СССР подруководством С.В. Киселева в Читинскойобласти на реке Онон68.

Другой монгольскийисследователь – У. Эрдэнэбат – в монографии,посвященнойисследованию монгольской бокки, обобщилизвестные археологические находки,обнаруженные на территории бывшейМонгольской империи, а также привелширокий круг изобразительных источников,на которых воспроизведен этот головной убор69.

В связи с накоплениемархеологических данных, связанных смонгольским костюмом, вниманиеисследователей стала привлекать ихнаучная интерпретация: выявлениеисторико-культурного контекста бытования,установление семантического содержания элементовкостюма и комплексов в целом.

А.А. Тишкин в своихисследованиях женских головных уборовмонгольскоговремени опирается на археологические,изобразительные и письменныесвидетельства. Автор опубликовал опытэкспериментального изготовления ипрактического апробирования головныхуборов, реконструированных им на основанииархеологических находок70.

Интерпретацииэлементов монгольского костюма уделеновнимание в работах М.Г. Крамаровского,отметившего особое место воинских шапок– орбелге– и воинскихпоясов в составе костюма монгольскоговсадника и женского головного убора боккана территории Золотой Орды71.

Семантическомусодержанию женского головного уборабоктаг посвящена статья А.Г. Юрченко72. Емуже принадлежит исследование ролимонгольской прически, которая былахарактерна для консолидированной группывоеннообязанного мужского населенияМонгольской империи73.

Основные черты костюмазамужней монголки и девичьегомонгольского костюма выявил на основанииархеологических находок и изобразительныхисточниковМ.В. Горелик, проследивший, также развитиемонгольского кафтана с отрезнойюбкой74. Ранее автор изучал монгольскиечерты в среднеазиатском мужском костюме поминиатюрам XV–XIXвв.75 На основании одежды и вооружения М.В. Гореликустанавливает этническую принадлежностьперсонажей, отраженных на миниатюрах, и наосновании этих реалий датирует иатрибутируетизобразительные памятники76. Мужскойкостюм киданей и монголов X–XIV вв. остается вцентре внимания автора в контекстеисследования воинского искусства, оружия иснаряжения средневековыхкочевников77. М.В. Гореликодним из первых обозначил проблемунеобходимости выделения схожих и дажетождественных элементов культуры уразных этносов на большой территории,которыесвязаны с феноменом имперскогокостюма78.

Анализ традициииспользования различного направлениязапаха в одежде у народов Дальнего Востокапровела Л.Н. Гусева79.

Реконструкция икомплексное исследование одежды ишелковых тканей из золотоордынскогомогильника Вербовый Лог в Ростовскойобласти, базирующееся на использованиинаучно-естественных методов и привлеченииширокого круга культурно-историческихпараллелей, выполнено З.В. Доде80.

В заключениеисториографического обзора следуетостановиться на тех исследованиях, вкоторых изложена методика реконструкцииархеологического костюма. В числе работ,затрагивающих проблемы методики, следуетназвать последние исследования Г.М.Майтдиновой81, Н.В. Полосьмаки Л.Л. Барковой82, а такжемонографию С.А. Яценко83.

В подходе к костюму какк историческому источнику, не толькораскрывающему материальный и духовныймир древних обществ, но и позволяющемуреконструировать этносоциальные аспектыистории и эстетические идеалы древности,практически все исследователи единодушны.Принципиально различным является изложенный подходк самой возможности реконструкциикостюмов попогребальным фрагментам. Г.М. Майтдиновасчитает, что реконструкция костюма, неподтвержденная находками подлинных одежд,носит гипотетичный характер, а расположениеукрашений на костяке дает только общуюсхемудекоративного решения костюмногоансамбля84. С этиммнением вполне солидарна Н.В. Полосьмак85. С.А.Яценко имеет противоположное мнение.Методикареконструкций археологического костюма,разработанная С.А. Яценко, «основана как напослойной фиксации украшений и тканейодежд, учете в каждом конкретном случае характераобрушения свода, разложения гроба и частейтрупа, так и на привлечении наиболеедетальных изображений персонажей данного этноса, сучетом синхронных родственных этносов икостюма иранских народов в целом вплоть доэтнографической современности»86. Напрактике реконструкции костюмов из могильникаТилля-тепе, приведенные в монографииавтора,основываются исключительно на фиксациирасположения в погребении золотых бляшек87.Оценка реконструкций, выполненных сиспользованием подобного подхода кисточнику, дана Н.В. Полосьмак:«Проведение… аналогии с какими-либореконструкциями костюмов, выполненными наоснове остатков украшений из погребений, не вполнекорректно, поскольку такие реконструкции,как правило, очень условны»88. Справедливозамечание Н.В. Полосьмак и относительноограниченных репрезентационныхвозможностей изобразительных источников89.

Г.М. Майтдинова такжесчитает, что только подлинные находкиодежд подтверждают гипотезы, сделанные наосновании изобразительных источников90, аэтнографические параллели дляреконструкций древних костюмов следует привлекать оченьосторожно, «так как элементы, отмеченные втрадиционной культуре, могут бытьпривнесены в более позднее время врезультате неоднократных взаимовлияний»91.

Г.М. Майтдиновой былоопределено основное требование,предъявляемое к реконструкциям:«…исторические реконструкции костюмадолжны, прежде всего, отвечать требованиюпринципиальной проверяемости наматериалах, а все привлекаемые источникине должны противоречить ранееустановленным научным фактам»92. Характериспользуемых Н.В. Полосьмак и Г.М.Майтдиновой находок одежды обусловилвысокое качество представленных в ихработах реконструкций.

В рассмотренныхработах Г.М. Майтдиновой, Н.В. Полосьмак иЛ.Л. Барковойизложены принципиальные подходы квозможностям реконструкции археологическогокостюма. Однако конкретные методическиеприемы воссоздания костюмного комплексаостаются за рамками исследований.

Таким образом, накоплендостаточно обширный материал, освещающийнаходки костюмов в средневековыхпамятниках Северного Кавказа. Влитературе онпредставлен, главным образом, в видеописания находок. Круг работ аналитическогохарактера, в которых костюмрассматривается как исторический источник,раскрывающий материальное и духовноеустройство средневековых обществ СеверногоКавказа, а также их историю и культуру,крайне ограничен. Это выражается не тольков небольшом количестве таких исследований,но также в том, что анализ, как правило,проводится в узковременных илиэтнолокальных рамках, ограничивающихвозможности костюма как историческогоисточника. В работах, в той или иной степеникасающихся методов реконструкцииархеологического костюма, изложены основныепринципы подхода к проблеме, но конкретные методикиработы с археологическим материаломотсутствуют. Нет и методологическихразработок, обосновывающихисточниковедческий потенциал костюма. Этаситуация подводит к определению целей изадач нашего исследования.

Цельисследования: на основеопределения содержания и характераисточниковедческого потенциалаархеологического костюмареконструировать этносоциальные,политико-экономические и идеологическиеаспекты средневековой истории народов СеверногоКавказа путем создания новой концепцииисследованиякостюма, с наибольшей полнотойохватывающей все явления и процессы, которыеотражает костюм как исторический источник.

Задачиисследования:

–обобщение накопленных материалов посредневековому северокавказскому костюму всоответствии с имеющимся корпусомархеологических источников;

–аргументация содержательного потенциалакостюма как исторического источника иприменения нового методологическогоподхода к его изучению;

–обоснование методики реконструкциикостюма по археологическим данным исоздание демонстрационного ряда в видеграфических цветных реконструкций костюмныхкомплексов;

– анализдинамики развития костюма народовСеверного Кавказа на различныхкультурно-хронологических этапахсредневековья;

–установление смыслового значения костюмакак знака, определяющего областьисторической реальности, которую онобозначает: половозрастную, имущественную,социальную дифференциацию, религиозную,этническую, региональную принадлежность вразличных этнокультурных системахсредневекового Северного Кавказа;

–реконструкция модели историко-культурнойдействительности Северо-Кавказскогорегиона и ее динамики, отражающей уровеньразвития местных обществ и характер ихвзаимоотношений с окружающими народами вVII–XVII вв.;

–определение векторов культурноговзаимодействия и причин изменения ихнаправлений; диагностирование механизмовтерриториально-культурных контактовнародов, проживающих на сопредельныхтерриториях, выявление характерныхпризнаков переходных зонкультурно-исторического взаимодействия;выяснение степени влияния религиозногофактора на формирование культурыизучаемых народов.

Территориальныерамки включают Западное иЦентральное Предкавказье. На северетерритория граничит с Кумо-Манычскойвпадиной, на юге – с подножием Большого Кавказскогохребта. Западная граница проходит попобережьямЧерного и Азовского морей, на востокеЦентральное Предкавказье граничит сТерско-Кумской низменностью, гдерасполагается восточная часть Предкавказья.Естественные границы практическисовпадают с административными и государственными. ЗаБольшим Кавказским хребтом находятсяГрузия, Армения и Азербайджан. Наюго-западе Прикаспийской низменностирасполагается Дагестан. Таким образом, в поле изученияпопадает компактная территория,объединеннаякультурой и исторической общностью, гдесегодня располагаются современные Адыгея,Чечня, Ингушетия, Осетия,Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесияи Ставропольский край. В ходе исследованияпривлекались материалы сопредельныхтерриторий –Калмыкии, Ростовской области иКраснодарского края.

Хронологические рамкивключают тысячелетнююисторию развития северокавказского костюма – VII–XVII вв. В этот периодтерритория Центрального Предкавказьявходила в зону кочевнических миграций,вектор которых был ориентирован с Востокана Запад. Хронологические границырассматриваемого периода устанавливаются вопределенной мере символическимисобытиями, поскольку процесс развития культурыне был связанс конкретными датами. В VII в. началскладываться Хазарский каганат, культуракоторого охватила огромную территорию,куда входили и земли СеверногоКавказа. Череда движениякочевнических племен завершиласьмиграцией с Востока калмыков, которые всерединеXVII в. занялиВолго-Уральское Междуречье. На рубежеXVI–XVII вв. вектор миграцийизменяется и определяется движениями сЗапада на Восток. В этом движении ключевуюроль играла русская колонизация. В сферуинтересов России входил и Северный Кавказ. Эпохакочевнических миграций заканчиваетсявозвращением калмыков в 1771 г. в ЦентральнуюАзию. В историографии это событие известнокак «торгоутский побег»93. Великая степькак культурный феномен прекращает своесуществование.

Каждая волнакочевников, захватывающая территориюСеверного Кавказа, по-разномувоздействовала на формирование культурырегиона.

Хазария,просуществовавшая более 300 лет, с серединыVII до второйполовиныX вв., оставилазаметный след в культурном развитииадыгов, нахских племен, алан и народовДагестана, входящих в составИмперии.

Во второй половинеXI–XII вв. становлениекультуры народов Северного Кавказапроходило в непосредственном контакте сновой волной тюркоязычных кочевников– половцев.

XIII–XIVстолетия на Северном Кавказе проходили подзнаком монгольского вторжения, котороезначительно перекроило этническую картуСеверного Кавказа, изменило экономику,культуру и быт местных народов.Монгольское наследие сохранялось вкультуре народов Северного Кавказа и впоследующий период, в XV–XVII вв.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 9 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»