WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

В контрольной группе 2 (Табл. 4) успешная адаптация при высоком уровне тревожности встречается редко: для этой группы переход от неадаптивного типа к умеренно адаптивному возможен за счет типичной для нее стратегии I+ED – чувство вины, угрызения совести, т.е. за счет возможной вариативности типов реакции на фрустрацию. Этот механизм достаточно слабо проявляется в КГ2, однако его также следует выделить. Он состоит в дифференциации реакций на фрустрацию, в разделении глобального чувства тревоги на отдельные проблемы, с которыми справиться легче, чем с недифференцированным чувством «коренной тревоги». Этот механизм был назван дифференциацией общего чувства тревоги, которая проявляется в разных по направленности реакциях на фрустрацию в сочетании с «фиксацией на удовлетворении потребности».

Сравнение наиболее сходных групп (ЭГ и КГ 3) показало преобладание в них и наиболее ресурсозатратных типов (парадоксально и умеренно адаптивный типы) и позволило выделить механизм актуализации тревоги, заключающийся в ситуативной регуляции тревожных состояний, как общий для этих групп способ адаптации и как основной для группы людей, профессионально занимающихся спортом (Табл. 4).

В целом по всей выборке испытуемых можно отметить связь высокой тревожности с экстрапунитивными реакциями с фиксацией на удовлетворении потребности, однако, одних испытуемых такие реакции на фрустрацию приводят к дезадаптации (традиционно неадаптивный тип), а других – к более успешной адаптации (парадоксально адаптивный тип). В экспериментальной группе актуализируются все три выделенных аллопластических механизма адаптации. У каждой из контрольных групп преобладает один из них – либо механизм трансформации тревоги в активную целенаправленную деятельность (КГ1), либо механизм дифференциации общего чувства тревоги (КГ2), либо механизм актуализации тревоги (КГ3). В этом и состоит специфика изучаемых групп испытуемых. Успешность адаптационного процесса тесно связана с наличием (или отсутствием) внутриличностных условий, выступающих в роли ресурсов адаптации.

В заключительном параграфе диссертации (3.7. «Особенности самоотношения у юношей/девушек с разной степенью ограничения возможностей здоровья») определены ресурсы, в качестве которых рассматриваются характеристики самоотношения субъекта.

Проверялась гипотеза: существуют различия по факторам самоотношения у юношей/девушек с разными типами адаптации.

Анализ самоотношения проводили с помощью методики исследования самоотношения С.Р. Пантилеева. При обобщении результатов учитывались показатели модальностей самоотношения, а именно соотношение их уровней: высокий уровень самоуважения и аутосимпатии, т.е. позитивное самоотношение, и низкий уровень самоуничижения, т.е. негативное самоотношение, соответствуют позитивному смыслу «Я», высокие показатели, как по позитивному, так и по негативному самоотношению – конфликтному смыслу «Я», низкие показатели по позитивному и высокие показатели по негативному самоотношению – негативному смыслу «Я».

Таблица 5. Итоговые результаты исследования

Типы

адаптации

Преобладающие личностные смыслы в группах

ЭГ Амбивалентный смысл «Я»

КГ 1 Позитивный личностный смысл

КГ 2 Негативный личностный смысл

КГ 3 Конфликтный смысл «Я»

Парадоксально адаптивный

Механизм актуализации тревоги;

Механизм дифференциации общего чувства тревоги;

Механизм трансформации тревоги в активную целенаправленную деятельность; Аутопластический механизм компенсаторного характера

Механизм трансформации тревоги в целенаправленную активную деятельность

Механизм дифференциации общего чувства тревоги

Механизм актуализации тревоги

Умеренно адаптивный

Традиционно адаптивный

Традиционно неадаптивный

Испытуемым, профессионально занимающимся спортом (контрольная группа 3), свойственно сочетание высоких показателей по фактору «Самоуважение», средних (с тенденцией к высоким) показателей по фактору «Аутосимпатия» и высоких показателей по фактору «Самоуничижение», т.е. конфликтный смысл «Я». У испытуемых без каких-либо ограничений возможностей здоровья отмечается сочетание средних (с тенденцией к высоким) показателей по фактору «Самоуважение», средних (с тенденцией к высоким) показателей по фактору «Аутосимпатия» и низких показателей по фактору «Самоуничижение», что означает преобладание у испытуемых данной группы позитивного личностного смысла «Я».

В контрольной группе 2 (испытуемые с незначительными ограничениями возможностей здоровья) низкие показатели по фактору «Самоуважение» сочетаются с низкими показателями по фактору «Аутосимпатия» и с высокими показателями по фактору «Самоуничижение», что означает преобладание у испытуемых данной группы негативного личностного смысла.

Испытуемые с ограниченными возможностями здоровья (экспериментальная группа) демонстрируют не характерное ни для одной из контрольных групп сочетание средних (с тенденцией к низким) показателей по фактору «Самоуважение», средних (с тенденцией к высоким) показателей по фактору «Аутосимпатия» и низких – по фактору «Самоуничижение». Такое сочетание факторов второго порядка было обозначено как амбивалентный смысл «Я». Причины такого своеобразия личностного смысла испытуемых с ограниченными возможностями здоровья состоят в реализации аутопластического механизма компенсаторного характера, действующего по следующей схеме: снижение уровня самоуважения компенсируется за счёт повышения уровня аутосимпатии, что не позволяет повышаться самоуничижению и формироваться негативному личностному смыслу «Я».

Позитивный личностный смысл (контрольная группа 1) в сочетании с умеренно адаптивным типом характеризуется успешной реализацией склонности к лидерству и руководству – аллопластический механизм трансформации тревоги в активную целенаправленную деятельность, ресурсы позитивного самоотношения и умеренная личностная тревожность позволяют личности довольно успешно (умеренный уровень адаптации) адаптироваться. Позитивный смысл «Я» (контрольная группа 1) также может соответствовать традиционно адаптивному типу. Данный тип характеризуется низким уровнем личностной и ситуативной тревожности и высоким уровнем адаптации и реализуется в интропунитивных реакциях, вариативных по типу (с фиксацией на самозащите или с фиксацией на удовлетворении потребности). При этом, решение проблемы субъект берёт на себя, оценивает степень трудности ситуации и, исходя из этого либо пытается защититься от разрушительной силы ситуации, либо нацеливается на ее разрешение.

В целом, позитивный личностный смысл отрицательно связан с высоким уровнем личностной тревожности и не описывает особенности адаптации при высоком уровне личностной тревожности.

Негативному личностному смыслу (контрольная группа 2) соответствует традиционно неадаптивный тип, который характеризуется сочетанием высокого уровня ситуативной и личностной тревожности с низким уровнем адаптации личности. Личностные ресурсы здесь недостаточны для успешной реализации стремления к лидерству и руководству, попытка руководить не приводит к успеху, потребность в руководстве фрустрируется, что не позволяет регулировать тревожность и обеспечивать адаптацию. Слабо выражен аллопластический механизм дифференциации общего чувства тревоги.

В целом показано, что при разных личностных смыслах экстрапунитивные реакции с фиксацией на удовлетворении потребности могут соответствовать разным типам адаптации личности, что подчёркивает большое значение ресурсов самоотношения для успешности процесса адаптации.

При конфликтном смысле «Я» (контрольная группа 3) отмечается парадоксальный тип адаптации. Ресурсы позитивного самоотношения позволяют успешно адаптироваться к социальному окружению, несмотря на высокий уровень личностной тревожности. Здесь ситуативная оптимизация тревожности (аллопластический механизм актуализации тревоги) происходит с помощью экстрапунитивных реакций с фиксацией на препятствии. В данном случае фиксация на препятствии не означает подчёркивания своей беспомощности в трудной ситуации, но, напротив, является способом оценки степени ее трудности. Ситуативное снижение тревожности в ситуации оценки указывает на наличие возможности снижать влияние тревожности за счёт повышения осведомлённости о ситуации: чем более предсказуема и знакома ситуация, тем легче с ней справиться. Отличие этой группы от остальных показывает, что выделенные способы адаптации, скорее всего, являются следствием специального обучения, и неаутентичны. Также при конфликтном личностном смысле (контрольная группа 3) отмечается умеренно адаптивный тип, при котором реакции на фрустрацию также фиксированы на препятствии, но отличаются импунитивной направленностью. При этом фрустрирующая сила ситуации отрицается, что также позволяет ситуативно оптимизировать тревожность (снижать уровень ситуативной тревожности с умеренного до низкого).

При амбивалентном личностном смысле (экспериментальная группа) действует аутопластический механизм компенсаторного характера, заключающийся в компенсации самоуважения за счёт повышения аутосимпатии, что препятствует повышению самоуничижения и формированию негативного самоотношения. Механизм раскрывает специфику «извлечения» внутриличностных ресурсов адаптации, при этом, высокая аутосимпатия обеспечивает успешную реализацию всех трех выделенных аллопластических механизмов адаптации. Сочетание экстрапунитивности и фиксации на удовлетворении потребности (аллопластический механизм трансформации тревоги в активную целенаправленную деятельность) в случае действия компенсаторного механизма, способствует оптимизации ситуативной тревожности, так как соответствует парадоксальному типу адаптации, позволяет регулировать ее уровень (аллопластический механизм актуализации тревоги). Амбивалентный смысл «Я» (экспериментальная группа) также может соответствовать умеренно адаптивному типу. Здесь компенсация самоуважения за счёт повышения аутосимпатии связана с фиксацией на удовлетворении потребности, но направления этих реакций варьируются (экстра-, интро- и импунитивные реакции), что подтверждает действие выделенного ранее механизма дифференциации общего чувства тревоги, который заключается в способности субъекта варьировать направления реакций на фрустрацию, сохраняя мотивированность на решении проблемы.

В целом, из этого можно сделать вывод о том, что аутопластический механизм компенсаторного характера нацелен на оптимизацию тревожности в ситуациях оценки за счёт фиксации на удовлетворении потребности, стремления к разрешению проблемы.

Полученные результаты позволяют сделать следующие выводы:

1) Установлено, что трудность удовлетворения значимых потребностей, связанная с ограничениями здоровья, сопряжена с высокой личностной тревожностью.

2) Доказано, что в юношеском возрасте между людьми с разной степенью ограничения возможностей здоровья существуют различия по уровню ситуативной тревожности, что связано с различием в способах адаптации личности.

3) Выделены типы индивидуальной адаптации, характеризующиеся сочетанием уровней ситуативной и личностной тревожности с уровнем адаптации личности: умеренно адаптивный тип; традиционно адаптивный тип; парадоксально адаптивный тип; традиционно неадаптивный тип.

4) Выявлена способность к опредмечиванию тревожности, которая заключается в когнитивной проработке причин собственной тревожности, а именно, в локализации тревожности в конкретных личностных и социальных сферах, что позволяет поддерживать её оптимальный уровень.

5) Определены особенности локализации тревожности в исследованных группах, связанные с уровнем личностной тревожности;

6) Выделены аллопластические механизмы адаптации, реализуемые в направлениях и типах реакции на фрустрацию: механизм актуализации тревоги, механизм дифференциации общего чувства тревоги, механизм трансформации тревоги в активную целенаправленную деятельность.

7) Выделен аутопластический механизм адаптации компенсаторного характера, заключающийся в компенсации низкого самоуважения за счёт высокой аутосимпатии.

Содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

Публикации в журналах, рекомендованных ВАК:

1. Кузнецова О.В. Типы реакций на фрустрирующие ситуации при разном уровне личностной тревожности. // Вестник Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. № 2. Кострома. 2007. С. 114-118. (0,6 п.л.).

Публикации в других научных изданиях:

2. Кузнецова О.В. Компенсаторные способы реакции на фрустрацию у людей с физическими недостатками. // Научный поиск: Сб. научных работ студентов, аспирантов и преподавателей / Под ред. проф. А.В. Карпова. ЯрГУ, Ярославль, 2006. С. 167-176. (0,4 п.л.). (Соавтор. Харламенкова Н.Е.).

3. Кузнецова О.В. Реакции на фрустрацию как способы совладания с трудностями // Совладающее поведение: Современное состояние и перспективы. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2008. С. 289–307. (0,9 п.л.). (Соавтор. Харламенкова Н.Е.).

4. Кузнецова О.В. Механизмы преодоления тревожности в раннем юношеском возрасте. Материалы международной научно-практической конференции. Астрахань. 2006. С. 214-216. (0,2 п.л.).

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»