WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

Несмотря на значительное количество работ по проблеме адаптации, она, чаще всего, рассматривается без учёта связи с уровнем фрустрированности значимых потребностей и с уровнем тревожности как внутриличностными условиями, сопровождающими этот процесс (§ 2.2). Традиционно считается, что высокая личностная тревожность как результат систематической фрустрации значимых потребностей, препятствует успешной адаптации личности. В настоящей работе наряду с традиционным пониманием влияния тревожности на адаптацию отмечается, что последняя возможна и при высокой тревожности. Это происходит благодаря использованию внутриличностных ресурсов, позволяющих субъекту, реализуя особые механизмы, регулировать влияние тревожности на адаптационный процесс, прямо не снижая её уровня. Выделяются аллопластические и аутопластические механизмы адаптации.

С целью объединения проблемы фрустрации потребностей, тревожности и адаптации в работе исследовалась адаптация людей с ограниченными возможностями здоровья (§ 2.3). Джеймс Рэтбоу, рассматривая этот вопрос, выделяет в адаптации следующие стадии: дезадаптацию (или псевдоадаптацию); стадию частичной адаптации; полную адаптацию личности к социальному окружению.

Существует точка зрения, согласно которой адаптация есть процесс эффективного взаимодействия с социальной средой, сопровождающийся удовлетворением основных социогенных потребностей человека и оправдывающий ролевые ожидания группы. При этом свидетельством успешной социальной адаптации является наличие переживания субъектом чувства уверенности и свободы выражения его творческих способностей (Ларсон Т., 2005, Уилсон Т., 2007, Адельсон С., 2002, Рошер Д., 1998). Рядом исследователей, напротив, подчёркивается исключительная «затратность» процесса адаптации для личности. В этом контексте эмоциональная нестабильность, повышение тревожности, напряжённость, фрустрированность рассматриваются как «цена», которая определяет меру адаптации, или как препятствие, преодоление которого ведет к эффективной адаптации к социальному окружению (Бредли А., 2003, Баевский Р.М., 1974, Леонтьев В.Г, 1992). С целью коррекции терминов «цена» и «стоимость» в диссертации используется понятие «ресурсозатратность» адаптационного процесса, в связи с тем, что он, во-первых, более точно отражает психологическую суть данного явления, а во-вторых, указывает на наличие конкретных способов снятия влияния тревожности, т.е. позволяет обозначить качественные характеристики индивидуальных способов адаптации. Оптимальный уровень тревожности, индивидуальный для каждого человека, позволяет адаптироваться, обращаясь к внутриличностным ресурсам.

В третьей главе «Исследование взаимосвязи тревожности и механизмов адаптации личности» приведены основные результаты эмпирического изучения тревожности и адаптации личности, даны их интерпретация и обсуждение. В § 3.1 «Процедура проведения эмпирического исследования: методы и характеристика выборки» излагается ход и организация проведения эмпирического исследования, описывается выборка и методы сбора данных.

В § 3.2 «Уровень личностной тревожности у юношей/девушек с разной степенью ограничения возможностей здоровья» для диагностики личностной и ситуативной тревожности использовалась шкала тревожности Ч. Спилбергера. Тревожность определяется как предрасположенность личности воспринимать широкий спектр ситуаций как угрожающих ценности Я (самоценности). Проверялась гипотеза: трудность удовлетворения значимых потребностей, связанная с ограничениями возможностей здоровья, сопряжена с высокой личностной тревожностью.

У испытуемых, имеющих ограничения, связанные со здоровьем (ограничения зрительной функции), которые не позволяют быстро ориентироваться в предметном и социальном мире, высокая личностная тревожность встречается значимо чаще, чем у юношей/девушек без ограничений по зрению (Табл. 1): экспериментальная группа (ЭГ) – 59 % испытуемых; контрольная группа 2 (КГ2) – 54 % испытуемых; контрольная группа 1 (КГ1) – 28 % испытуемых. Значимость различий по критерию Фишера при p = 0,01: 1 =4,501; 2 =3,787 (1 – различия по высокой личностной тревожности между ЭГ и КГ 1, 2 – различия между КГ1 и КГ2). Достоверность различий проверялась и другими критериями (критерий Манна-Уитни). Установлено, что у испытуемых с ограничениями возможностей здоровья высокая личностная тревожность встречается значительно чаще, что подтверждает выдвинутую гипотезу.

Таблица 1. Уровни личностной тревожности по шкале тревожности Ч. Спилбергера, в экспериментальной и трёх контрольных группах (в процентах)

Уровень тревожности

Экспериментальная группа

Контрольная группа 1

Контрольная группа 2

Контрольная группа 3

Низкая

9

27

14

11

Умеренная

32

45

32

33

Высокая

59

28

54

56

Прим.: экспериментальная группа (ЭГ), испытуемые с ограниченными возможностями здоровья; контрольная группа 1 (КГ1), здоровые испытуемые; контрольная группа 2 (КГ2), испытуемые с незначительными ограничениями возможностей здоровья; контрольная группа 3 (КГ3) – физически здоровые испытуемые, для которых ценность здоровья является значимой, спортсмены.

В § 3.3. «Уровень ситуативной тревожности у юношей/девушек с разной степенью ограничения возможностей здоровья» оценивалась тревожность как состояние. Она рассматривалась как показатель субъективной значимости результатов оценки (например, в ситуации тестирования) для испытуемого: высокая ситуативная тревожность является свидетельством субъективного переживания угрозы снижения самоценности и нестабильности отношения к себе, а низкая (при наличии высокой личностной тревожности) – показателем наличия механизмов регуляции состояний, фрустрирующих удовлетворение потребностей, показателем адаптации к среде, несмотря на высокую личностную тревожность.

Гипотеза: между испытуемыми с разной степенью ограничения возможностей здоровья существуют различия по уровню ситуативной тревожности.

Таблица 2. Уровни ситуативной тревожности по шкале тревожности Ч. Спилбергера в экспериментальной и трёх контрольных группах (в процентах)

Уровень тревожности

Экспериментальная группа

Контрольная группа 1

Контрольная группа 2

Контрольная группа 3

Низкая

8

38

16

57

Умеренная

49

30

51

36

Высокая

43

32

33

7

В ситуации психологического тестирования ситуативная тревожность статистически значимо чаще встречается в экспериментальной группе и в контрольных группах 1 и 2 и значимо реже – в контрольной группе 3, что подтверждает нашу гипотезу (Табл. 2). Получены статистические различия по переменной между ЭГ и КГ1; между КГ3 и остальными группами (ЭГ, КГ1 и КГ2). В психологической литературе отмечается низкая ситуативная тревожность у спортсменов, обусловленная привычностью для них ситуации оценки, в связи с особенностями их профессиональной деятельности. (Соколовский Б.Д., 2003). Спортсменам часто приходится сталкиваться с ситуацией подобной оценки (проверка на допинг, сдача нормативов, контроль функциональной готовности к соревнованиям, проверка волевых качеств в ходе соревнований и подготовки к ним). В остальных исследуемых группах ситуация оценки вызвала повышение ситуативной тревожности, что свидетельствует о высокой ценности внешней оценки для данного возраста и о том, что спортсмены специально обучаются приёмам овладения тревожными состояниями.

Определяя тревожность как реакцию личности на угрожающие ситуации, важно понять, какие именно ситуации оцениваются субъектом как тревогогенные (§ 3.4. «Локализация тревожности в личностных и социальных сферах»). Способность личности к осознанию ситуаций как нейтральных или тревожных рассматривалось нами как важное основание для регуляции субъектом напряженных состояний. Она характеризуется возможностью соотносить тревожность с конкретной социальной ситуацией или личностной особенностью (сферой) и определяется как способность к опредмечиванию тревожности. Для операционализации этого конструкта использовался термин «локализация тревожности». Проверялась гипотеза: существует взаимосвязь между уровнем личностной тревожности и способностью к её опредмечиванию.

С целью проверки гипотезы была разработана и применялась «Методика ранжирования тревогогенных ситуаций». Ее суть состоит в ранжировании предлагаемых испытуемому стандартных ситуаций от наиболее (ранги 1, 2) к наименее тревогогенным (5, 6). Ситуации поделены на два блока: личностные сферы (ценностная, потребностная, сфера способностей, когнитивная, эмоциональная, сфера доверия) и социальные ситуации (взаимоотношения в семье, взаимоотношения в школе, межличностные отношения со сверстниками, интимно-личностные взаимоотношения с противоположным полом, сфера досуга, ситуации в общественных местах). Результаты показали следующее:

  • Чем выше уровень личностной тревожности, тем менее конкретно опредмечивается тревожность, т.к. ситуации/сферы не дифференцируются по степени тревожности.
  • Высокая значимость ценности здоровья (ЭГ, КГ3) сопряжена с локализацией тревожности преимущественно в сферах личности (сходство по всем сферам, кроме сферы способностей), однако, наличие способности справляться с тревогой у спортсменов вносит различия в социальные сферы: наиболее тревогогенными являются такие ситуации как взаимоотношения в семье, в школе, интимно-личностное общение с противоположным полом, межличностные отношения со сверстниками.
  • Фрустрация потребностей (ЭГ, КГ2, КГ3), сопряженная с высокой тревожностью, определяет локализацию тревожности в таких сферах личности как потребностная сфера, сфера эмоций, сфера доверия, и слабее связывают тревогу со сферой ценностей, способностей и когниций.
  • Сходство трех контрольных групп (КГ1, КГ2, КГ3) определяется идентичностью в ранжировании социальных ситуаций, таких как взаимоотношения в школе, межличностные отношения, интимно-личностные отношения, которые отмечаются как тревогогенные и таких как досуг и ситуации в общественных местах, которые отрицаются как тревогогенные.

Обобщая полученные нами данные, отметим, что у испытуемых, которые чаще находятся во фрустрирующих ситуациях (экспериментальная группа и контрольные группы 2 и 3) значимо чаще, чем у их сверстников без ограничений возможностей здоровья (контрольная группа 1), встречается высокая личностная тревожность, локализованная в личностных сферах (потребностная сфера, эмоции, сфера доверия). На основе этого можно сделать вывод о подтверждении гипотезы.

В § 3.5. «Индивидуальные типы адаптации личности» проверялась гипотеза о том, что типы индивидуального приспособления к условиям социальной среды характеризуются сочетанием уровней ситуативной и личностной тревожности с уровнями адаптации личности. В диссертации в качестве адаптации изучался не столько процесс приспособления к конкретным социальным условиям, сколько способность (готовность) личности к адаптации к изменяющимся или трудным условиям среды, т.е. адаптируемость, приспособляемость.

Таблица 3. Кластерный анализ данных по показателям ситуативной, личностной тревожности и адаптации

№ кластера

n (кол. чел. / %)

СТ

ЛТ

КГА

ЭГ

КГ 1

КГ 2

КГ 3

1

92 /

23

У

В

В

37

10

12

33

43

55

59

2

151 / 37,75

Н

У

У

33

33

25

60

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»