WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

30

40

45

3

66 /

16,5

Н

Н

В

9

28

22

7

21

25

63

4

91 / 22,75

В

В

Н

21

29

41

0

52

57

37

Прим.: В – высокий уровень тревожности или адаптации, У – умеренный уровень тревожности или адаптации, Н – низкий уровень тревожности или адаптации; СТ – ситуативная тревожность, ЛТ – личностная тревожность, КГА – адаптация. Цифры указывают на количество человек в каждом кластере из групп ЭГ, КГ1, КГ2, КГ3.

Для проверки гипотезы применялся кластерный анализ, который позволил сгруппировать показатели ситуативной и личностной тревожности и адаптации в кластеры (типы) по всей выборке в целом и в каждой группе испытуемых (Табл. 3).

По результатам кластерного анализа выделено четыре типа индивидуального приспособления к внешним условиям:

1) Умеренно адаптивный тип – сочетание низкой ситуативной тревожности, умеренной личностной тревожности и среднего уровня адаптации;

2) Парадоксально адаптивный тип – сочетание умеренной ситуативной тревожности, высокой личностной тревожности и высокого уровня адаптации;

3) Традиционно адаптивный тип – сочетание низкой ситуативной и личностной тревожности с высоким уровнем адаптации;

4) Традиционно неадаптивный тип – сочетание высокой ситуативной и личностной тревожности с низким уровнем адаптации.

При статистической обработке результатов (критерий – угловое преобразование Фишера) было обнаружено, что для ЭГ типичными являются парадоксальный и умеренно адаптивный типы, для КГ1 – умеренно адаптивный и традиционно адаптивный типы, для КГ2 – традиционно неадаптивный тип, для КГ3, так же, как и для ЭГ, – умеренно адаптивный и парадоксальный типы.

В параграфе 3.6. «Направления и типы реакций на фрустрацию у юношей/девушек с различной степенью ограничения возможностей здоровья» рассматривалась связь типов реакции на фрустрацию с типами индивидуальной адаптации, и выделялись аллопластические механизмы, которые позволяют личности адаптироваться при разных уровнях тревожности.

С целью выделения механизмов адаптации была выбрана определенная процедура анализа данных. Для этого типы адаптации были представлены в порядке убывания их ресурсозатратности: наиболее ресурсозатратным был выбран парадоксальный тип, а наименее – неадаптивный тип. Типы адаптации, на основании критерия ресурсозатратности располагались таким образом: парадоксальный тип умеренно адаптивный тип традиционно адаптивный тип традиционно неадаптивный тип. Понятие «ресурсозатратности» было введено для того, чтобы подчеркнуть, с одной стороны, что существует возможность успешной адаптации даже при высоком уровне личностной тревожности, путём обращения к определённым личностным ресурсам, а, с другой стороны, отметить, что адаптационный процесс при высоком уровне тревожности является более сложным и требует от субъекта особых способов регуляции тревожности. Аллопластические механизмы адаптации выделялись на основании оценки изменения реакций на фрустрацию как проявлений адаптационного поведения при переходе от наименее к наиболее ресурсозатратным типам адаптации. В этом состоял принцип выделения механизмов адаптации личности при разных уровнях тревожности и типах адаптации.

Проверялись гипотезы: 1) Типы адаптации (парадоксально адаптивный тип, умеренно адаптивный тип, традиционно адаптивный тип, традиционно неадаптивный тип) связаны с определённой спецификой реакций на фрустрацию; 2) Существуют различия в механизмах адаптации между людьми в зависимости от значимости ценности здоровья и возможности/невозможности удовлетворения значимых потребностей.

Для проверки первой гипотезы была проанализирована взаимосвязь выделенных нами типов адаптации с направлениями и типами реакций на фрустрацию. В ходе анализа было установлено, что парадоксально адаптивный тип сопряжён с экстрапунитивной направленностью реакций на фрустрацию. Испытуемым экспериментальной группы (слабовидящие), для которых парадоксальный тип является типичным, свойственны экстрапунитивные реакции с фиксацией на удовлетворении потребности, которые, как было установлено ранее, в целом связаны с высокой личностной тревожностью. Показано, что экстрапунитивные реакции с фиксацией на удовлетворении потребности способствуют успешной адаптации личности только при наличии у неё соответствующих ресурсов, в противном случае, такие реакции не приводят к успешной адаптации. Традиционно адаптивный тип, напротив, исключает экстрапунитивные реакции, что подчёркивает связь экстрапунитивности с высоким уровнем личностной тревожности. Умеренно адаптивный тип в целом характеризуется высокой вариативностью реакций с фиксацией на удовлетворении потребности по их направленности, что позволяет субъекту удовлетворять потребности, обращаясь к различным внутренним и внешним ресурсам. Наличие связи типов адаптации с направлениями и типами реакции на фрустрацию подтверждает первую из двух гипотез, сформулированных в этом параграфе.

Обобщение результатов проводилось средствами факторного анализа по показателям ситуативной и личностной тревожности, адаптации, направлениями и типами реакций на фрустрацию. В каждой группе была выделена своя структура факторов. В целом установлено, что высокая личностная тревожность во всех группах сопряжена с экстрапунитивностью, тогда как низкая личностная тревожность, напротив, связана с импунитивностью. В 1 и 2 контрольных группах были выделены идентичные факторы, включающие высокие показатели по ситуативной и личностной тревожности, низкие показатели по адаптации в сочетании с экстрапунитивными реакциями с фиксацией на удовлетворении потребности. В экспериментальной группе типичной связи тревожности и адаптации не выявлено по факторному анализу. В контрольной группе 3 высокая тревожность сопровождается высокой адаптацией, при этом выражена экстрапунитивность в сочетании с самыми разными типами реакций на фрустрацию.

Для проверки второй гипотезы в соответствии со сформулированным выше принципом выделения аллопластических механизмов адаптации были сопоставлены изучаемые группы испытуемых. В таблице для каждой группы представлены разные по ресурсозатратности типы адаптации и соответствующие им реакции на фрустрацию. Изменение типа и направленности реакций на фрустрацию формулировали в виде определенного механизма адаптации (Табл. 4).

Анализ данных проводили в следующем порядке:

(1) Сравнение наиболее контрастных групп – экспериментальная группа (слабовидящие) и основная контрольная группа (юноши/девушки без ограничений возможностей здоровья) – ЭГ и КГ1. Эти группы различаются как по критерию значимости ценности здоровья, так и по критерию возможности/невозможности удовлетворения значимых потребностей. Сопоставление данных, полученных в наиболее контрастных группах, позволяет выделить способы адаптации при разных уровнях личностной тревожности.

(2) Сравнение контрольных групп 1 и 2 (юноши/девушки без ограничений возможностей здоровья и их сверстники с незначительными ограничениями возможностей здоровья) – КГ1 и КГ2. В этих группах ценность здоровья отрицается как значимая, однако, в юношеском возрасте ограничения возможностей здоровья (даже незначительные) существенно затрудняют удовлетворение значимых потребностей, следствием чего является высокая личностная тревожность.

(3) Сравнение данных наиболее близких по выделенным критериям групп – экспериментальная группа (слабовидящие) и контрольная группа 3 (юноши/девушки, профессионально занимающиеся спортом) – ЭГ и КГ3. В этих группах отмечается высокая значимость ценности здоровья и частая фрустрированность значимых потребностей: у слабовидящих это обусловлено ограничениями возможностей здоровья, а у спортсменов – необходимостью постоянно показывать высокие спортивные результаты и угрозой потери здоровья. Такое сравнение позволило нам конкретизировать механизмы адаптации, специфичные для людей с ограниченными возможностями здоровья и для спортсменов, дифференцировать аутентичные и «выученные» способы адаптации.

Таблица 4. Типы адаптации и соответствующие им направления и типы реакций на фрустрацию в четырёх обследованных группах

Типы

адаптации

Направления и типы реакций на фрустрацию в группах

ЭГ

КГ 1

КГ 2

КГ 3

Парадоксально

адаптивный

E+NP

не типичен

не типичен

E+OD(!)

лидерство, руководство

подчеркивается наличие препятствия, выражается ужас

Умеренно адаптивный

баланс E=I=M

+ NP

E+NP

баланс E=I=M

+ NP, но c акцентом на I+ED

M+OD

разнонаправленные реакции, но с фиксацией на удовлетворении потребности

лидерство, руководство

разнонаправленные реакции, но с фиксацией на удовлетворении потребности

ситуация как фрустрирующая

отрицается

Традиционно адаптивный

не типичен

I + (ED/NP)

M+OD

M+ED

решение проблемы берется на себя, хороший исполнитель, чувство вины

ситуация как фрустрирующая отрицается

ответственность сведена до минимума, осуждение избегается

Традиционно неадаптивный

E+OD

E+NP(!)

E+NP(!)

не типичен

подчеркивается наличие препятствия, выражается ужас

безусловное лидерство, жесткая, негибкая позиция

безусловное лидерство, жесткая, негибкая позиция

Прим.: Е – экстрапунитивность, I – интропунитивность, М – импунитивность, OD – фиксация на препятствии, ED – фиксация на самозащите, NP – фиксация на удовлетворении потребности. (!) – реакция на фрустрацию выражена значительно.

Анализ реакций на фрустрацию (Табл. 4) в экспериментальной группе позволил выделить характерный для нее механизм актуализации тревоги, который заключается в ситуативном повышении тревожности в ситуациях адаптации. Кроме этого в этой группе испытуемых при сопоставлении разных по ресурсозатратности типов адаптации выделены механизм трансформации тревоги в активную целенаправленную деятельность и механизм дифференциации общего чувства тревоги (смысл механизмов раскрывается ниже).

При сравнении результатов юношей/девушек с незначительными ограничениями здоровья (КГ2) с их сверстниками без таких ограничений (КГ1) оказалось, что группы, которые являются схожими (но не идентичными) по степени соматического здоровья, демонстрируют одинаково низкий уровень адаптации при высокой тревожности. Принцип выделения механизмов адаптации в этих группах также позволил определить их некоторое сходство. Показано, что типичной стратегией поведения при низкой адаптации и высокой тревожности является безусловное лидерство, жесткая, негибкая позиция (E+NP), которая рассматривалась как своеобразная фиксация на проблеме. При этом механизм адаптации, который можно выявить, сопоставив реакции на фрустрацию при неадаптивной стратегии поведения с реакциями на фрустрацию при умеренно адаптивном поведении, состоит в приспособлении к ситуации путем трансформации тревожности в целенаправленную активность, в переходе с фиксации на проблеме к ее разрешению. Этот прием был назван механизмом трансформации тревоги в активную целенаправленную деятельность, и актуализируется в контрольной группе 1.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»