WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

Основные положения и результаты исследования представлены на 2-ой Всероссийской конференции «Психология и психопатология терроризма. Гуманитарные стратегии антитеррора», Санкт-Петербург, 2005; на Юбилейной конференции, посвященной 120 – летию Московского Психологического Общества, Москва, 2005; на XIV съезде психиатров России, Москва, 2005; на NATO Program for Security through Science (STS), Италия, 2005; на круглом столе «Психология экстремальных ситуаций: проблемы теории и практики», организованного при ПИ РАО, Москва, 2006; на юбилейной научной конференции «Тенденции развития современной психологической науки», Москва, 2007; на VII Международном конгрессе по травматическому стрессу, Буэнос-Айрес, Аргентина, 2007; на IV съезде Российского психологического общества «Психология – будущему России», Ростов-на-Дону, 2007; на Первой международной научно-практической конференции «Психологические проблемы семьи и личности в мегаполисе», Москва, 2007, и заседаниях лаборатории психологии посттравматического стресса ИП РАН (2004-2007 гг.). Апробация диссертации проведена на расширенном заседании Лаборатории психологии посттравматического стресса и Лаборатории психологии развития Института психологии РАН (11.10.2007 г.).

Публикации результатов исследования

По материалам исследования опубликовано 9 научных работ. Список печатных работ приводится в конце автореферата.

Объем и структура работы

Диссертация изложена на 128 страницах машинописного текста, состоит из введения, трех глав, заключения, выводов, библиографического списка использованной литературы, включающего публикации 104 отечественных и 56 иностранных авторов, и одного приложения. Работа содержит 33 таблицы, 5 рисунков и 2 графика.


ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность исследуемой проблемы, формулируются цель и задачи исследования, описываются методические средства их реализации, раскрывается научная новизна работы, её теоретическая и практическая значимость, представляются положения, выносимые на защиту.

Первая глава «Террористическая угроза и её последствия» содержит теоретическое обоснование проведенного исследования и анализ отечественной и западной литературы по теме. Выделено два направления исследований: 1) роль СМИ в возникновении переживания угрозы теракта, и 2) психологические последствия стресса, возникающие после террористического акта.

В первом параграфе показано, что террористические акты являются сильнейшим травматическим стрессором, способным приводить к различным формам психической дезадаптации, крайним проявлением которой является посттравматический стресс. Представлены работы, направленные на изучение психологических последствий, возникающих после террористического акта, как у непосредственных, так и у косвенных жертв (North C.S, 1999; Galea S. et.al., 2002; Grieger T.A. et.al., 2003; Галкин К.Ю., 2004; Delisi L.E. et.al., 2001; Speckhard A., 2002, 2003; Pfefferbaum B. et.al., 2003).

Второй параграф посвящен определению понятия «террористическая угроза». Приводятся определения «террористической угрозы» в биологических науках (Чаганова Г.Я., 2004), в концепции модели безопасности (Магомет-Эминов М.Ш., 2006), как формы политического насилия (Озова Н.А., 2006). Описаны шесть отличительных характеристик «террористической угрозы» как травматического стрессора.

Третий параграф литературного обзора посвящен описанию роли СМИ в освещении терактов и возникновении психотравмирующих переживаний террористической угрозы. По данным многих исследований показано, что постоянное освещение трагических и криминальных событий создает общий негативный фон неуверенности и тревоги, который является почвой для невротических и стрессовых расстройств (Ruth E. Propper et.al., 2001; Keinan G. et.al., 2002; Тарабрина Н.В., 2005; Ениколопов С.Н. с соавт., 2002). Кроме того, чрезмерная фиксация на негативной информации в СМИ формирует определенное психологическое состояние, заключающееся в ощущении утраты контроля над обстоятельствами, существенными для собственной жизни (Тарабрина Н.В., 2004).

В четвертом параграфе представлены результаты исследований психологического воздействия информации о терактах в СМИ и других средствах коммуникации, которые обеспечивают довольно согласованные данные о широкой распространенности ПТСР (Galea S. et.al., 2002; Grieger T.A. et.al., 2003) и его отдельных симптомов (Schuster M.A. et.al., 2001) как психологических реакций на данный тип травматического стрессора.

В пятом параграфе описываются подходы к изучению психотравмирующего переживания террористической угрозы. В попытке объяснить психологические последствия террористических актов Goldenberg J.L. с соавт. сформулировали ТМТ теорию (Terror management theory). Основанием ТМТ служит предположение о наличии у каждого человека страха смерти, который активизируется вследствие каких-то драматических событий или упоминаний о подобных событиях (Мкртычян А.А., 2007). Страх смерти нарушает нормальное течение жизни человека, напоминает ему о неизбежности смерти, об уязвимости и незащищенности перед смертельной опасностью, в данном случае, терактами.

Обосновывается положение о том, что системный и субъектный подходы наиболее перспективны для изучения формирования признаков посттравматического стресса у мирного населения, возникающего вследствие восприятия информации о терактах по теле – и радиопередачам, а также публикациям в СМИ и других средствах коммуникации. Косвенные жертвы не подвергаются непосредственной угрозе, они травмируются посредством информации, которая освещает угрожающие другим людям события. Поэтому формирование посттравматического стресса в большей степени происходит в этих случаях посредством внутренней, когнитивной переработки информации, нежели другим путем (Лазарус Р., 1970).

Для анализа переживания террористической угрозы в данном исследовании предлагается использовать трехкомпонентную структуру переживания угрозы теракта: когнитивный, эмоциональный и поведенческий компоненты, различающиеся по своему психологическому содержанию.

Во второй главе «Описание процедуры эмпирического исследования» приводится общая характеристика испытуемых, описывается тестовая батарея методик исследования и представляется план проведения исследования.

Выборка испытуемых (n=494) состояла из трех групп: 1-ая группа обследована в Москве, где с 1996 по 2006 гг. произошло 13 терактов: n=288 (М=27,48; SD=12,29); 2-ая группа - жители Чеченской Республики (г. Грозный, г. Гудермес, г. Ножай-Юрт), где с 1994 г. велись боевые действия и теракты происходили и происходят повсеместно: n=73 (М=20,04; SD=4,82); 3-ья группа - респонденты Забайкалья, которые проживают на территории относительно спокойной в плане террористической угрозы: n=131 (М=18,97; SD=1,68).

Первым этапом данного исследования (2003–2005 гг.) была разработка опросника для оценки интенсивности переживания угрозы теракта. Опросник создавался как самоотчет об интенсивности переживания угрозы теракта, состоящий из 50 пунктов. Затем проводилось пилотажное исследование на выборке из 387 жителей Москвы разных возрастных групп и клинической группы психиатрических пациентов с диагнозом тревожное, тревожно-фобическое расстройство. Был проведен психометрический анализ опросника на двух выборках: жителей Москвы от 16 до 60 лет и пациентах психиатрической больницы. Результаты проведенного психометрического анализа подтверждают пригодность опросника для оценки интенсивности переживания террористической угрозы.

На втором этапе работы исследование проводилось по следующему плану: проведение бланковых методик в группах респондентов; проведение индивидуальных опросов респондентов старше 21 года с использованием такой же батареи методик; статистическая обработка результатов исследования.

В третьей главе диссертационной работы изложены результаты и обсуждение данных эмпирического исследования.

На первом этапе обработки данных перед нами стояла задача прояснить семантическую наполненность представления о террористическом акте у испытуемых всей выборки. На основе полученных из бланков методики свободных ассоциаций данных был составлен перечень наиболее часто используемых слов для определения ТА: на первом месте наиболее часто используемым оказалось слово «страх» (264 чел.), на втором – «СМЕРТЬ» (224 чел.), на третьем – «ВЗРЫВ» (129 чел.). Перед нами встал вопрос о том, насколько случайно было употребление этих слов в субъективных отчетах респондентов.

Анализ результатов показывает, что разница между количеством испытуемых, которые ассоциативно связывают «СТРАХ» с ТА (n = 264), и теми, у кого этой связи не отмечено (n = 213), достоверно статистически значима и по критерию ( = 5.45; р = 0,02) и по биномиальному критерию m (р = 0.022).

Представления и ассоциации о ТА различны. По результатам нашего исследования не было выделено универсального слова, ассоциирующегося с ТА, которое указали бы все респонденты (рис.1).

Рисунок 1.

Таким образом, по результатам исследования наиболее частотной ассоциацией с ТЕРРОРИСТИЧЕСКИМ АКТОМ (ТА) у всех респондентов является «СТРАХ», что свидетельствует о стрессогенном воздействии информационных сообщений о терактах на психику человека.

Согласно первой гипотезе нашего исследования в зависимости от близости проживания к местам произошедших терактов содержание представлений о террористическом акте у населения различно. Для проверки этой гипотезы был проведен анализ наиболее часто используемых слов для определения ТА в каждой из трех региональных групп.

Анализ данных, полученных на московской выборке (n = 290), показал, что в подавляющем большинстве респонденты ассоциируют теракт со «СТРАХОМ» (р=0.000). Другие слова, ассоциированные с ТА, использовались менее половиной выборки московских респондентов: «ВЗРЫВ», «БЕДА», «БОЛЬ», «КРОВЬ», «СЛЕЗЫ», «ЖЕРТВЫ», «ПАНИКА», «УБИЙСТВО», «АГРЕССИЯ», «МУЧЕНИЯ», «РАЗРУШЕНИЯ» и «НАСИЛИЕ» (р=0.000). Использование слова «СМЕРТЬ» в данной региональной группе является случайным (р = 0.38).

Для испытуемых Чеченской Республики статистически значимыми словами, связанными с ТА, являются «УБИЙСТВО» (р = 0.001) и «СМЕРТЬ» (р = 0.001). Менее половины выборки респондентов для ассоциирования с ТА использовали слова: «СТРАХ», «ЗАХВАТ ЗАЛОЖНИКОВ», «ГОРЕ», «ЖЕРТВЫ», «НАСИЛИЕ», «ВЗРЫВ», «ВРЕД» (р=0.000). Избегание использования данных слов может рассматриваться как механизм психологической защиты – отрицание, проявляющийся в том, что стрессовые события (ТА), содержащие в себе угрозу, в том числе и для мирных жителей, отрицаются и не воспринимаются ими.

В группе респондентов Забайкалья не было выявлено ассоциативных слов, которые объедини ли бы всех людей. Это сопряжено с тем, что ТА никогда не являлся элементом их жизни, поэтому оценить и пережить значимость данного события не представляется для них возможным.

Таким образом, в группах Москвы и ЧР были обнаружены значимые ассоциации и они различались между собой. Было проведено сравнение представленности ассоциаций «СТРАХ», «УБИЙСТВО», «СМЕРТЬ» в этих группах. Забайкальская группа не сравнивалась с московской и группой ЧР, т.е. внутри неё не выделено значимых ассоциаций.

Полученные в нашем исследовании различия составляющих представлений о ТА у респондентов Москвы, ЧР и Забайкалья позволяют предположить, что информационные сообщения о терактах неоднозначно воздействуют на население различных регионов РФ.

При сравнении содержания представлений о ТА в разных возрастных группах Москвы получены данные о том, что в подавляющем большинстве девушки студенческого возраста ассоциируют теракт со «СТРАХОМ» ( = 13,22; р = 0.000). Такая же закономерность использования в определении ТА «Страха» ( = 39,56; р = 0.000) выявлена в московской группе женщин среднего возраста (n = 71). Указание «СТРАХА» как ассоциативно связанного с ТА у женщин старшего возраста(n = 43) случайно ( = 0,44; p = 0.51).

Другие слова, ассоциированные с терактом у женщин Москвы разных возрастных групп, используются менее половиной выборки респондентов: «НАСИЛИЕ», «ЗЛО», «МУЧЕНИЯ», «АГРЕССИЯ», «Паника», «УБИЙСТВО», «РАЗРУШЕНИЯ», «ЖЕРТВЫ», «слезы», «кровь», «МЕСТЬ», «ВЗРЫВ».

Мужчины разных возрастных периодов отличаются по использованию слова «СТРАХ» в определении ТА: у мужчин среднего возраста (n = 24) наблюдается преобладание данной ассоциации ( = 6,76; р=0,009), а использование «СТРАХА» респондентами юношеской группы (n=39) ( = 0,000; р = 1) и группы старшего возраста (n=19) ( = 0,22; р = 0,637) случайно.

Третья эмпирическая задача нашего исследования состояла в определении наличия сопряженности переживания террористической угрозы с социально-демографическими характеристиками (такими как пол и возраст) характеристиками респондентов.

Получены данные об отсутствии связи переживания террористической угрозы с возрастом (rs = 0.03; р = 0.5). Мужчины не отличаются от женщин по оценкам общего балла ОПТУ.

Таким образом, изучаемая переменная – переживание угрозы теракта не варьируется в зависимости от социально-демографических характеристик (пол, возраст).

В соответствии с нашей третьей гипотезой мы предполагали, что показатель нейротизма сопряжен с интенсивностью переживания террористической угрозы. Исходя из результатов анализа корреляционной связи между показателем ОПТУ и шкалой нейротизма (rs = 0.31, р = 0.000) на всей выборке, независимо от региона проживания, было решено провести однофакторный дисперсионный анализ ANOVA. Результаты подтверждают гипотезу: выраженность нейротизма статистически достоверно влияет на выраженность переживания угрозы.

При проверке соотношения совместного вклада экстраверсии/интроверсии и нейротизма в выраженность переживания террористической угрозы показано, что только нейротизм вносит вклад в выраженность переживания террористической угрозы, т.к. лица с высоким нейротизмом отличаются от респондентов с низкими значениями нейротизма по показателю ОПТУ.

Для проверки гипотезы о психотравмирующем воздействии террористической угрозы был проведен корреляционный анализ между показателем интенсивности признаков ПТС (измеряемый по MS), психопатологической симптоматикой (измеряемой по шкалам SCL-90-R) и показателем ОПТУ (рис.2) на всей выборке (n = 494). Использовался коэффициент корреляции Спирмена (rs).

Рисунок 2.

Корреляционная плеяда общего балла ОПТУ с общим баллом по MS и шкалами SCL-90-R

Примечание. * р<0.05 ; ** p <0.01; ***p<0.001.

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»