WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

2. Исследователи, придерживающиеся диспозиционного подхода (от disposition – установка, отношение, расположение) соглашаются, что прямой связи между чертами лица и чертами характера не существует, а выражение лица несет очень ограниченную информацию о внутреннем мире человека. Диспозиционный, или социально-когнитивный подход исходит из противоположных (по отношению к физиогномическому) методологических оснований. Восприятие наблюдателем психологических свойств коммуниканта осуществляется путем ментального конструирования его образа (Бэрон, Бирн, Джонсон, 2003; Росс, Нисбетт, 1999). В качестве главных детерминант построения образа выступают аттитьюды, установки, социальные стереотипы, атрибуции, проекции наблюдателя. Этим объясняется, например, факт переоценки личностных свойств обладателей привлекательных лиц и недооценки непривлекательных (Dion, Berscheid & Walster, 1972). П. Вэрр и К. Неппер (Warr & Knapper, 1968) подчеркивают, что оценки психологических свойств человека по выражению лица могут быть легко изменены, если добавить или изменить другие элементы, например бороду, прическу, или хотя бы очки. Человек в очках воспринимается более образованным и умным (Brunswik, 1939; Saito, 1978; Elman, 1977; Harris & Bochner, 1982). М. Аргайл и Р. МакГенри (Argyle & McHenry, 1971) подтверждая подобные оценки, указывают, что наблюдения за общением человека в течении 5 минут существенно их снижают. К. Эдвардс (Edwards, 1987), Р. Терри и Д. Кроджер (Terry & Kroger, 1976) обнаружили высокие оценки по шкале интеллектуальность, но заниженные по шкале привлекательность. Мужчины, имеющие бороду, воспринимаются более мужественными, агрессивными, маскулинными, доминантными, сильными, самоуверенными (Addison, 1989; Kenny & Fletcher, 1973; Pancer & Meindl, 1978; Pellegrini, 1973; Reed & Blunk, 1990; Roll & Verinis, 1971). Недавно проведенные исследования показывают, что женское восприятие мужских лиц зависит от типа выстраиваемых отношений. Для установления и развития длительных отношений женщинами выбираются феминизированные мужские лица (Neave & Shields, 2008; Penton-Voak, Jacobson & Trivers, 2004; Waynforth, Delwadia & Camm, 2005), для более коротких отношений - мужчины с маскулинными чертами лица (Little, Jones, Penton-Voak, Burt & Perrett, 2002). Этот результат наводит на мысль, о возможном формировании в сознании женщин желаемых, положительных личностных характеристик мужчины под значительным влиянием культуры, социума, когнитивных установок (Perrett et al., 1998).

В последнее время стали появляться экспериментальные исследования, показывающие, что культурные стереотипы и когнитивные конструкции наблюдателя не отражают действительного положения дел (Berry, Finch-Wero, 1993; Penton-Voak, Perrett et al, 2006). Обнаруживается сходство и точность восприятия индивидуально-психологических характеристик человека по выражению его лица независимо от диспозиционных образований наблюдателя на уровне значительно выше случайного (Little, Perrett, 2007; Zebrowitz, Rhodes, 2004; Albright et al, 1988; Borkenau & Liebler, 1993; Berry & Brownlow, 1989; Kenny, Horner, Kashy & Chu, 1994), что указывает на противоречивость данного подхода.

3. В конфигурационном подходе (Hassin & Trope, 2000; McArthur & Apatow, 1984; Tanaka & Farah, 1993; Tanaka & Sengco, 1997; Wilson, Kevin, Tanaka & Farah, 1998) в качестве физических характеристик лица рассматриваются интегральные качества или гештальты, а не его элементы и даже не соотношения между ними. Например, привлекательность, паттерн «детского» лица, маскулинность/феминность лица. Восприятие как внешних, так и внутренних характеристик человека по одному из гештальтов - «детское» лицо, созданного путем различных трансформаций размера и расположения бровей, глаз, носа и рта, изучалось в работе Л. МакАртур и К. Апатова (McArthur & Apatow, 1983/84). Признаками такого лица являются большие глаза, маленький подбородок, большой лоб и высоко расположенные брови. Показано, что взрослые с «детским лицом» воспринимаются моложе, слабее и привлекательнее, чем взрослые с обычными лицами, а их личностные характеристики оцениваются как более честные, наивные, сердечные и добрые (Berry & McArthur, 1985; Zebrowitz & Montepare, 1992). Другим интегральным качеством выступает маскулинность/феминность. Человек с квадратной челюстью воспринимается как замкнутый, отчужденный, имеющий большую физическую силу, независимый во взаимоотношениях, а человек с миндалевидными глазами, которые являются одним из ярких признаков женственности, воспринимается как феминийный, что предполагает низкую агрессию. Физическая привлекательность, «детское лицо» и маскулинность/феминность тесно связаны друг с другом. Большие глаза являются признаком «детского лица» и, одновременно, признаком физической красоты; при этом, человек с «детским лицом» характеризуется прямо противоположно человеку с маскулинными характеристиками (Cunningham, Barbee & Pike, 1990).

Вариантом конфигурационного подхода считается экологическое направление (Baron, 1995: Berry & Finch-Wero, 1993; Niemann & Secord, 1995; Zebrowitz & Collins, 1997; Cloutier, Mason & Macrae, 2005), представители которого выдвигают два фундаментальных положения: принцип единства организма и среды и постулат непосредственного восприятия стимульной информации (Гибсон, 1988). Согласно первому принципу, объектом восприятия выступают не отдельные черты лица или их соотношения как таковые, а целостные динамические события. Последние включают: оценку общего впечатления (маскулинность/феминность, привлекательность/непривлекательность, симметричность/несимметричность, т.д.), статической (черты лица и их соотношение) и динамической визуальной информации (движения головы и мускулатуры лица). Постулат непосредственного восприятия гласит, что объективно существуют инвариантные признаки лица – эффорденсы, в виде «намеков», «признаков» или «знаков», которые нужно уметь воспринимать, чтобы правильно оценивать партнера по общению (Borkenau & Liebler, 1992, 1993, 1995; Gangestad et at., 1992; Gifford, 1994).

4. Представители системного подхода рассматривают психологическую оценку другого человека по выражению его лица как функцию личностных особенностей наблюдателя и физических характеристик (как парциальных, так и интегральных) лица коммуниканта. Выражение лица воспринимаемого человека и психологические характеристики наблюдателя взаимообусловлены и влияют друг на друга в ходе развертывания перцептивного события. Старая гносеологическая проблема – что мы воспринимаем и от каких условий это зависит, возвращается вновь, но в преобразованном виде. В рамках этого подхода субъект и объект восприятия рассматриваются как функциональные образования, дополняющие друг друга, а сам процесс межличностного восприятия – как многоплановое, многомерное, системно детерминированное событие жизни человека. Структура личности наблюдателя с самого начала участвует в детерминации перцептивного события в виде Я-концепции, потребностей, установок, отношения к другому субъекту, совокупного коммуникативного и чувственного опыта. Лицо воспринимаемого человека выступает в качестве предмета восприятия, презентирующего со-бытие другого. Его восприятие становится частью Он-концепции наблюдателя, необходимо включенной в детерминацию перцептивного события (Барабанщиков, 2002, 2006, 2007; Барабанщиков, Носуленко, 2004; Ананьева, 2008; Демидов, 2008; Жегалло, 2007).

С появлением в 90-е годы компьютерных техник трансформации изображений лица, обозначились новые пути и перспективы в изучении проблем восприятия психологических особенностей человека. Основным инструментом исследователей стало умение создавать оригинальные фотоизображения лица человека – усредненные, инвертированные, композитные, химерические, морфированные лица и т.д.

Проблема черты конфигурации в межличностном восприятии. Изучение вклада контура лица человека на оценку его индивидуально-психологических особенностей интересно рассмотреть в связи с проблемой черты-конфигурации, суть которой сводится к вопросу о приоритетности стратегий восприятия лица. В настоящее время, в решении этой проблемы выделяются четыре теоретических позиций (Rakover, 2002), базирующиеся на следующих гипотезах: 1) черт; 2) конфигураций черт; 3) целостности и 4) перцептивных схем (норма, иерархичность).

Подход с точки зрения гипотезы черт утверждает, что мы воспринимаем лицо главным образом благодаря его основным элементам: особенностям глаз, рта, носа, подбородка и т.д. Лицо в целом воспринимается как совокупность его частей (Macho & Leder, 1998; Tversky & Krantz, 1969; Garner, 1978; Sergent, 1984). Например, есть только одна единственная в мире женщина, которая имеет очаровывающее-загадочную улыбку – Мона Лиза. В русле этого подхода родились такие современные методы реконструкции лица как photo-fit и identikit (Penry, 1971), суть которых состоит в том, что портрет (образ) лица строится по отдельным его элементам. Эти методы нашли широкое применение в криминалистике (Куликов, 1998; Попов, 2002). Подобный подход сталкивается с рядом больших трудностей, например, с изменением размеров отдельных элементов лица меняются пространственные расстояния и соотношения между ними, что оказывает влияние на общее представление о человеке (Penry, 1971).

Подход с точки зрения конфигурации подчеркивает важность пространственных соотношений между элементами лица. Он был предложен в качестве одного из возможных объяснений эффекта инвертированного лица (Yin, 1969; Valentine, 1988; Bartlett & Searcy, 1993, 1996; Leder & Bruce, 1998) Даймондом и Кэрри (Diamond & Carey, 1986). Люди очень чувствительны к небольшим изменениям расстояний между чертами лица, а иногда такие изменения приводят к созданию совершенно нового лица (Haig, 1984, 1986; Rhodes, 1988).

Представители целостного подхода утверждают, что при восприятии лица одновременно участвуют два процесса и выделение элементов лица, и установление пространственных отношений между ними (Tanaka & Farah, 1993; Tanaka & Sengco, 1997; Wilson, Kevin, Tanaka & Farah, 1998; Davidoff & Donnelly, 1990). Д. Танака и М.Фарах (1992, 1993) показали, что распознавание отдельных элементов лица происходит лучше в случае, когда они располагаются в контексте целого лица, чем по отдельности. Распознавание глаз, расположенных естественно, эффективнее, чем при измененном расстоянии (больше, меньше) и намного лучше, чем в случае изолированной демонстрации (Tanaka, Sengco, 1997).

Согласно гипотезе перцептивных схем, вся информация о выражении лица человека представлена в виде когнитивной схемы, несущей определенные прототипы лица (идеальное лицо). Распознавание информации по выражению лица происходит за счет отклонений от прототипа (Rhodes, 1996; Benson & Perrett, 1991, 1994; Brennan & Carey, 1987). Особенно ярко это видно на примерах карикатур лица (Rhodes et al, 1998; Brennan, 1985; Carey, 1992). В этом же направлении предлагается рассматривать восприятие выражения лица человека с точки зрения иерархического строения перцептивной схемы (Neisser, 1976; Wiseman & Neisser, 1974; Goldstein & Chance, 1980; Rakover, 1999). Существуют схемы разного уровня: целостного лица, отдельных структур, порядка расположения элементов лица, пространственного расстояния между ними и т.п. Вот почему мы видим парейдолические иллюзии, часто воспринимая лицо в облаках или в амбивалентных фигурах.

Интерес сохраняет и вопрос об информативности формы лица как таковой, как самостоятельного целого. «Чистая» форма лица по сравнению с «наполненной» формой выступает как часть целого. Выполняется ли одно из ключевых положений гештальт-психологии о соотношении целого-части (Koffka,1935; Wertheimer, 1923) при восприятии «чистой» и «наполненной» форм лица Например, исследование В.А. Барабанщикова и А.О Болдырева (2006) показало несостоятельность гештальтистской формулы по отношению к восприятию психологических черт личности по выражению целого и частично закрытого лица.

Восприятие формы лица. Если психологические оценки личности могут быть легко изменены, например, путем добавления бороды, новой прически или очков (Warr & Knapper, 1968), то как изменится восприятие этих характеристик с изменением природного атрибута лица человека – его формы

Существует ряд исследований, в которых показано влияние формы лица, на восприятие как физических, так и психологических характеристик человека, например, симметрия лица. Человек оценивается более привлекательным, если имеет более симметричную форму лица (Alley & Cunningham, 1991; Thornhill & Gangestad, 1993), а также более сильным, если у него широкие скулы (Cunningham, 1986; Cunningham et al., 1990; Grammer & Thornhill, 1994; Scheib, Gangestad, & Thornhill, 1999) и высокий лоб (Maier, Holmes, Slaymaker & Reich, 1984). Форма лица влияет не только на оценку таких внешних характеристик как красота или физическая сила, но и внутренних. Человек с миловидным, симметричным лицом и большими глазами воспринимается не только физически привлекательным, но и тщеславным, при этом его поведение рассматривается в большей степени как искусственно-демонстративное (Eagly, Ashmore, Makhijani & Longo, 1991). Большее доверие вызывают люди с пропорциональными лицами, имеющими минимальную флуктуацию асимметрии (Барабанщиков, Хрисанфова, 2007).

Имеющиеся данные позволяют высказать общие предположения. Форма лица как предмет восприятия представляет собой одновременно и самостоятельное целое, и составной элемент лица как такового. Роль формы лица как его элемента представляет интерес прежде всего в связи с оценкой индивидуально-психологических особенностей личности. Как меняется оценка психологических характеристик человека при изменении формы его лица Существуют ли психологические черты не подверженные влиянию формы лица Отличается ли восприятие естественной формы лица натурщика от компьютерно сгенерированных форм Особый интерес представляет вопрос о взаимосвязи восприятия формы лица и конституции тела натурщика: в ряде антропологических работ было показано их соответствие (Негашева, 1996, 1998, 2008; Звягин, Негашева, 2006, 2007). Обусловлена ли оценка психологических характеристик человека по форме лица его конституциональной принадлежностью

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»